ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владимир Михальчук и Владимир Поляков [под общим псевдонимом Влад Стрикс]

Бег по лезвию клинка

Часть 1. Игра со смертью

«Если ты хочешь создать из человека демона, то покажи ему ад, причем в той реальности, где ему выпало жить».

Пролог

Он бежал, не разбирая дороги. Сплошная пелена дождя, далекие прорехи молний в нахмуренном черно-сиреневом небе. Перед глазами мелькали влажные деревья. Наполовину пропитанный влагой бетонный забор. Грязные россыпи камней и бесформенные груды мусора. Болотистая тропинка, еще несколько минут назад петляющая под ногами, потерялась где-то за спиной. Разбитые подошвы когда-то модных ботинок шаркнули по тонкому льду. Начались глубокие лужи, пронзенные редкими пиками арматуры.

Дождь стучал по затылку, холодными пальцами забирался за шиворот. Фуражка превратилась в тяжелую тряпку: уже не согревала, противно стискивала голову. С одеждой творилось что-то еще похуже. Штанины промокли насквозь, делали его неповоротливым, утяжеляя движения. Мокрые рукава фланелевой куртки хлопали по запястьям. От озябших ладоней и скрюченных пальцев на ногах по телу пробегал холодок. Невыносимый леденящий паралич скользил от конечностей, казалось, просто к позвоночнику. Несмотря на теплую одежду, все тело содрогалось, не то от горячки, не то от переохлаждения.

Он бежал, тяжело выдыхая последние остатки воздуха. Трудно, тяжело, невыносимо… В ушах барабанит бешенное сердце. Виски пульсируют в такт каждому движению ноги. Еще немного! Спасение уже недалеко — осталось…

Не останавливаясь, человек вскинул левую руку и мельком взглянул на маленький экранчик таймера. Взгляд никак не фокусировался. Поднявшееся давление окрасило мир в алые тона, но зеленые цифры таки удалось разглядеть.

«02:14», «02:13».

Две минуты! Осталось так мало до спасения. Трое суток, почти тридцать шесть часов бешеной пляски слились в один миг. Раньше они казались вечностью, а теперь — мгновение.

— Мгновение! — закричал мужчина, раздирая ворот фланелевой куртки.

Длительный бег изнурил настолько, что сил хватило лишь на короткий вскрик. Он даже забыл, что за спиной — Гончие. Казалось, обычные люди с оружием в руках. Но нет — звери. Проклятые нелюди, цель которых — убить его, жертву, избранную Игрой.

Позади осталось трое суток бесконечного бегства. Побега от государства и цивилизации, побега от смерти. Невероятно, но ему все же удалось уйти от погони, обойти ловушки. Многие беглецы сдались, некоторых подкосили пулями еще в первые часы Игры. А он — счастливчик. Ему удалось…

Железные ворота внезапно выросли из пелены дождя. Зеленая створка оказалась приоткрытой. Какой-то завод или старая база? Покосившаяся будка охранника давно опустела и взирала на человека разбитыми стеклами. Здесь никого нет — отлично. Самое то, чтобы переждать оставшиеся две минуты. А потом он выйдет, содрав с головы промокшую фуражку. Подбросит ее вверх, заревет во все горло. Игра не убила его! Он выжил вопреки всем законам и правилам. Не склонился перед гибелью, смог доказать, что он — человек. Настоящий гражданин, заслуживший право на жизнь.

Где-то за спиной тихо заревел мотор. Сначала слабо, едва улавливался слухом. Но машина подъезжала все ближе. Грохот армейского джипа подстрекнул человека. Мужчина в последнем рывке низко склонил голову и бросился в распахнутую пасть ворот. Перелетел через невысокую груду ломанного бетона, покатился по растрескавшемуся асфальту. Уткнулся лицом в горстку холодного щебня, расцарапал лицо. Кровь заструилась по небритой щеке, капнула с подбородка. Но он не издал ни звука.

Заскрипели тормоза, мотор заглох где-то рядом с воротами. Звуки шагов, несколько раз хлопнуло металлом: закрывали дверцы. Беззвучие, только шелест воды и перестук дождя по прохудившейся крыше какого-то здания.

— Видел его?

Грубый голос одного из Гончих заставил его вжать голову в плечи. Сколько же осталось?

— Вроде заскочил в ворота. Но я могу ошибаться, мало ли что почудится под дождем, — высокий тембр, почти женский.

— Да, удачливый экземпляр попался. Даже ни одной маслины не поймал.

— У него там времени мало осталось. Может и пронести…

— На моей памяти еще никого не проносило.

— Да уж.

— Откройте ворота, пусть шофер заедет на территорию.

По асфальту загрохотало железо, поскрипели древние петли. Снова взревел мотор, шум усилился.

— Спорим, я этого кабанчика первым насажу на вертел? И нашпигую маслинами, — свист длинного клинка.

Смех нескольких человек. Уверенный, сытый гогот, напоминающий лай. Так гавкают довольные псы, настигнувшие добычу.

Осталось… Сколько же осталось времени?

«00:04», «00:03».

Таймер пронзительно запищал и блеснул дисплеем.

— Все, — выдохнул беглец, удовлетворенно наблюдая, как зеленые змейки, до этого времени отмечающие количество шагов к смерти, образуют четыре ноля.

Он закряхтел и поднялся, отряхнул колени. Снял промокшую куртку, швырнул ее на асфальт и удовлетворенно, от всей души, потоптался по скомканной фланели.

— Я выиграл! — сообщил он, бесстрашно взирая на Гончих. Губы невольно расплылись в улыбке. Он победил!

Четыре фигуры стояли в открытых настежь воротах.

— Выиграл, твари! Слышите? Вы! Иг! Рал! — по слогах прокричал беглец. — Я…

Пуля пробила грудь точно в месте, где пульсировало сердце. Свинец раздробил ребро, прошел сквозь мягкую плоть, вышел из спины и унесся куда-то вдаль.

— Хороший выстрел, Марио.

Беглец почувствовал как рот наливается горечью. На языке отчетливо разлился соленый вкус. Несколько мгновений постояв, человек тяжело опустился на колени.

Кто-то подошел, на ходу раскрывая целлофановый пакет.

— Руби голову, — донеслось со стороны ворот, — и едем отдыхать. Премию мы заслужили.

— Но как же, — мертвеющими губами спросил беглец. — Как же так? Ведь я же выиграл… Игра закончилась…

Довольный, сытый гогот, напоминающий лай.

Жертва завалилась набок и упала в лужу.

— Штаны промочил! — сплюнул кто-то из Гончих и беглеца пнули под ребра.

— Выиграл… Игра закончилась…

— Игра никогда не кончается.

Глава 1

Жизнь — очень странная штука, особенно если смотреть на нее со стороны. И неважно, что эта жизнь — твоя собственная. Непринципиально, как ни крути и как не пытайся понять смысл, причины того, что происходит с тобой. Нет, понять надо, тут я не спорю. Но понимание не всегда помогает избавиться от неприятных последствий, которые происходят даже в самой предсказуемой реальности.

Страх… Он подкрадывается к людям неслышно и незаметно. Для него нет времени, нет границ и преград. Есть лишь та цель, к которой он стремится. Что за цель? Вытравить из человеческого рассудка все мысли, спалить дотла самообладание, логику, умение анализировать и рассуждать. Оставить за собой лишь ужас, панику. Превратить бывшего человека в трясущееся желе, аморфный бурдюк из мяса, костей и крови.

Смерть… Безразличная стерва без определенного пола и без каких-либо целей. Она и жизни забирает скорее по привычке, ничуть не нуждаясь в этом. Но ее не стоит винить. Смерть просто выполняет работу не самого лучшего сорта.

Азарт и адреналин кипят в крови безумным варевом. Преломляют окружающую реальность до неузнаваемости, расцвечивают иными, доселе невидимыми оттенками. Ты не всегда будешь рад, испробовав этот коктейль: бурлящее в твоих жилах пламя, которое уже не погасить. Оно может спалить тебя дотла за считанные секунды. А может стать неотъемлемой частью, элементом твоей личности.

Ну а если все это соединить в единое целое: страх, смерть, азарт и адреналин. Взять и спрессовать со времени, пространстве. Сконцентрировать весь шквал чувств, эмоций, восприятия. Тогда час как вечность и вечность как миг. Миг и бесконечность, имя которым Игра, бег по лезвию клинка, что протянулось над бездонной пропастью. Заглянуть вниз? Закружится голова и последует падение или же там можно увидеть ответ на тот вопрос, который возникает, когда люди рискуют бросить взгляд в Бездну. Все в наших руках, абсолютно все! Вот только многие ли смогут удержать ярость пламени или преодолеть ледяной панцирь, что окутывает тех, кто рискнул стать участником Игры?

Игра… Она начинается не тогда, когда мы хотим, а тогда, когда ехидная судьба бросает нам в лицо карты и злобно шипит: «Играйте, сучьи дети, карты розданы!»

1
{"b":"224686","o":1}