ЛитМир - Электронная Библиотека

- Доброй ночи, Тисса. Надеюсь, печальных вестей нет? - воин слабо, одним уголком губ, улыбнулся, затем сделал приглашающий жест.

- Доброй ночи, Повелитель, - склонила голову Тисса и ответила на улыбку. - В лагере всё спокойно, дурных вестей нет. Раненые идут на поправку.

Мужчина кивнул и вновь перевёл взгляд на ребёнка.

- Как твоё имя, дитя?

Девочка от этого вопроса сжалась в комочек и спряталась за юбку новой подруги. Та обняла её плечики и ответила:

- Сир, она сказала, что не знает своего имени. Мать и окружающие обращались к ней ласковым прозвищем, а когда мать умерла, с ней уже никто не говорил.

Знахарка нежно обнимала несчастного ребёнка, думая про себя, что древняя традиция скрывать имя ребёнка от всех и вся жива ещё в глухих людских селениях, несмотря на весь прогресс. Суеверия…

- А где живут твои родные? Сейчас у нас есть возможность отправить с тобой сопровождающего. Будет нехорошо, если ты отправишься куда-либо одна.

- Мои родные живут далеко, в Белых Холмах, в настоящем замке, - ответила малютка, немного подумав.

-В Белых Холмах… - эхом повторил он, касаясь остриём пера одноимённого места на карте. - Это не так далеко, как ты думаешь. Можно доехать за два дня. Я отправлю с тобой Тиссу и одного офицера. Они проводят тебя и вернутся в лагерь.

- Спасибо, - скромно отозвалась девочка и украдкой зевнула.

- Тисса, уже очень поздно, отведи нашу гостью спать.

Женщина услужливо кивнула, поднимая на руки малышку. Та сонно обняла свою няню и пробормотала:

- Спокойного сна, господин.

Эль-Ризар невольно поймал себя на мысли, что спокойного сна у него уже давно не было…

Уложив ребёнка спать, Тисса вернулась в шатёр Эль-Ризара, заодно прихватив с собой ужин для Повелителя.

- Ваше Величество, Вам нельзя так много работать, - тихо, но с твёрдым убеждением в голосе, заметила знахарка, поставив поднос прямо на карты, схемы и письма.

- Ну, что ты делаешь? - недовольно, но устало зароптал Его Величество. - Я нажалуюсь твоему мужу.

- Да, и он в наказание залечит меня до смерти! - иронично парировала женщина.

- То, что ты жена моего друга, не даёт тебе права так со мной говорить, - арши погрозил ей пишущим пером. - Как он?

- Веллерис ещё работает: латает того офицера, что мы освободили из плена вчера. Иногда мне кажется, что их двое. Он работает в две смены и никогда не устаёт, - Тисса говорила с улыбкой, но глаза оставались грустными. Затем, тяжело вздохнув, она прошептала: - Но я всё же чувствую, как ему тяжело.

- Тисса, я всё понимаю… Но необходимо ещё немного подождать, скоро война закончится, мы вернёмся в Шанакарт. Человеческие государства уже начинают сдавать позиции, пройдёт несколько месяцев, и они будут готовы подписать Соглашение о мире, - Эль-Ризар, наконец, приступил к трапезе. - Но ты хотела поговорить о чём-то другом?

- Да. От Вас ничего не скроешь. Я пришла посоветоваться. Нашей гостье, девочке, нужно дать имя. Я думаю, что раз Вы спасли ей жизнь, то будет правильно, если Вы дадите ей его. Как крёстный отец.

- Это сложно. Я уже давно не силён в таких простых мелочах. Примерно со дня рождения Шейлирриана, - арши усмехнулся, припомнив тот день. - Прошло столько лет… Мой сын давно наследный Принц, а я до сих пор с ужасом вспоминаю, как перерыл весь архив в поисках подходящего имени.

- Да, Шейлирриан оправдал своё имя, это сразу видно, - Тисса улыбнулась. - И ещё видно, как сильно Вы любите его и гордитесь им. Быть может, Вы назовёте девочку в его честь?

- И как ты себе это представляешь? - развеселился арши.

- Пока не знаю… Хотя… В упрощённой и девичьей версии, это имя может звучать, как… Шейларра!

- Неплохо. Но она всё же человек. Пусть будет Шелара.

- Ваше Величество, это то, что нужно! Вы всё ещё сильны в простых мелочах! - Тисса счастливо улыбнулась и встала с подушек. - С Вашего позволения…

Эль-Ризар кивнул, отпуская её, но когда женщина была уже у выхода, окликнул её.

- Тисса, постой! По старой традиции, давший имя ребёнку, принимает его в свой Дом… - арши поднялся и подошёл к ней. - Передай ей это, когда привезёшь к Белым Холмам.

С этими словами он отколол от ворота брошь с фамильным гербом и вложил в ладонь Тиссы.

Глава 1

Семейные ценности.

Если вы сообщили кому-то, что оставляете ему наследство, то, как честный человек, вы должны немедленно умереть. Самюэл Батлер.

Шелара несмело приоткрыла дверь и вошла в сумрачное, прохладное помещение ломбарда. Над головой тренькнул колокольчик, нарушая почти библиотечный покой, обосновавшийся в этих стенах. Пока закрывалась дверь, взгляд неосознанно скользнул по убранству. И не остался разочарованным.

Всё здесь дышало стариной, респектабельностью и чужими тайнами. На полу, на стенах, на роскошных столиках с гнутыми ножками было расставлено и разложено несчётное количество самых разных вещей. Табакерки, шкатулки, подсвечники, пресс-папье, кинжалы, сабля… А возле окна стоял целый диван, чуть обшарпанный, но величественный, из тёмной мягкой кожи, и Шелара даже на секунду задумалась – это мебель или товар? Но больше всего места здесь занимали большие покатые витрины с ювелирными изысками, временами переходящими в ювелирные извращения. Вереницы колец, серёг, браслетов и прочих украшений на любую из частей тела и одежды. Они призывно блестели металлом и переливались каменьями, без слов упрашивая их разглядеть ближе. Девушка готова была поставить последний золотой, что в этих стеклянных гробах, затянутых капризным алым бархатом, хранится немало вещиц с тёмным прошлым. Что ж, одной больше, одной меньше…

Приняв окончательное решение, она уже смелее шагнула вперёд, спускаясь с широкой ступени на пол.

- Добрый день… леди, - полувопросительно поприветствовала Шелару тоненькая девушка, только что, как видение в белом переднике, выплывшая из-за витрины.

- Добрый, - согласилась Шелара, не спеша обозначать, насколько она «леди». За последние месяцы она привыкла жить инкогнито, обнаружив, что это бывает весьма удобно. – Я хотела бы переговорить с оценщиком.

Девица услужливо кивнула, но предупредила, что оценщик занят и освободится только через полчаса, и что лучше всего его будет дождаться здесь, на диване. «Значит, не товар», - усмехнулась про себя Шелара, подходя к кожаному монстру, её шаги мягко скрадывал тяжёлый густой ковёр с коротким ворсом. Пообещав принести свежего чаю, видение в переднике исчезло в служебных дверях. Шелара поудобнее устроилась в углу дивана и принялась скучать, глядя через окно на оживлённую солнечную улицу мрачного столичного города. Мимо прогрохотала по мостовой карета, увитая свадебными лентами, из неё на миг показалось заплаканное личико брюнетки в белом и обречённо скрылось снова в недрах несчастливого брака. Шелара с содроганием подумала, что, если бы не причуды любимого дядюшки, то подобная участь уже постигла бы её саму. Зацепившись, как репей, за эту мысль, память услужливо вернулась в оставленное за спиной прошлое.

Тихая майская ночь пропитала воздух над землями лорда Карриана терпкими и сладкими ароматами трав и цветов. Луна серебряной монетой, подброшенной неведомым великаном, зависла над замком, освещая окрестности и грозя упасть прямо на черепичную крышу. Где-то в травах и кустарниках стрекотали жучки, шуршали неведомые маленькие звери, шёл своим ходом быт ночных обитателей Алессано. Люди уже спали, ничто не нарушало покой.

Шелара по-кошачьи потянулась всем телом и села. Красно-коричневая черепица была жёсткой и ребристой, лежать на ней, впрочем, как и сидеть, было то ещё удовольствие, но вид, открывавшийся взору, и чувство близости неба того стоили. Девушка откинула прядь волос, упавшую на лицо и защекотавшую щеку, вдохнула поглубже запах цветущих яблонь, который донёс ленивый ветерок из садов лорда, и сделала глоток обжигающей жидкости из бутылки зелёного стекла.

2
{"b":"224962","o":1}