ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- И вы думаете, что его применят?

- Уверена.

- А зачем? Меня будут проверять не для того, чтобы найти замаскированного сламиста псевдо-Лайка - это уже было! - а чтобы узнать, годится ли Лайк - настоящий, конечно! - для сверхсекретной работы.

Она усмехнулась:

- Они и будут проверять настоящего Лайка - так всегда поступают с кандидатами на секретную работу, - а вы или в бессознательном состоянии, или во сне расскажете всю правду, тщательно упрятанную в мозговых клетках.

- Значит, провал?

Она ответила не сразу:

- Если бы вы с Линнет не обратились ко мне, я сказала бы: да, провал. Почти неминуемый. Но и против глизола есть средство. Назовем его… Впрочем, зачем вам это? Не надо перегружать вашу память. Вам нужно действие, а не название. Линнет, приготовь шприц, а я возьму ампулу.

Укол. Почти безболезненный и точный: вену она нашла сразу и безошибочно.

- Ну как? - спросила Эллен.

Я пожал плечами:

- Никак. Ничего не чувствую. Может, не подействовало?

- Нет, - сказала она опять без улыбки. - Миллионы крохотных стражей входят сейчас к вам в мозг и занимают оборонительные позиции. Ни один реагент глизола даже близко не подойдет, а почки и потовые железы выбросят его - обезвреженного. Но не показывайте виду, что вы вооружены. На ввод глизола ответьте псевдопотерей сознания и работой воображения - как вам будет выгодно.

Я низко поклонился и поцеловал ее сухую узкую руку. Еще один союзник в осином гнезде врага.

Глава 18,

в которой Лайк проходит первое испытание у «Тени»

Утром я встал поздно и с головной болью: сказались все-таки остаточные явления вчерашнего препарата. Половина одиннадцатого. Джин, вероятно, уже прибыл и отсыпается в своих апартаментах. Звонок по видео подтвердил предположение. Хриплый голос машины сообщил в ответ, что господин Факетти спит и просил не беспокоить его до трех часов дня. Но завтракать одному мне не пришлось. Пока я орудовал кнопками, выбирая холодные блюда - горячих моя система «для прислуги» не подавала, - появилась Жаклин. Свежая, завитая и косметически выхоленная, как на официальный прием.

- Когда это вы успели? - удивился я.

- Я мало сплю, Чабби. Привыкла. А почему вы отказались от предложенных вам апартаментов?

- Привык, Жаклин, - ответил я тем же тоном, - к тесноте привык, увы.

- Не кривите душой. Я ведь знаю, чем отличаются помещения для гостей от комнат для прислуги. Впрочем, это меня не касается. Закажите коктейль, пока завтракаете, - мне достаточно.

- Визиты вежливости не в ваших привычках, Жаклин. Я вам нужен. Зачем?

- Сначала новость: Джин назначен генеральным директором рудников СВК.

- Понятно. Но эту новость я мог бы узнать и позже.

- А мне нужно, чтобы вы узнали ее раньше. Ведь вы будете работать с Факетти, - вероятно, будете работать с Факетти, - повторила она, подчеркнув «вероятно».

- Согласен на «вероятно». Имею право подумать и отказаться. Но вы-то при чем?

- Чтобы сообщить вам, что вы, по-видимому, не сможете подумать и отказаться. И не надейтесь на Факетти, Чабби. Вами заинтересовался Уоррен.

Я обозлился:

- Ясно: значит, из аппарата Тейлора в ведомство Уоррена?

- Увы, Чабби, я уже давно не в аппарате Тейлора. С его подчинением Биглю отпала необходимость не только во мне. У Бигля свой аппарат и своя агентура. Но дело не в том: при чем здесь моя работа? Как-то Уоррен попросил Тейлора подыскать ему подходящие кандидатуры летчиков-космонавтов для специальной работы. Вы подходили по многим данным: холост, бездетен, не стар и с отличной профессиональной характеристикой. Учитывалась и ваша дружба с Факетти. Итак, уже ваша экскурсионная поездка на Вторую явилась поводом для знакомства с Уорреном. Теперь от повода для знакомства можно перейти к самому знакомству. Словом, Уоррен ждет вас сегодня к часу, и моя миссия на этом кончается.

На свидание я не спешил. Времени было достаточно - я мог присмотреться к городу, к его витринам и вывескам, уличным кафе и бистро. СВК - два не походил ни на один город Системы. Не только из-за отсутствия экипажей и светофоров, бульваров и памятников и не только из-за пирамидальной формы общей архитектурной конструкции. И не эскалаторная суетня была главным отличием СВК - два от его коллег на Планете. Нет, таким отличием был искусственный климат под куполом, вечное лето, не жаркое и не слишком прохладное, а ласково-теплое. Воздух прозрачный и чистый, напоенный озоном, совсем как в лесу после грозы, не задымленный и не провонявший обычными миазмами города, воспринимался как курортная благодать после наших очагов дыма и копоти. Растительности, однако, было мало: не хватало места для парков, да и почвенный грунт надо было ввозить с Планеты, и улицы здесь украшались кустарником и цветами, а не деревьями, требующими простора для своих корневых систем. На местной же почве не росли наши обычные деревья, а редкие местные погибали в искусственной атмосфере.

Двадцатиэтажное административное здание возвышалось в центре пирамидальной конструкции города, окруженное плотным кольцом кустов, на которых уже алели длинные сочные ягоды. В двух местах дом, как и многие другие здания, пересекали этажи-сады с короткоствольными фруктовыми деревьями, третий сад с бассейном и солярием находился на плоской крыше, куда мне и надлежало прибыть. Здесь, с часу до двух, принимал Кристофер Уоррен, управляющий делами концерна «Шахты Факетти», а фактически некоронованный король СВК на этой планете.

Уоррена я нашел сразу в саду, куда выбросила меня клетка лифта, в ухоженном и цветущем саду в каких-нибудь тридцати - сорока метрах от искрящегося на солнце купола. Он полулежал в соломенном кресле перед столом с напитками, удовлетворившими бы любого томимого жаждой.

Я подошел ближе, вытянулся и спросил, не «снимая» улыбки, - должно быть, она получилась у меня независимой и нахальной.

- Господин Уоррен?

Не поднимаясь, Уоррен ногой подвинул ко мне такое же кресло.

- Садитесь, Лайк, и угощайтесь без церемоний. Вы в гостях.

Я сел и без церемоний принялся рассматривать собеседника, благо посмотреть было на что. «Тень» отнюдь не был серой тенью, бесшумной и незаметной. Двухметровый гигант с соответственной шириной плеч и внушительной игрой мускулов, заметной даже под облегающей торс серебристой рубашкой, и совершенно бритой головой, неуместно голой в наши дни, когда искусственное взращение волос стало доступным каждому лысому. Большое, без единой морщинки лицо скрывало возраст - я бы не рискнул дать ему больше сорока, учитывая, что до сорока сейчас лысеют сравнительно редко.

- А вы не из разговорчивых, - сказал он после паузы - тоже меня рассматривал.

- Жду. - Я дернул плечом. - Спрашивать, зачем я вам нужен, бессмысленно. Я это знаю.

- Отлично. Люблю здоровый лаконизм, когда он не тормозит разговора. Мне нужен космический летчик для доставки специальных грузов на Планету. Хороший профессионал, знающий свое дело и не страдающий любопытством к тому, что не входит в его компетенцию.

- Иначе говоря, не задающий вопросов: каких грузов, с какой целью и кому адресованных. Понял вас.

- Тем лучше. Оплата, втрое превышающая вашу оплату на государственных рейсах и вдесятеро ваши отпускные. После полета и возвращения - двухнедельный оплачиваемый отдых. Королевские условия.

- Допустим, что я согласен, - сказал я. - К чему же мы приходим?

- К проверке, дружок, к проверке. И должен сказать, что кандидаты на секретную службу проверяются у нас особенно строго.

- Меня уже проверяли, - отмахнулся я.

- Знаю, - сказал он и поднялся во весь свой двухметровый рост, - то были цветочки, а теперь вы полакомитесь ягодками.

Все стало ясно: я был нужен Уоррену как бывший космический летчик Лайк, а бывший космический летчик Лайк требовался как зеркало, перед коим собирались поставить меня. Здесь мне могло очень не повезти, если моя легенда не будет в чем-то соответствовать образу, извлеченному из бездонных архивов службы безопасности.

23
{"b":"226616","o":1}