ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Для тебя я подготовил особое наказание», – медленно сказал Рексиус, расплываясь в зловещей улыбке.

Саманта услышала, как раскрылись створчатые двери, и обернулась.

Кровь застыла в её жилах.

Она увидела Сэма, закованного в цепи по рукам и ногам и ведомого двумя вампирами.

Они нашли его.

Во рту у Сэма был кляп, и как бы он ни старался от него избавиться и закричать, у него ничего не получалось. Глаза его округлились от шока и ужаса. Стража остановилась чуть поодаль: цепи Сэма звенели, его держали очень крепко и заставляли наблюдать за происходящим.

«Судя по всему, ты не только упустила Меч, но также влюбилась в человека, нарушая все правила нашей расы, – сказал Рексиус. – Твоё наказание, Саманта, будет заключаться в наблюдении за тем, как страдает тот, кого ты любишь. Насколько я могу судить, больше всех тебе дорога не твоя собственная жизнь, а этот мальчик – жалкий, маленький человеческий мальчишка. Отлично, – закончил Рексиус, наклоняясь ближе и улыбаясь, – тогда именно так мы тебя и накажем. Из-за тебя мальчику придётся пережить невыносимую боль».

Сердце Саманты готово было вырваться из груди. Подобного поворота она не ожидала, но и не могла допустить, чтобы с Сэмом что-либо случилось.

Она ринулась в атаку, набросившись на охранников Сэма. Одного она так сильно толкнула в грудь, что он отлетел назад на несколько метров.

Не успела она напасть на второго, как её скрутили несколько подоспевших вампиров. Они схватили её за руки и прижали к земле. Саманта старалась как могла, но вырваться у неё не получалось – её держало несколько вампиров, таких же сильных, как и она сама.

Она беспомощно смотрела, как другие вампиры тащят Сэма в центр зала. Они поставили его на том самом месте, где всегда происходили суровые наказания йодноватой кислотой. Для вампира подобное наказание было чрезвычайно болезненным и оставляло ужасные шрамы на всю жизнь. Боль, которую эта кислота причиняла человеку, просто невозможно описать. Она значила неминуемую смерть в жутких муках. Вампиры вели Сэма на казнь и заставляли её смотреть.

Рексиус довольно ухмыльнулся, когда Сэма приковали цепями к полу. По кивку верховного лидера один из вампиров сорвал ленту со рта Сэма.

Сэм испуганными глазами искал Саманту.

«Саманта! – закричал он. – Пожалуйста! Спаси меня!»

Как она ни старалась сдержаться, но слёзы брызнули у неё из глаз. Она не могла ничем, совершенно ничем ему помочь.

Шестеро вампиров направились к огромному железному котлу, содержимое которого громко шипело и булькало. Они наклонили его и водрузили на вершину лестницы. Котёл находился прямо над головой Сэма.

Сэм поднял глаза вверх.

Последнее, что он увидел, была булькающая и шипящая жидкость, выливающаяся из котла прямо ему на лицо.

Глава четвёртая

Кейтлин бежала. Цветы доходили ей до груди, и на бегу она прокладывала себе путь прямо через луг. Алое, как кровь, солнце висело большим яблоком на горизонте.

Обратившись спиной к солнцу, стоял её отец. Кейтлин видела только его силуэт. Она не могла рассмотреть его лица, но знала точно, что это был он.

Кейтлин бежала, не останавливаясь, страстно желая наконец-то его увидеть и обнять, но солнце садилось слишком быстро, уже через несколько секунд совсем скрывшись за горизонтом.

Кейтлин бежала по лугу в полной темноте. Отец продолжал ждать её. Она чувствовала, что он бы хотел, чтобы она бежала быстрее, ведь ему тоже хотелось её поскорее увидеть и обнять. Как она ни старалась, ноги не могли нести её быстрее, а отец всё больше и больше от неё отдалялся.

Пока Кейтлин бежала, на горизонте взошла луна – огромная алая луна, заслонившая собой всё небо. Луна была настолько близко, что Кейтлин могла отчётливо видеть все выемки и кратеры на её поверхности. Луна была как на ладони. Её отец был лишь силуэтом на её фоне, и пока Кейтлин бежала, ей казалось, что она бежит навстречу самому ночному светилу.

Добраться до отца не получалось, ноги совершенно перестали двигаться. Кейтлин посмотрела вниз и увидела, что цветы превратились в виноградную лозу и обвили её ноги. Стебли были настолько твёрдыми и толстыми, что совсем лишили её возможности передвигаться.

Кейтлин увидела, как к ней через луг медленно подкрадывается огромная змея. Кейтлин постаралась избавиться от своих пут, но это у неё не получалось. Всё, что ей оставалось, это стоять и смотреть, как приближается змея. Когда между ними было всего несколько метров, змея набросилась на Кейтлин, пытаясь вцепиться ей прямо в горло. Кейтлин развернулась, вскрикнула и почувствовала, как длинные змеиные клыки впились ей в горло. Боль была ужасной.

Вздрогнув, Кейтлин проснулась и села на кровати, тяжело дыша. Дотронувшись до горла, она провела пальцами по рубцующимся шрамами. На долю секунды Кейтлин потеряла связь с реальностью и, думая, что всё ещё находится во сне, нервно оглядела комнату в поисках змеи. В комнате было пусто.

Кейтлин потёрла горло. Рана болела, но не так сильно, как во сне. Кейтлин сделала глубокий вдох.

В холодном поту и с бешено бьющимся сердцем, она провела рукой по лицу и почувствовала влагу прилипших к вискам мокрых волос. Когда в последний раз она принимала ванну? А когда мыла волосы в последний раз? Она не помнила. Как долго она пролежала здесь? И где, собственно, она находилась?

Кейтлин внимательно оглядела комнату. Она откуда-то знала это место, может быть, видела его во сне, а, может быть, просто просыпалась и раньше. В каменной комнате было одно большое окно в виде арки, через которое были хорошо видны ночное небо и огромная полная луна, свет от которой проникал внутрь.

Кейтлин села на краешек кровати и задумчиво потёрла лоб, пытаясь хоть что-нибудь вспомнить. Стоило ей сесть, как её тут же пронзила жуткая боль в боку. Дотронувшись рукой до больного места, Кейтлин провела пальцами по затянувшейся ране, изо всех силясь вспомнить, откуда она взялась. На неё, что, кто-то напал?

Кейтлин упорно старалась вспомнить прошлые события, и постепенно память к ней вернулась. Бостон. «Тропа свободы». Королевская часовня. Меч. А потом… удар и…

Калеб. Он наклонился над ней… Кейтлин, чувствуя, что мир ускользает из-под ног, попросила, умоляла его обратить её…

Она вновь подняла руку и дотронулась до двух точек на шее, поняв, что Калеб внял её мольбам.

Это всё объясняло. Кейтлин встала на ноги, всё ещё в шоке от осознания произошедшего. Она обращена. И здесь она находится, чтобы восстановиться; а Калеб, скорее всего, приглядывает за ней. Она пошевелила руками и ногами, повернула голову влево и вправо, размяла плечи…

Кейтлин чувствовала себя по-другому, с этим нельзя было спорить. Она стала другой. Она чувствовала невероятную силу. Ей хотелось бегать, прыгать, разбивать стены и взмывать в воздух. А ещё Кейтлин почувствовала какие-то новообразования на спине, ниже лопаток. Их почти не было видно, но Кейтлин их чувствовала. Она понимала, что если ей захочется взлететь, они ей в этом помогут.

Вновь обретённая сила буквально опьяняла её. Кейтлин сгорала от нетерпения испытать новые способности. Она так долго пробыла взаперти – сколько времени прошло, Кейтлин не знала – что ей хотелось скорее окунуться в новую жизнь. У неё появилось ещё одно новое чувство – безрассудство, полное отсутствие страха смерти. Ей казалось, что она могла совершать какие угодно ошибки, ведь у неё впереди была целая вечность, чтобы их исправить. Она больше не боялась играть с огнём.

Обернувшись, Кейтлин посмотрела в окно, на ночное небо. Окно было в форме большой арки, и в нём не было стекла. Подобные окна можно увидеть в старинных средневековых монастырях.

Раньше бы Кейтлин-человек заколебалась, задумалась бы о своих действиях и, возможно, совсем бы передумала. Новая Кейтлин не знала сомнений. В ту же секунду, когда она только подумала о полёте, она разбежалась и направилась к окну.

4
{"b":"22855","o":1}