ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэссин был уверен, что Кенет пойдет в город так, как маги ходят, если торопятся: один шаг – и ты уже на месте. Но нет, путь до города Кенет преодолел пешком, как все обычные люди, хотя искушение сократить себе дорогу явно было очень велико.

После уплаты входной пошлины у Кенета и Кэссина осталось почти полсвязки монет – куда больше, чем на пресловутый пирожок. Кэссин и хотел купить чего-нибудь поесть им обоим, но Кенет только нетерпеливо отмахнулся в ответ на его предложение.

– После, – кратко ответил он и, помолчав, добавил: – Может, эти деньги нам еще и пригодятся.

Кэссин спорить не стал. В конце концов, Кенету виднее, нужны ли ему деньги для поиска таинственного незнакомца. Тем более что ищет его Кенет как-то уж очень странно. Сперва он решительным шагом направился на ближайший рынок, словно надеялся купить своего не знакомца в какой-нибудь зеленной или ветошной лавке на оставшиеся медяки. На рынке он, однако, задерживаться не стал, а пересек его все тем же быстрым шагом и вошел в гадальные ряды. Может, он хочет поручить поиск гадальщику? В таком случае он слишком уж придирчиво выбирает. Если по рынку Кенет промчался рысью, то вдоль гадальных рядов он полз, как больная черепаха, останавливаясь возле каждого гадальщика – пусть ненадолго, так ведь гадальщиков на рынке много.

Когда Кенет покинул гадальные ряды Главного рынка, солнце уже стояло в зените.

– Что, не нашлось подходящего гадальщика? – посочувствовал Кэссин.

– Не нашлось, – с отсутствующим видом произнес Кенет. – Слушай, у вас на других рынках гадальные ряды есть?

– Как не быть, – вздохнул Кэссин, предчувствуя долгий и утомительный поход по всем гадальным рядам всех рынков столицы.

Тем же манером – сперва бегом, потом ползком – они посетили Портовый и Новый рынок – безрезультатно. Несколько раз Кенет замирал возле очередного гадальщика надолго, и Кэссин собирался было вздохнуть с облегчением – но нет, неуемный маг разочарованно пожимал плечами и снова влек Кэссина в путь.

– Похоже, я не с того начал. – Кенет говорил, чуть задыхаясь – видно, полуденная жара и его доконала. – Мне не самый бойкий рынок нужен, а какой поплоше. Есть у вас такой?

– Есть, – устало ответил Кэссин. – Старый рынок, а попросту – Тошниловка. Там обрезки мяса продают по дешевке, овощи подгнившие, вчерашний хлеб… ну, в общем, заваль всякую. Тушки кроличьи, из тех кроликов, что мяукают.

– Пошли скорей, – бросил Кенет, не дослушав. – Где это?

Кэссин отвернулся, скорчил рожу – но послушно повел Кенета к обшарпанным воротам Старого рынка.

Действительно Тошниловка. От одного запаха заранее наизнанку выворачивает. И гадальные ряды рынку под стать: куда ни глянь – повсюду яркие надписи, аж в глазах рябит. «Непревзойденный гадальщик»… «Лучший мастер гадания»… «Мастер, постигший драконью премудрость»… шарлатаны, да и только. Кенет от самолучших гадальщиков нос воротил – неужто он польстится на такое барахло?

А Кенет шел медленно, очень медленно… и очень внимательно приглядывался к гадальщикам… нет, не к гадальщикам – к их рукам. Кэссин и сам невольно уставился на их руки – пропойно дрожащие, неловкие – или по-воровски проворные. Нет, уж здесь-то Кенет наверняка не найдет хорошего мастера своего дела! Хотя… вот эти руки как будто и ничего… с такими руками можно приискать себе местечко и получше, чем задворки Тошниловки.

Кэссин так пристально вглядывался в эти руки, что не сразу сообразил, как долго они с Кенетом стоят возле их обладателя. Ни в лицо гадальщика, ни на его потрепанную гадальную книгу Кенет даже не взглянул – только на руки.

– Милости просим, почтенный господин, – не подымая взгляда от гадальных бирок, произнес гадальщик. Все правильно: хороший мастер до начала гадания на клиента не смотрит. – Гадание заказывать будете?

– Буду, – ответил Кенет, снял со связки несколько монет и бросил их гадальщику. Тот поймал их на лету, по-прежнему не глядя на клиента. Кэссин ощутил, как напрягся Кенет… неужели он наконец-то нашел подходящего гадальщика?

– По знакам рождения или имени? – деловито осведомился гадальщик.

– Имени, – ответил Кенет, нагнулся и сам извлек из кучки гадальных бирок две со знаками своего имени. Те, кто не желает по разным причинам называть своего имени вслух, часто так поступают. Однако потом они отдают бирки гадальщику в руки, а Кенет этого не сделал. Одну он положил перед гадальщиком вертикально, а другую приставил к ней наискосок, будто отходящую от ствола ветвь.

– А вы разбираетесь, почтенный господин, – уважительно заметил гадальщик. – На что гадать будете – на свою судьбу или на общую с кем-то?

– Как обычно, – коротко ответил Кенет.

Гадальщик метнул цветные бирки, поднял упавшую ближе всего к Кенету и ссыпал в мешочек остальные.

– Красная, – возгласил он. – Совсем неплохо для начала. Как обычно… на встречу, значит… и с кем, почтенный господин?

– С вами, – побледнев, ответил Кенет.

С лица гадальщика тоже сбежала вся краска. Впервые за время разговора он поднял взгляд на необычного посетителя.

– Я не шучу, – очень тихо произнес Кенет. – Гадайте.

Не сводя с него глаз, гадальщик вновь потянулся за бирками и добавил две к тем, что положил Кенет, оборотной стороной вверх. Потом он открыл Книгу Имен, быстро перелистал ее и впился взглядом в ее страницы. Найдя то, что искал, он замер и побледнел еще сильнее – а Кэссин-то думал, что сильнее уже и невозможно! Взгляд гадальщика скользил по строкам книги – еще раз и еще, словно он не вполне верил увиденному.

Кэссин никогда еще не видел такого странного гадания и с нетерпением ждал, когда же гадальщик скажет, что он такого вычитал в своей книге. Вместо этого гадальщик резко захлопнул книгу, быстро сгреб в мешок свои хитрые причиндалы и одним рывком поднялся на ноги. Лицо его оставалось по-прежнему бледным, во взгляде таилась настороженность, но губы уже улыбались.

– Я готов, – сказал гадальщик. – Идем.

Глава 2

У РЫБЕЙ НЕТ ЗУБЕЙ

Кэссин просто умирал от любопытства: с той минуты, как гадальщик взвалил на плечо мешок с принадлежностями своего ремесла и последовал за Кенетом, они и парой слов между собой не обмолвились. Зато любопытство не снедало жителей Ремесленки. Войди в предместье совершенно чужой человек, без провожатого, – и не одна пара глаз настороженно следила бы за ним из окон. Так ведь не чужак идет по улицам Ремесленки – постоялец господина лекаря Вайоку Давнего приятеля встретил и позвал в гости. Совершенно даже обычное дело. Никто не проявил к гадальщику ни малейшего интереса – ну, может быть, кое-кто и подумал, что недурно и заглянуть к господину лекарю как бы по делу, а заодно и на гадание напроситься. Если, конечно, в доме найдутся лишние деньги на подобное баловство.

Кенет и гадальщик молча вошли в дом и затворили за собой дверь. По счастью, малыш Намаэн под присмотром старого Вайоку исследовал грядки с целебными травами, так что беседе не мог помешать никто.

Да когда же эти двое заговорят? Молчат и смотрят друг на друга, словно не могут понять – то ли им вместе вино пить, то ли морды бить? И кто из них откроет рот первым?

Первым нарушил затянувшееся молчание Кенет.

– Я бы хотел вам передать привет, – глуховато произнес он. – От вашего родственника… а моего побратима.

Гадальщик усмехнулся и пристально посмотрел на Кенета.

– Ну, если от побратима… – пробормотал он, – не откажите в любезности…

Он протянул Кенету правую руку.

– Помогите перстень снять. Совсем он меня замучил. Ну никак не снимается.

Странное дело – Кэссин на его руки чуть не час пялился, а перстень заметил только сейчас. И как он мог не разглядеть массивное кольцо с крупным камнем? Богато выглядит… откуда оно взялось у нищего гадальщика с окраин Тошниловки? И просьба до чего странная…

Если Кэссина неожиданная просьба удивила, то Кенета – нисколько. Он двумя пальцами коснулся перстня – и кольцо, которое «никак не снимается», легко скользнуло в его подставленную ладонь.

43
{"b":"22979","o":1}