ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марсианские хроники
Главная книга разумного огородника
Ледяная магия
Все сказки старого Вильнюса. Начало
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
На грани острых ощущений
Вывоз мусора
Кина не будет
Кислый виноград. Исследование провалов рациональности
A
A
Покачав головой, она пошла следом за ним. В дальнем левом углу пещеры, она различила нечто, заставившее крошечные волоски на ее затылке встать дыбом. Было только одно чувство, развитое у нее лучше, чем у Троноса: распознавание зова золота.
Все же, казалось, что стена глухая. В поисках двери она исследовала некоторые символы, смахнув с них пыль. Немного поковыряла отметины когтем перчатки, но так ничего и не нашла.
Отойдя от стены, она жадно оглянулась. Возможно, в скале есть огромная золотоносная жила, еще неразработанная в этой адской сфере.
Эта мысль ее разочаровала. Сейчас, когда адреналин от побега пошел на спад, у нее начала от усталости и кровопотери кружиться голова. Регенерирующий язык вызывал волны боли во рту и голове.
— Ты знаешь, что обозначают эти метки, чародейка?
В Роткалине она изучала демонический, по крайней мере, имела хоть какое-то представление о нем, но эти символы распознать не могла.
«Быть может это ранний Пандемонийский? Или своего рода устаревший Демонический?»
Выглядя еще больше встревоженным, Тронос запустил пальцы в густые волосы. Что-то в этой пещере будоражило его.
— Ты думаешь, я поверю в то, что дверь в Пандемонию была открыта случайно?
«Мы могли попасть куда угодно, в любую точку мироздания. Поверь, могло быть гораздо хуже».
— Хуже чем Пандемония?
«Безусловно». — Чужие сферы бывали до некоторой степени опасными, зачастую даже смертельными, только бессмертные могли выжить там.
Многие в Ллоре считали бессмертных чуть ли не божествами, но большинство знало, что для того чтобы стать выносливее и сильнее, необходимо постоянно эволюционировать в чужих измерениях, пока в одной прекрасной эре они не станут неумирающими. Тогда напутешествовавшись по реальностям, они населяли бы мир смертных, привлеченные относительной легкостью этой сферы.
По правде говоря, Чародеи развили органы чувств немногим лучше, чем люди; их тела, были слабее, чем у представителей других фракций Ллора; а оборвать их жизни было можно не только обезглавливанием и мистическим огнем.
Ее фракция облажалась в эволюции.
— Какая сфера может быть хуже этой, Меланте?
«По крайней мере, здесь идет дождь». — Она начала отжимать волосы. — «Мы могли попасть в Обливион, и оказались бы вынуждены сражаться с другими демонами за воду».
Его крылья подергивались от раздражения.
— С другими демонами?
«Или ты хотел бы, чтобы мы оказались в Фивериш?»
Каждый, вошедший в эту сферу, попадал под заклятье бесконечного, неконтролируемого вожделения.
— Фивериш, да? — Его голос стал более хриплым? — Земли Похоти?
Если бы не сильная кровопотеря, она бы покраснела от его тона.
— Ты бывала там? — спросил он.
Она бывала, взглянула одним глазком, чтобы удостовериться в правдивости слухов. Слуги обвязали ее за талию веревкой, чтобы вытащить обратно, если она попадет под действие заклятия: предосторожность, которой они были вынуждены воспользоваться. В считанные секунды Ланте начала раздеваться ради гнома.
«Возможно».
Она никогда не забудет неизменно солнечную сферу на берегу моря, благоухающую ароматом гавайских тропиков, островными цветами и сексом. Или её мерцающие солнечные лучи.
— Уверен, ты чувствовала себя там как дома, — проскрежетал он.
Ее, все еще, выводили из себя комментарии о шлюхе, высказанные им на тюремном острове.
«А может, это ТЫ повлиял на то, что я открыла дверь в Пандемонию, демон! Всю прошлую ночь я провела в плену у демона, поэтому и открыла вход в ТВОЙ домашний мир».
Шагнув к ней, Тронос заорал:
— Не называй меня демоном!
Она заставила себя не двигаться с места, и ответила ему его же словами:
«Обиделся на это, существо?»
— Демоны дикари. Врекенеры же не лишены изящества и следуют священной цели. Мы потомки богов!
«Откуда ты это знаешь?»
— Из Сказаний Веры… священного знания, передаваемого Врекенерами из поколения в поколение более тысячи лет.
«Я вынуждена остановить тебя, потому что ты уже надоел мне. В любом случае мой зять Ридстром не дикарь. Он один из лучших мужчин, которых я знаю».
— Хватит про Ридстрома! Ты, похоже, без ума от него.
«Он та-а-а-кой темпераментный».
— Так вот, что тебе нравится? Неизменно поверхностная, чародейка.
«А ты — неизменно патологический ревнивец».
— Это гораздо глубже, чем ревность. Мужчины, переспавшие с тобой, обворовали меня. Ты обворовала меня.
«И что же я украла?»
— Годы и детей. Любого другого я бы убил за столь мучительную потерю.
«Так вот чего ты хотел от меня все это время? Годы и детей? Даже если эти годы были бы несчастными для нас?»
— Я признаю, что наше сосуществование было бы безрадостным. Но больше всего я надеюсь, что мы сможем вырастить наших отпрысков, не убив друг друга.
Биологические часы Ланте… не знавшие, что она украдена Троносом, любящим осуждать её идиотом… воодушевились от слов "наших отпрысков".
То, что она стала обожающей тетушкой для близнецов… разбудило в ней материнский инстинкт. А забота о маленькой Руби в тюрьме, вызвала в ней еще большее желание стать матерью.
То, что период возможного зачатия подходил к концу, делу не помогало.
Но дети от Троноса? Никогда. Будет очень плохо, если она окажется запертой с промытыми мозгами в Адском Скай; но, золота ради, будь она проклята, если ее дети будут остерегаться смеха.
— Кажется, мысли о детях в целом, неприязни у тебя не вызывают, — заметил он.
Нисколько. За прошедшие годы она не раз предпринимала попытки найти потенциального отца своим будущим детям.
Прискорбно, но каждая ее попытка заканчивалась жалко. Она либо приобретала нового льстивого поклонника, воровавшего ее силы; либо получала ужасный отказ от мужчин, вздрагивающих от взгляда на часы, со словами: «Прости, крошка, но завтра реально рано вставать». — А потом они трепались на каждом углу о своей победе.
Трахнул и свалил. Наше дело не рожать: сунул, вынул и бежать. Но она ни разу так и не забеременела, потому что предохранялась каждый раз, когда была фертильна.
— Почему у тебя до сих пор нет детей? — требовательно спросил Тронос. — Думаю, возможностей забеременеть у тебя было предостаточно.
Она поклялась бросать демоническое происхождение ему в лицо при каждом удобном случае за его комментарии: «шлюха — стыдно».
«Я дам тебе возможность дважды в день использовать слово «шлюха». Но если ты превысишь лимит, я отплачу, и тебе это не понравится».
21
{"b":"230958","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Закрытая школа магии
Мама для наследника
Анонимная страсть
Изгоняющий бесов
Самый лучший подарок
The Greatest Fraud
Я слежу за тобой
В объятиях монстра