ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пелена страха
Аратта. Книга 3. Змеиное Солнце
Факультет магической механики. Адептка по призванию
Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину
Пламя и кровь. Кровь драконов
И все-таки она красавица
«Давай-давай, сыночки!» : о кино и не только
У кромки океана
Первая научная история войны 1812 года
A
A

Леденящий душу, вой гончей ознаменовал начало.

Ад сговорился.

Пару минут спустя, каменная глыба застряла над головой Ланте.

Тронос лишился крыла и ноги. Порезы и колотые раны испещрили его тело. Хищные рептилии, утащившие в первый раз адскую гончую, в этот раз набросились на него.

Не стоило игнорировать такую возможность. В следующий раз, не буду.

Что, если следующего раза не будет? Если три попытки — это лимит?

Он умолял богов услышать его: Я буду делать это до тех пор, пока не справлюсь. Если понадобиться, то и целую вечность, но я спасу ее.

Глава 33

Ланте тронула носком обуви, бьющееся в конвульсиях, тело Троноса, и тут же отпрыгнула назад. Ее взгляд метался с одной мраморной надписи на другую, выискивая угрозу.

Минуту назад, они с Троносом спорили. А в следующее мгновение, его глаза закатились и он, словно скала, рухнул на землю. В данный момент, он без сознания валялся на земле и корчился в судорогах, словно его внезапно подкосила сверхъестественная болезнь.

В какую зону он вошел? Сектор ночных кошмаров? Пояс отравленного воздуха? Камни были исписаны странными символами, а Переводчик в данный момент валялся без сознания.

Низко плывущие облака делали утро темным. Начал моросить дождик; вспыхнула молния. Что делать? Несмотря на его идиотизм, она не могла просто взять и бросить его.

Словно она чувствовала к Троносу такую же привязанность, как к Сабине. Но Сабина никогда не ранила ее чувства, как это постоянно делал Тронос.

Даже если и так, Ланте все равно должна вытащить его из этой зоны. Все его два с лишним метра.

— Тронос, ты как заноза в заднице, — огрызнулась она, обращаясь к его бессознательному телу. — Я… в очередной раз спасаю тебя! Попрошу заметить!

Осторожно, чтобы самой не переступить границу опасной зоны, она дотянулась до его ноги и подтянула ближе к себе. Как только она вытащила его голову за границу зоны, он резко открыл глаза, фокусируя на ней взгляд.

— Меланте?

Она бросила его ноги; он с трудом поднялся. Радужки его глаз отливали серебром, Тронос резко осмотрелся, словно где-то рядом таилась опасность. Принюхался.

Тихо выругавшись, он прохрипел:

— Это не по-настоящему? — Безумство в его взгляде, заставило Ланте попятиться в сторону.

Тронос повернулся к ней.

— Это не по-настоящему. — Он приблизился к ней.

— Хм, Тронос, что происходит?

— Ты здесь. — Под капельками дождя, он обхватил ее лицо трясущимися ладонями. Провел большими пальцами вдоль скул. Нахмурился и сжал губы.

Однажды она уже видела этот тоскующий взгляд… после трехдневного отсутствия, когда она впервые назвала его демоном. В детстве, когда он наконец-то вернулся на луг, его глаза сказали: Я не могу жить без тебя.

— Я хочу твое будущее, Меланте, — выдохнул он. — Меня больше не волнует прошлое. Мы будем работать над гребаными деталями.

Что произошло? Почему он изменил…

Он прижался своими губами к её. Как в ее сне, он страдальчески застонал ей в губы. Словно он умрет, если она не ответит на его поцелуй.

Требовательный поцелуй. Поцелуй невозврата.

Несмотря на имеющиеся между ними разногласия, она обнаружила, что отвечает на его поцелуй. Он снова застонал, словно она согласилась на большее, чем просто поцелуй. Когда его язык скользнул ей в рот, она зажмурилась от наслаждения.

Он мягко скользил своими губами по её, чувственно лаская её языком. Для не избалованного практикой новичка, он целовался просто потрясающе. Она обняла его руками за шею; у нее подогнулись пальчики на ногах, когда их дыхание слилось воедино.

Когда он отодвинулся, Ланте, ошеломленно моргая, посмотрела на него.

— Тронос, я думаю, это лучший разговор из всех, что у нас были раньше.

* * * * *

Он не отпускал Меланте, продолжая сжимать дрожащими руками ее скулы.

Она переполнена энергией, магией, жизнью. Он наслаждался биением ее сердца, текущей в её теле жизненной силой.

Каждым, сделанным ею, изумительным вдохом.

Сначала она выглядела потрясенной… и довольной… но вдруг нахмурилась.

— Что с тобой происходит? — Она опустила руки, выскальзывая из его объятий. — После припадка ты наконец-то начал мыслить разумно? Неожиданно осознал, насколько глупо зацикливаться на моем прошлом?

— Я чуть не потерял тебя. — Он выплюнул эти слова, словно до сих пор был не в состоянии осознать того, что произошло… того, что он увидел и почувствовал.

— Ты о чем?

— Ты… ты вытащила меня от туда. — Он сжимал и разжимал кулаки, словно ему требовалось прикоснуться к ней. — Избавила меня от этого.

— От чего?

— От ада. Я оказался в своей собственной версии ада.

— Это ад изменил твое отношение к моему прошлому?

Он кивнул.

— Помнишь, когда мы только прибыли сюда, ты говорила о разных ловушках и многочисленных испытаниях. Судя по всему, я попал в какую-то петлю времени. Раз за разом, что бы я ни делал, я не мог спасти тебя. Ты умирала. Оказывалась погребенной под здоровенной каменной глыбой.

Она выгнула бровь.

— Весьма символично. Шлюха оказалась забита камнями до смерти.

Охрипшим голосом он попросил:

— Не говори так. Пожалуйста. — Он нежно взял ее руки в свои, не желая их отпускать.

Она внимательно смотрела на него, словно оценивая эмоции… которые он и не пытался скрыть. Каким же он был идиотом! Он хотел прожить с ней жизнь, хотел брака и семьи. Чтобы все это получить, ему всего лишь было нужно посмотреть в будущее. Вот оно… Хватай его!

Вот она.

Если только, он уже не разрушил больше, чем сможет исправить.

— Что написано на этих камнях? — спросила она.

— Боль отпускает все грехи. И Время не заботится ни о чем. — Тронос понял: то, что он сегодня пережил, не было реальностью.

Тем не менее, урок выучен.

— Что это значит?

— Время не заботится ни о чем, когда позволяет событиям постоянно повторяться. — Свободной рукой он заправил иссиня-черный локон ей за ухо. — А боль упорядочила мои мысли о нас с тобой.

— Звучит впечатляюще.

Ты не представляешь.

— Мы должны отойти подальше от границы этой зоны. Если мы пересечем её вместе, то останемся там навеки. Я лучше проведу вечность в зоне роя, чем там. — Он поглаживал кончиками пальцев ее скулы, давая клятву Ллору и всем богам защищать эту женщину вечно.

— Тронос, ты не перестаешь прикасаться ко мне.

— Ты должна привыкнуть к этому…

Неподалеку, демоны протрубили в сигнальный рог.

Ланте оглянулась.

— Они не призывают к атаке в течение дня.

— Если только они не собираются прийти за этими ключиками. Давай-ка уйдем подальше от их лагерей.

— Куда? Мы не можем вернуться назад. И не знаем, докуда распространяются границы этой зоны.

Задрав голову, он посмотрел на небо и выругался.

— Мы не сможем взлететь.

В воздухе зависла, освещенная вспышками молний, группа демонов Воларов. Планируют атаковать? Их позиция удерживала Троноса с Ланте рядом с адской зоной.

Они оказались прижаты спинами к невидимой границе.

Глава 34

— Если мы поднимемся в воздух, они отнимут тебя у меня, — проскрежетал Тронос, когда земля завибрировала у них под ногами.

— Их становится больше! — вскрикнула Ланте. Тут же демоны-пехотинцы атаковали их, выскочив из-за кустов.

— Мне придется сразиться с ними.

Ланте видела, каким непобедимым был Тронос против толпы упырей, но демоны коварнее.

С неохотой, Тронос отпустил ее руку, и расправил крылья, готовясь к сражению.

— Стой сзади… прямо у границы камней. Демоны не станут к ним близко подходить.

Она отступила назад.

— Ланте, только не пересекай линию…

Первая партия демонов бросилась в атаку. Как же их много!

Мечи мелькали в воздухе с невероятной скоростью, со свистом рассекая воздух рядом с Троносом. Он в ответ разил противников крыльями. Головы катились по земле, словно рогатые шары для боулинга. Ярко-алая кровь окрасила серебристую траву в красный цвет.

53
{"b":"230958","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ангел без головы
Как бы поступила Клеопатра? Как великие женщины решали ежедневные проблемы: от Фриды Кало до Анны Ахматовой
Поцелуй в лимонной роще
Брачная ночь в музее
Wildcard. Темная лошадка
Соль. Судьба первородной
Муров
Друг моей юности (сборник)
Не дареный подарок. Морра