ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Друг
Медвежий угол
Облик лидера. Недостающее звено между способностями и успехом
Разведи меня, если сможешь
Иди и возвращайся
Летний дракон. Первая книга Вечнолива
40 чертей и одна зелёная муха
Противостояние. 16 июня – 4 июля 1990. Том 1
Как стереотипы заставляют мозг тупеть
A
A

Она откинулась назад на цветы и протянула к нему руки; волосы разметались вокруг её головы, подобно облаку, иссиня-черные локоны на фоне кроваво-красных лепестков. Он знал, что запомнит это мгновение на всю свою бессмертную жизнь.

— Я не могу думать ни о чем, кроме жара твоего тела. — Ее глаза светились, рассказывая о вещах, о которых он ничего не знал из-за неопытности.

Он почувствовал то, что никак не мог ожидать, ее уязвимость.

Опустившись на колени меж ее бедер, он сказал:

— Меланте, не беспокойся. Я буду достоин тебя. Я буду верен тебе.

— Сделав это, мы можем пересечь точку не возврата.

— Скажи мне, что хочешь этого.

Она прикусила нижнюю губу.

— Хочу.

Значит, так и будет. Он овладеет своей парой.

От этой мысли, его взгляд скользнул к ее гладкой шее. Его клыки заныли, словно собираясь отметить её.

Мужчины-врекенеры не кусают свою пару, заявляя права. Контролируя этот импульс, он сжал эрекцию в кулак, провел подушечкой большого пальца по головке и направил член в ее узенькую щелочку.

— Я не хочу сделать тебе больно.

— Сначала двигайся медленно, — улыбаясь, сказала она. — Будь нежен так долго, как только сможешь.

Он прижался к ней бедрами. Как только её влага соприкоснулась с чувствительной кожей его плоти, она застонала, выгибаясь бедрами ему навстречу, скользя вверх и вниз скользкими от возбуждения складочками по головке его члена.

Тронос зарычал. Он хотел ощутить её возбуждение на себе. На своем языке, на пальцах, на члене.

Он положил руки по обе стороны от ее головы, ослабив этим давление бедер. Его терзали неконтролируемые порывы, поэтому стиснув зубы, он старался сдерживать себя, чтобы не погрузиться в нее одним резким толчком. Когда он на сантиметр протолкнулся в сердцевину влажной плоти, все его тело содрогнулось.

— Ох, боги! — Еще сантиметр. — Меланте, я хочу заниматься этим днями напролет. Ты будешь…

— Как мило! — сказала, стоящая не далее чем в трех метрах за ними, женщина. — Жаркое межвидовое действо! И мне даже не пришлось оплачивать этот канал!

Глава 37

На долю секунды, Ланте показалось, что Тронос проигнорирует вторжение и продолжит двигаться.

Судя по животному голоду в его взгляде, он обдумывал такой вариант.

Все же инстинкт защищать и правила приличия заставили его остановиться. С, на удивление, мерзкими проклятиями, Тронос отпрянул от нее. Встав на ноги, он помог подняться Ланте, прижал её спиной к себе; и окутал свое и её тело крыльями.

Прищурившись, Ланте смотрела на пришедшую к ним темноволосую женщину. Никс Всегдазнающая собственной персоной.

— Никс, что ты делаешь в Фивериш?

— Неужели я в Фивериш? Мы и правда здесь? — нараспев спросила она, в янтарного цвета глазах сверкали смешинки. У нее на плече сидела причудливая летучая мышь. — А что, если нет?

— Я бывала здесь раньше и знаю, как выглядит эта сфера. — Ланте не могла поверить, что её застукали в тот момент, когда она чуть не переспала с Врекенером. Расскажет ли Никс об этом Сабине? Делая акцент на каждом слове, Ланте сказала: — Не говоря уже о том, что мы находимся под действием чар нескончаемой похоти.

— Тем не менее, вы оба не чувствуете желания заняться этим со мной?

Ланте пробормотала:

— Ну разве что, совсем чуть-чуть. — Никс выглядела очень аппетитно.

— Эй! — Тронос притянул Ланте ближе к себе.

— Понятно. — Никс начала накручивать на пальчик длинные волосы. — Одевайтесь, нам нужно поговорить.

Когда Валькирия отвернулась от них, Ланте развернулась внутри кольца крыльев Троноса, чтобы встретиться с ним взглядом.

— Мы находились под действием чар. — А может быть и нет.

— Разумеется, — торжественно ответил он.

— Должны были находиться. — В противном случае, Ланте была близка к тому, чтобы позволить Троносу Талосу заявить на нее права… на пике ее фертильности. И она собиралась податься бедрами навстречу входящему в нее члену, чтобы ощутить его внутри себя как можно быстрее!

Если бы она забеременела от Врекенера; от него…

Выражение лица Троноса было непроницаемым. Злиться ли он на себя за их отступничество?

— Разумеется, — повторил он. — Валькирия должно быть ошибается.

— Угу. — Ложь.

Он отпустил Ланте, чтобы они смогли одеться. Она сразу же метнулась к своему ожерелью.

Как только Тронос с Ланте оделись, Валькирия снова подошла к ним. На Никс была надета футболка с надписью: Я потеряла сердце на Острове Бессмертных!

Вспомнив, как Никс помогла Троносу, Ланте прищурилась.

— Ты рассказала ему, как поймать меня. Почему ты предала меня?

— Разве я?

— Я убегаю от него столетие за столетием. — Или убегала. Действуя, как партнеры достаточно долго…

— Ты убегала?

— Ты перестанешь отвечать вопросом на вопрос?

— Перестану ли я?

— Тьфу! — Ланте захотелось придушить ее!

— Вы должны исполнить свое предназначение.

— Какое еще предназначение? — прохрипел Тронос.

Никс описала рукой дугу, и выдохнула:

— В будущем!

Стоп… остров бессмертных?

— Ты была на островной тюрьме Ордена, ведь так?

— Я была? — жеманно улыбаясь, спросила Никс.

— Ты разговаривала со мной, когда я была без сознания! — Ланте озарило понимание. — Это ты запустила мне в лицо бревно.

— Как ты смеешь обвинять меня в таких вещах?! — огрызнулась Никс, ее эмоции тут же породили вспышку молнии в небе над ними. — Возмутительно! Я никогда бы этого не сделала! — Неожиданно она нахмурилась. — Я могла бы ударить тебя по лицу бревном.

— Ты говорила мне о пылающих мирах. Зачем?

— Ты побывала в сфере смертных, затем в Пандемонии, теперь ты здесь, а вскоре попадешь… туда. Ты, и правда, прелестный чертенок, вызывающий перемены!

— Вызывающий перемены? Ты управляешь моими порталами! Ты… ты манипулируешь моим подсознанием. — Чувствовала ли Ланте, что это путешествие больше, чем просто ее с Троносом? Неужели Никс хотела, чтобы они с Троносом встряхнули демонов в Пандемонии? Чтобы в аду установился мир? В конце концов, за что теперь могли бы сражаться две демонские армии?

Или Никс хотела получить изысканные ключики, которые сейчас у Ланте? Не без боя, Валькирия.

Никс пробормотала:

— В одной сфере — израненная. В одной сфере — заброшенная. В одной сфере — расколотая. В одной сфере — сияющая.

Ланте была изранена в Пандемонии, словно гнойные раны прошлого оказались вскрыты. Чтобы наконец исцелиться?

— Видимо, здесь я должна быть заброшена?

Никс растерянно улыбнулась.

— Что за игру ты ведешь, Валькирия? — Казалось, что Тронос еле сдерживается, чтобы не выйти из себя. Видимо, он сожалел о своих действиях не меньше Ланте.

Не обращая на него внимания, Никс спросила Ланте:

— Как вернулась твоя сила, чародейка? Ты рассматриваешь ее как горшок, который требуется наполнять. На самом деле — это плохо развитая мышца.

Вот это новость!

— Значит, чем больше я буду её использовать, тем сильнее она станет?

— Используешь, используешь, отдыхаешь. Используешь, используешь, используешь, отдыхаешь. Используешь, используешь, используешь, используешь, отдыхаешь…

— Ясно!

Валькирия спросила Троноса:

— Как прошел твой отпуск в Пандемонии? Радовался ли ты накопленным больничным дням? Почувствовал ли полную… раскрепощенность? А развязность? Держу пари, эта сфера пощипала тебя за мягкие места.

— Ответь мне, женщина, раз и навсегда: Врекенеры — демоны?

— Ответь мне, мужчина: разве это имеет значение? — закатив глаза, спросила Никс.

— Да! Безусловно. Являемся ли мы одной из демонархий?

— Как отличалась бы твоя нынешняя жизнь, от той, если бы ты был демоном? Ты мог бы перемещаться. Большое дело.

Ланте практически чувствовала, насколько сильно он разочарован. Неужели из-за того, что до сих пор не получил убедительных ответов на свои вопросы? Или из-за того, что Никс не отрицала принадлежность Врекенеров к демонам?

59
{"b":"230958","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Верь в меня
World Of Warcraft: Перед бурей
Подсознание может все!
Идеальная незнакомка
Выпусти меня. Как раскрыть творческий потенциал и воплотить идеи в жизнь
Женщина с бумажными цветами
Радикальное Прощение: 25 практических применений. Новые способы решения проблем повседневной жизни
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Дикий дракон Сандеррина