ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
История доктора Дулиттла
Жених на неделю
Приманка для Цербера
Настоящая таможенная ведьма
Йогатерапия. Путь к исцелению
Ловцы удачи
Шестое чувство. Незаменимое руководство по навыкам общения
Кровь Рюрика
Прежде всего любовь
A
A

— Ты винишь в этом себя? — возмущенно спросила она.

— Конечно.

— Как насчет этого: давай не будем никого обвинять. Давай просто улаживать ситуацию изо всех сил.

Ему нравилась эта чародейка! Подыгрывая ей, он спросил:

— Как мы будем все улаживать?

— Я работаю над этим даже сейчас, пока мы разговариваем. Но сначала, скажи… почему ты здесь? Что ты надеялся найти в Пандемонии?

— Я… я не могу лгать. — Он провел пальцами по волосам. — Я не здоров. В результате взрыва, разрушившего мой дом, я как-то повредил свой разум, и я не исцеляюсь. Некоторые из моих воспоминаний потеряны. — Почему ему так легко разговаривать с ней? Просто потому, что она предначертана ему судьбой? Однако он ощущал, что она тоже разговаривает с ним, как со старым знакомым. — Я помню, что бывал здесь раньше, но это воспоминание похоже на головоломку с половиной отсутствующих элементов. Неполное. Я прихожу сюда в надежде вспомнить. — Рассказав ей об этих вещах, он почувствовал, словно сбросил гору с плеч.

— Может быть, я смогу помочь тебе в этом? — тихо спросила она, её голос действовал на него подобно бальзаму.

Несомненно, эта чародейка с кем-то связана. И даже если это не так, мысль о том, что такая женщина, как она, выбирает его, казалась просто невозможной.

Его кожа покрыта шрамами, его тело и рассудок повреждены. У него нет ни богатства, ни настоящего дома, ничего во всех мирах, что он мог бы ей предложить.

Но я хочу ее. И он может попытаться. Потому что ему нечего терять.

Однако когда она робко приблизилась к нему, и он глубже втянул в себя её запах, Тронос обнаружил тончайший намек на другого мужчину.

Осознание причинило ему почти физическую боль, настолько сильную, что его колени подогнулись. Охрипшим голосом, он сказал:

— Чародейка, ты беременна. — У нее есть другой. — Где твой мужчина? — Я брошу ему вызов ради нее. А когда этот мужчина станет сражаться с ним до смерти за эту женщину… я убью его.

В её глазах блестели слезы, когда она пробормотала:

— Я боюсь, что мужчина, которого я знала, потерян для меня навсегда.

Глубина грусти, прозвучавшая в её голосе, наполнила его кипящей ревностью. Он хотел, чтобы она испытывала настолько сильные чувства к нему… только к нему!

Но если другой мужчина погиб…

Я смогу сделать ее своей.

* * * * *

Прощупав его мысли, Ланте… чуть не заплакала.

Она не нашла ничего о себе в мыслях Троноса, кроме, разве что, сегодняшнего дня. Его блоки были опущены… возможно, он даже не помнил, что когда-то возводил их… поэтому она искала, и не находила…

Ни одного, даже мимолетного, воспоминания о девочке по имени Меланте.

О жене. О королеве. О лучшем друге.

Сможет ли она заставить его вспомнить то, чего больше не существует?

Его мысли смутили ее. Хотя Тронос был полон ярости по отношению к мужчине, которого она любила… не осознавая, что это он и есть… он старался подавить это чувство, чтобы в разговоре с ней быть полностью сконцентрированным, потому что его "разум не в порядке".

Он уже учуял, что она его пара. И медленно приблизился к ней, предположительно для того, чтобы не напугать ее. Он не знает, что никогда не сможет избавиться от нее.

Когда капельки воды поцеловали ее лицо, он распахнул крылья над головой, создавая укрытие.

— Я всегда найду место и для тебя.

Не плачь, не плачь. Она пошла к нему навстречу, пристально рассматривая его утомленное лицо, встревоженные серые глаза. Он выглядел так, словно не ел и не спал с тех пор, как их разлучили; его крылья снова вернулись к узловатому и вывернутому положению. Она заметила, что он старается скрыть свою хромоту перед ней.

Потому что она больше не его Ланте. Она — таинственная женщина… предназначенная ему судьбой… и ему очень хочется произвести на нее впечатление.

Да, они могут начать все сначала, она расскажет ему об их прошлом, но как адекватно облечь в слова их путешествие?

То как они смогли преодолеть невероятные разногласия. Как научились доверять друг другу, вопреки смертельным опасностям. И как сумели снова достичь взаимной любви.

Напомнив себе обо всех их победах, она стиснула зубы. Я верну назад моего Врекенера. Она наполнит его всей своей силой, если это поможет.

Она делала это для Сабины; она сделает это и для него. Когда он остановился прямо перед ней, Ланте спросила:

— Тронос, если я расскажу тебя кое-что сумасшедшее, ты попытаешься поверить мне?

— Чародейка, последние несколько недель я постоянно вижу сумасшествие. Я живу с ним.

Без шуток.

— Если я скажу, что мы были хорошо знакомы друг с другом? Но тебя с помощью магии заставили забыть меня?

Она обдумывала, стоит ли рассказывать ему, что они женаты (ох, и ждали ребенка!), но решила не делать этого. Ланте не хотела, чтобы он поверил в то, что она хочет привязать его к себе, не хотела его самодовольства. В данный момент, она нуждалась в том, чтобы он изнывал по ней… также сильно, как и она по нему.

— Не представляю, как я смог бы забыть тебя. Ланте, я считаю, что ты — моя пара. — Он еще ближе подошел к ней. — Ты не удивлена этой новостью?

Она покачала головой.

— Прежде чем уничтожить твое королевство, Моргана стерла все твои воспоминания обо мне. — Охрипшим голосом, Ланте добавила: — Но, Тронос, мы знали друг друга.

Он выглядел растерянным.

— Я знал тебя? — Словно прощупывая почву, он осторожно завел прядь волос ей за ухо, тыльной стороной ладони скользнул по ее лицу… к шее… до ключицы…

Когда Ланте не остановила его, а непроизвольно подалась навстречу прикосновениям, он шокировано выдохнул.

Фух.

— Все верно, Тронос. Я хочу заставить тебя это вспомнить и все остальное. Потому что наша история эпическая.

— Как такое возможно? Это могло бы объяснить так много всего… — Он сглотнул, словно начал верить и… надеяться. — Как ты вернешь назад мою память? Пойми, чародейка: я не могу объяснить словами, как неистово я жажду этих воспоминаний. Как я жажду тебя.

Она положила ладонь ему на грудь; его сердце грохотало.

— Мне придется использовать на тебе свою магию. — Ее ладони светились ею. — Ты сможешь довериться мне, чтобы я это сделала?

С неизменной смелостью, он расправил плечи.

— Делай, что хочешь, Ланте. Мне нечего терять.

Она отбросила все мысли о своей барахлящей силе и о магических ограничениях. Да, Моргана сильнее. Да, королева превратила жизнь в сплошной ад одной лишь силой убеждения.

Но любовь восторжествует.

Ведь так?

Ланте прижала свои светящиеся ладони к его груди, и приказала:

— Вспомни меня, Тронос. Вспомни. — Ее магия засветилась еще ярче, закручиваясь вокруг них, через них. — Вспомни.

Воздух нагревался. У них под ногами слабо завибрировала земля. Плавающие в воздухе капли воды стали беспорядочно разлетаться в стороны.

— Вспомни меня. — Ее голос изменился, вибрировал силой.

Он печально посмотрел на нее.

— Я… не помню.

— Мы только начали, Врекенер. Просто открой свой разум настолько, насколько сможешь.

Он посмотрел на нее тем самым решительным взглядом, который она видела не меньше сотни раз прежде, тем, который она любила больше всего…

— Хорошо.

— Вспомни меня. Верни свои воспоминания. Избавься от того, что Моргана сделала с тобой. — С нами.

Когда стало ясно, что он до сих пор не узнает ее, она, закусив губу, решила выявить больше деталей из прошлого.

— Ты чувствуешь необходимость скрыть нас своими крыльями?

— Всепоглощающую. Но я не хочу напугать тебя.

— Не напугаешь.

Опять же, словно прощупывая почву, он плавно обернул вокруг нее крылья, окутывая себя с ней в кокон. Его пульсирующие линии сверкали, словно сумасшедшие. Ее бедный Врекенер должно быть озадачен смесью нервозности и предвкушения.

— Тронос, раньше, когда мы были сокрыты твоими крыльями, мы делились друг с другом секретами. Хочешь узнать некоторые из них?

94
{"b":"230958","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опосредованно
Кроу. Азы мастерства
Диагноз: любовь
Аргонавт
Постимся всем миром. Экзотические постные блюда из 70 стран
Чизкейк внутри. Книга вторая
Организованный ум
Ветер Севера. Аларания
Между надо и хочу. Найди свой путь и следуй ему