ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дейл Макинтайр (Кембриджский университет, Великобритания)

Французский химик Антуан Лавуазье (1743—1794) стал жертвой революции и был приговорен к гильотине. Перед казнью он попросил друзей проследить, сколько раз он моргнет, после того как ему отсекут голову. Говорят, отсеченная голова моргала в течение 15 секунд.

А. Гриант (Сидней, Австралия)

История об Антуане Лавуазье, до последних мгновений жизни продолжавшего героически служить науке, звучала неоднократно, но, к сожалению, она не подтверждена фактами. О ней не упоминается ни в найденных нами исторических документах, оставленных его современниками, ни в биографических очерках Лавуазье. Однако, как указывалось выше, предпринимались попытки доказать, что отсеченная голова некоторое время сохраняет сознание. Ниже представлены наиболее достоверные, на мой взгляд, сведения по данному вопросу. Автор-составитель Весьма подробно этот феномен описал доктор Борё. В идеальных условиях он провел опыт с головой убийцы Лангиля, гильотинированного в половине шестого утра 28 июня 1905 года (этот факт описан в книге Алистера Кершо «A History of the Guillotine», который взял данные из источника: «Archives d'Anthropologie Criminelle», 1905). «Вот что мне удалось наблюдать сразу же после обезглавливания: 5–6 секунд веки и губы гильотинированного дергались с ритмичной конвульсивностью… Я подождал несколько секунд. Спазматическое подергивание прекратилось. Черты лица разгладились, веки приспустились, так что видны были только конъюнктивы глаз, точно как у только что скончавшегося человека или умирающих, которых мне, по роду моей профессии, приходится наблюдать ежедневно. Звучным резким голосом я окликнул: «Лангиль!» — и увидел, как веки медленно, без судорожного подергивания, поднялись… В следующее мгновение глаза Лангиля приковались к моим, зрачки сами собой сфокусировались… Спустя несколько секунд его веки вновь медленно и плавно опустились, а лицо приобрело то же выражение, каким оно было до того, как я окликнул казненного. Я вновь выкрикнул имя Лангиля, и опять его веки медленно и плавно поднялись, а глаза, вне сомнения, живые, самопроизвольно воззрились на меня, возможно, даже еще более пристально, чем в первый раз. Потом веки в очередной раз опустились, но теперь уже почти не закрывая глаз. Я попробовал в третий раз окликнуть казненного, однако он не отреагировал. Его взгляд стал стеклянным, как у мертвеца. Я скрупулезно пересказал то, что мне пришлось наблюдать. Весь опыт длился 25–30 секунд».

Майкл Сноуден (Лондон, Великобритания)

Если и впрямь отсеченная голова некоторое время сохраняет сознание, тогда описанный ниже ритуал можно считать гуманным — при условии, что его исполняют с целью убедить умирающего, будто тот возносится на небеса.

Автор-составитель

По словам доктора Ливингстона, африканцам, которых он встречал, было известно, что при обезглавливании приговоренный не сразу терял сознание. Он рассказывал, что они сгибали упругое молодое деревце и привязывали к нему веревками за уши человека, которому собирались отрубить голову, — чтобы у казнимого в последние мгновения сознания создавалось впечатление, будто он летит.

Джон Радж (Харлингтон, Великобритания)

Сколь бы быстро ни покидало сознание человека, которому отсекают голову, можно не сомневаться в том, что несколько секунд он испытывает адскую боль. В 1983 году, вскоре после конференции Всемирной медицинской ассоциации, на которой обсуждалось отношение врачей к смертной казни, Гарольд Хиллман, в ту пору преподаватель философии в Суррейском университете, написал для журнала «New Scientist» статью о разных способах казни и о том, какие мучения они доставляют. Вот цитата из его статьи, касающаяся гильотины. «Этот вид казни назван гильотиной в честь депутата французского Национального собрания, предложившего ввести данное орудие казни в 1789 году. Его испытали на трупах в парижской больнице Бисетр и стали применять в 1792 году — в период Великой французской революции. Считается, что гильотину изобрел доктор Жозеф Игнас Гийотен, но на самом деле подобное орудие казни применялось еще в XVI веке в Италии, Германии, Франции и Шотландии. По мнению Гийотена, гильотина — быстрое и безболезненное орудие казни и эти преимущества должны распространяться на всех граждан, а не только на представителей знати. Гильотинирование было признано более гуманным способом казни, потому что нож гильотины более острый и отсекает голову быстрее, чем топор. Смерть наступает в результате отделения головного мозга от спинного после перерезания окружающих их тканей. Это должно вызывать острую жгучую боль. Из-за резкого прекращения притока крови в черепную коробку казнимый утрачивает сознание, вероятно, в течение 2–3 секунд. По словам очевидцев, отсеченные головы способны вращать глазами. То же самое могут делать и животные, которым в целях эксперимента отсекают головы, чтобы вырезать какой-то орган или исследовать биохимический состав мозга».

Автор-составитель

Организмы в организме

Сколько видов бактерий живет на теле человека или внутри его организма? Какова общая численность этих «гостей»?

Роджер Тейлор (Уиррал, Великобритания)

Микроорганизмы, живущие в организме здорового человека, — так называемая микробная фауна — подразделяются на два типа: постоянные обитатели и временные. Разумеется, это микробное сообщество может пополняться любым количеством паразитов, избравших тело человека своим домом. Бактериолог Теодор Роузбери в своем фундаментальном труде «Life on Man» (1969) представляет полный историко-биологический отчет обо всех микробах, живущих в организме обычного человека. Роузбери говорит, что их количество огромно. «Случись нам оказаться в центре этой микроскопической вселенной, мы должны смотреть вокруг широко открытыми глазами, внимательно всматриваться, а не пожирать глазами, — главное, чтоб не стошнило… потому что человека населяют в безмерных количествах самые разнообразные микробы». Роузбери называет ошеломляющие цифры. Например, он насчитал 80 различных видов бактерий в одной только ротовой полости и установил, что за день взрослый человек выделяет вместе с экскрементами в общей сложности от 100  млрд. до 100 трлн. бактерий. На основании данных цифр можно предположить, что плотность микроорганизмов в теле человека составляет примерно 10 млрд на 1 см2. Микробы живут на всех поверхностях тела взрослого человека — и на тех, которые подвержены внешним воздействиям (кожа), и на тех, к которым есть доступ извне (весь пищеварительный тракт от ротового отверстия до заднего прохода), а также на глазах, в ушах и дыхательных путях. По оценке Роузбери, в среднем на 1 см2 кожи человека приходится 10  млн. бактерий. Поверхность тела он сравнивает с кишащими народом улицами в канун Рождества, когда все горожане покупают подарки. Как бы то ни было, количество микробов разное на разных участках поверхности организма человека, составляющей почти 2 м2. Например, на жирной коже крыльев носа или в потных подмышках число бактерий может быть в 10 раз больше, а на некоторых внутренних поверхностях — на зубах, в горле или пищеварительном тракте — их концентрация возрастает в тысячи раз. Эти внутренние поверхности — наиболее «населенные» участки человеческого организма. Напротив, на тех поверхностях, где поток жидкости уносит бактерии (слезный канал, мочеполовая система), концентрация микроорганизмов значительно ниже. Собственно говоря, в мочевом пузыре и в нижнем отделе легких Роузбери вообще не обнаружил микробной деятельности. Сколь бы внушительными ни казались нам эти цифры, по оценке Роузбери, все бактерии, живущие на наружных поверхностях организма человека, можно уместить в горошине среднего размера, а те, которые живут внутри организма человека, — в сосуде объемом всего лишь 300 мл. При вирусных или инфекционных заболеваниях организма названные цифры возрастают, но незначительно. Да, общее количество микроорганизмов, живущих на нас и в нас, велико, но по сравнению с объемом тела человека микробов не так уж много. Что касается видового состава бактерий, живущих в здоровом организме, здесь оценки разнятся, поскольку относительно регулярно выявляются новые разновидности. Профессор микробиологии Королевского университета в Белфасте Марк Поллен утверждает, что «в одной только ротовой полости обнаружено более 80 видов бактерий, еще столько же — в кишечнике (по данным исследований во Франции, проведенных в Лаборатории экологии и физиологии пищеварительной системы в Жуи-ан-Жоза), и очень много бактерий живет у нас на коже. Точно нельзя сказать, но постоянный состав бактериального «населения» организма человека включает свыше 200 видов. Геном человека содержит максимум 100  тыс. генов, а бактериальный геном в среднем — 2  тыс. генов. Таким образом, в бактериях, живущих в организме человека, обнаружено в 4 раза больше генов, чем в геноме самого человека». Конечно, в организме человека «селятся» не только бактерии и вирусы. В своих работах «Furtive Fauna» (1992) и «Fearsome Fauna» (1999) Роджер М. Кнугсон описывает многочисленных и разнообразных паразитов, живущих на нас и внутри нас. Это, как правило, микроскопические организмы, некоторые из которых — существа весьма неприятные. Пожалуй, наиболее типичными представителями этих обитателей организма человека являются вши, способные поражать все участки тела с волосяным покровом от головы до подмышек и паха. Но, кроме зуда, вши не причиняют организму человека никаких неприятностей. Другое дело — клещи. Они могут стать причиной целого ряда тяжелых и экзотических заболеваний, вызываемых самыми разными вирусами. Есть еще чесоточные клещи, от которых страдают миллионы людей по всему миру. Эти паразиты способны внедряться в кожу, вызывая нестерпимый зуд. К счастью, их близкие родичи железницы, обитающие во всех регионах мира, благополучно довольствуются сухими кожными клетками, не доставляя больших неудобств. И не все телесные паразиты ползают. Если приглядеться, можно найти грибки в волосах и плесень в складках кожи. В пищеварительном тракте в числе прочих микроорганизмов можно обнаружить простейших, вызывающих амебиаз, а также 20-метровых бычьих цепней и анкилостомид, имеющих склонность проникать в кровоток. В крови наряду с другими организмами может жить кровяная шистосома, вызывающая кровотечение в мочевом пузыре и оставляющая рубцы на его стенках, в лимфатической системе — 12-сантиметровая вухерия, а в печени — желчелюбивая трематода (Clonorchis sinensis). Но, пожалуй, опаснее всех поражающая мозг патогенная ниглерия (Naegleria fowleri) — амеба, миллионами размножающаяся в черепе человека, пока тот не погибает.

10
{"b":"231250","o":1}