ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Григорий Поженян

Стихи и песни [WEB]

pozhenyan.ouc.ru

Стихи и песни  - _1.jpg

Стихотворения 1941 г.

"Небо осенью выше…"

Небо осенью выше,
                            печальней
                                          светлее.
Лес — красивей,
                      особенно ясностью
                                                 просек.
Так я вижу его
                     и ничуть не жалею,
что приходит пора,
                           уносящая росы,
что кружится листва,
                              что последняя стая
журавлей
отлетает, тревогой объята.
В этот час,
              в сыроватой земле прорастая,
начинают свой путь молодые опята.
И не жаль
              журавлиных протяжных известий.
Если осень,
                пусть осень.
                                 Но только б не рано.
Пусть, как в жизни людей,
                                     необычно, не вместе
оголяются ветви берез и каштанов.
Но бывает…
                орешник зеленый-зеленый,
а негнущийся дуб —
                           облетевший и черный…
Что мне гнущихся прутьев
                                      земные поклоны?
Мне б дубы да дубы
                            в вышине непокорной,
мне б сурового кедра янтарные соки,
вот того,
            с побуревшим стволом в два обхвата.
Осень!
         Час листопада под небом высоким.
Осень!
         Первое острое чувство утраты.
Дай мне, сердце, бескрайний полет
                                                    голубиный,
собери все опавшие листья у веток.
Облетают рябины, облетают рябины…
А к чему мне рябины?
Я не про это…[1]

1941

Стихотворения 1954 г

Два главных цвета

Есть у моря свои законы,
есть у моря свои повадки.
Море может быть то зеленым
с белым гребнем на резкой складке,
то без гребня — свинцово-сизым,
с мелкой рябью волны гусиной,
то задумчивым, светло-синим,
просто светлым и просто синим,
чуть колышемым легким бризом.
Море может быть в час заката
то лиловым, то красноватым,
то молчащим, то говорливым,
с гордой гривой в часы прилива.
Море может быть голубое.
И порою в ночном дозоре
глянешь за борт — и под тобою
то ли небо, а то ли море.
Но бывает оно и черным,
черным, мечущимся, покатым,
неумолчным и непокорным,
поднимающимся, горбатым,
в белых ямах, в ползучих кручах,
переливчатых, неминучих,
распадающихся на глыбы,
в светлых полосах мертвой рыбы.
А какое бывает море,
если взор застилает горе?
А бывает ли голубое
море в самом разгаре боя,
в час, когда, накренившись косо,
мачты низко гудят над ухом
и натянутой ниткой тросы
перескрипываются глухо,
в час, когда у наклонных палуб
ломит кости стальных распорок
и, уже догорев, запалы
поджигают зарядный порох?
Кто из нас в этот час рассвета
смел бы спутать два главных цвета?!
И пока просыпались горны
утром пасмурным и суровым,
море виделось мне
то черным,
то — от красных огней —
багровым.

1954

"Думал так…"

Думал так:
не в тюрьме,
не во рву,
не в плену —
без друзей проживу.
В тишине проживу,
не спеша.
Как с нездешней душою
душа.
На пороге теченья веков.
Без упреков,
без клятв,
без звонков.
Надоели финты
да финты.
А куда они делись,
мосты?!
Не в бою,
без мостов проживу.
Не в тюрьме,
не в плену,
не во рву.
…Рано смерклось,
намыло пески.
Тишина
заломила виски,
хоть качай половицы
в дому.
Тень заката
не смять одному.
…То ли сам себя
не угадал.
То ли позднюю скатку
скатал.
С ними — горько.
Без них — со двора.
Выйдешь — завтра.
Вернешься — вчера.

1954

"Если был бы я богатым…"

Если был бы я богатым,
я б купил жене три платья,
три пальто, три пары туфель
и корзину помидоров.
В дождь пускай она не мокнет,
в снег пускай она не стынет,
в день весенний пусть выходит
в легком платьице веселом.
Если был бы я богатым,
я купил ей сок брусничный,
завалил бы подоконник
фиолетовой сиренью.
Пусть она остудит губы,
пусть она поднимет брови
и, зарывшись в гроздьях влажных,
пусть отыщет семь семерок.
Если был бы я богатым,
сапоги купил бы Юрке,
сапоги купил Тимуру,
сапоги купил Игнату.
Нож вручил им, и двустволки,
и билет плацкартный жесткий
и сказал бы:
— за Тайшетом
по дорогам бродят волки.
Если был бы я богатым,
я повез бы Степку к морю:
не в Одессу и не в Сочи,
а к причалам Балаклавы.
Там три цвета торжествуют:
синий, белый и зеленый.
Бухта, сахарные сопки
и деревья — пояс бухты.
Пусть он, сын мой, не увидит
цвет четвертый, цвет особый.
Там его я пролил в травы,
Не мечтая о богатстве.
вернуться

1

На http://grustno.hobby.ru/ пометка к стихотворению: Из поэмы "Одесская хроника (сентябрь 1941 г.)

1
{"b":"232480","o":1}