ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 10

Цель моей жизни – чтобы какое-нибудь

психическое расстройство назвали в мою честь.

Надпись на футболке

Несколько раз я пыталась дозвониться Джемме, потом плюнула на это дело и отследила ее телефон. Естественно, незаконно. Приложение утверждало, что она у себя в офисе. Это могло бы объяснить, почему она мне не отвечала, но по воскресеньям у Джеммы никогда не было встреч с клиентами. А вдруг она попала в беду? Так ей и скажу, когда она взбесится, что я незаконно отследила ее сотовый. А она точно взбесится.

Само собой, ее «бумер» был припаркован позади здания. Я остановилась перед главным входом возле белого пикапа «GMC», заметила разбросанные по салону машины пакеты и вошла в здание с помощью ключа, которым завладела тоже незаконно. Не стоило Джемме давать мне ключ, когда она болела воспалением легких. Неужели она не догадывалась, что я обязательно сделаю себе копию? Едва ли на меня можно повесить ответственность за мои собственные действия, когда все вокруг только и делают, что дают мне уйму возможностей оправдать самые худшие ожидания.

Дверь в секретную лабораторию Джеммы, где она копается в чужих мозгах, была закрыта, поэтому я уселась в приемной с журналом и стала ждать. Через несколько минут она вышла из кабинета и, увидев меня, обалдела.

- Чарли, что ты здесь делаешь? – спросила она, закрывая за собой дверь.

- Пришла задать тебе несколько вопросов. – Я глянула на закрытую дверь в кабинет. – А ты что здесь делаешь?

- Это мой офис. – Джемма сдвинулась, загородив мне обзор. – Как ты узнала, что я здесь?

- GPS. Отследила твой телефон. Такой лабудой и занимаются частные детективы. Нам это раз плюнуть.

- По-моему, это очень и очень неправильно.

- А по-моему, наоборот. Почему ты торчишь здесь в воскресенье?

- У меня встреча с клиен…

Не успела она закончить, как дверь снова открылась, и в приемную вышел высокий широкоплечий мужчина с песочного цвета волосами. Если судить по форме, он был копом.

- Чарли, это офицер Пирс.

Он протянул мне руку, и я тут же вспомнила его по трем шрамам на лице. Он стал копом приблизительно тогда же, когда я закончила колледж. В то время я помогала дяде Бобу с одним делом, а Пирс был новобранцем.

- Чарли, - поздоровался он, демонстрируя прекрасные манеры, - приятно познакомиться.

- Вообще-то, мы уже встречались. – Я пожала ему руку и поняла, что он  не так-то прост. Под внешним спокойствием бурлило что-то серьезное.

Уголок его рта приподнялся, сморщив шрамы. Два из них отчетливо виднелись прямо под левым глазом, третий шел вдоль челюсти. Словно его поцарапало какое-то животное. И поцарапало глубоко, потому что шрамы, судя по всему, остались навсегда.

- Не думал, что вы помните.

- Помню. Вы тогда были новобранцем.

- Так точно, мэм. Мы работали над одним делом.

Убили целую семью, и дядя Боб вызвал меня на место преступления.

- Это была трагедия.

Пирс опустил голову, как будто на него вдруг нахлынули воспоминания, а потом взглянул на Джемму:

- Увидимся на следующей неделе?

- Конечно. На следующей неделе.

Мне показалось, что Джемма нервничает. Неужели он ее напугал?

- И, - сказала она вдогонку Пирсу, который уже подошел к выходу, - подумайте о том, о чем мы говорили.

Он бросил на меня взгляд, будто я услышала нечто, не предназначенное для моих ушей.

- Обязательно, доктор.

После того как он ушел, Джемма проводила меня в свою секретную лабораторию. С максимальным удобством я развалилась на кушетке.

- Кофе хочешь? – спросила Джемма.

- Ты еще спрашиваешь?

- И то правда. – Она пошла к крошечной кухоньке. – Так зачем ты приехала? С доктором Ромеро все в порядке?

- Само собой. – Я выпрямилась и наградила сестру убийственным взглядом. – А что с ней могло случиться?

- В смысле?

Так-так, уклоняется от ответа. Она вручила мне чашку, и я ее взяла, продолжая сверлить Джемму своим фирменным взглядом.

- Что ты ей рассказала?

Она так резко отвернулась, что расплескала кофе.

- Ничего, а что?

- А то, что она, похоже, знает обо мне непростительно много.

Плечи Джеммы напряглись. Когда она снова повернулась ко мне, я как раз отпивала кофе, поэтому мне пришлось смотреть на нее все тем же взглядом поверх чашки и надеяться, что вид у меня не самый глупый на свете.

- Я сказала ей только то, что ей нужно знать, чтобы иметь возможность тебе помочь.

Я отодвинула чашку.

- А именно?

Джемма пожевала губу.

- Я ей сказала, что ты сверхъестественное существо с кое-какими способностями. И что ты можешь ими воспользоваться, чтобы ее отпугнуть. – У меня отвисла челюсть, и сестра поспешила добавить: - Не переживай. О том, что ты ангел смерти, я даже не заикнулась.

- Джемма! – страдальчески прохныкала я. – Теперь-то мне уж точно ее не отпугнуть. Нельзя рассказывать обо мне каждому встречному.

Она села рядом со мной.

- Нет, все прекрасно. У нее связаны руки врачебной тайной. Она никому ничего не скажет.

- Пока не посчитает меня опасной.

- Верно. Но этого не будет. Я ей говорила, что ты помогаешь людям и никогда в жизни намеренно не причинишь вреда невинному человеку.

- О да, меня прямо-таки отпустило. Так почему ты сидишь здесь в воскресенье?

- Иногда ко мне записываются сотрудники городских служб. Приходится подстраиваться под их расписание.

Ну точно, она что-то скрывает. Я прямо чувствовала, как рябит вокруг нее воздух.

- А еще я подумала, что разберу кое-какие документы, - добавила она.

- Ты его боишься?

Джемма изумленно уставилась на меня.

- Офицера Пирса? Нет. А что?

Так я ничего не узнаю.

- Ладно. С кем ты встречаешься?

- Чего? Ни с кем я не встречаюсь.

- Джем, - я так закатила глаза, что чуть не наградила себя припадком, - врать мне бесполезно.

Она отставила чашку и ткнула в меня пальцем:

- Это апогей несправедливости. Ты мухлевала даже в детстве!

- Мухлевала?

- Еще как. Ты не должна пользоваться своими силами каждый раз, когда тебе в голову взбредет.

- Я и не пользуюсь. У тебя на запястье нарисован знак бесконечности.

Джемма залилась краской:

- Ой.

- Ты так делаешь, только когда с кем-то встречаешься.

Эту привычку она подхватила еще в младших классах. Довольно быстро я поняла, что она рисует перевернутые «восьмерки», когда тайно влюблена. Поверить не могу, что эта дурацкая привычка никуда не делась. Если память меня не подводит, Джемме около тридцати. Кто в таком возрасте занимается подобной ерундой? С самым беззаботным на свете видом я прикрыла нарисованные ручкой на костяшках пальцев буквы «Р-Е-Й-Е-С».

- Вовсе нет. Я подумываю сделать татуировку. Знак бесконечности. – Я только поджала губы, и Джемма сдалась: - Проклятье. Я с ним не встречаюсь. Но хотела бы.

- Бедняжка. Безответная любовь – редкий отстой. Так кто этот таинственный идиот, у которого явно нет никакого вкуса, раз он до сих пор не пригласил тебя на свидание?

- Никто. И я не собираюсь тебя с ним знакомить. Никогда.

Я прижала к груди руку:

- Ты меня стесняешься?

- Да.

- Нет. – С обреченным выражением лица я потянулась к Джемме. – Ничего от меня не скрывай. Правда меня не убьет.

- Я тебя стесняюсь, - четко проговорила Джемма, усевшись за стол и вороша бумажки.

- Выкладывай как есть.

- Мне стыдно иметь такую сестру.

Я крепко зажмурилась:

- Ради любви к яблочному пюре, Джем, не жалей мои чувства.

- Я в ужасе, что нас с тобой произвела на свет одна и та же утроба.

- Так кто этот коп? – спросила я, снова отпивая кофе.

Джемма отложила документ, который держала в руках.

35
{"b":"233015","o":1}