ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Все это очень странно, - проговорила Николетта. – С каждой увиденной смертью у меня появляется одно и то же чувство. И это совсем не то, о чем вы могли подумать.

- И что это за чувство?

- Облегчение. – Она подалась вперед, как будто собиралась выдать мне государственную тайну. – Словно гора с плеч. Последней мыслью Рози было: «Наконец-то я свободна».

Когда до меня дошел смысл сказанного, что-то оборвалось в груди. Я чувствовала себя листочком бумаги, который кто-то порвал пополам, сложил половинки и снова порвал. Я подвела Рози, а она так или иначе обрела свободу. И я не знала, что должна чувствовать.

Пытаясь взять себя в руки, я откашлялась.

- Расскажите мне о последнем видении.

Николетта задумалась:

- Я помню только мост. У него были металлические перекрытия крест-накрест, как у старых железнодорожных мостов. Еще помню светлые волосы и «восьмерку». Похожа на татуировку, что ли. И я чувствовала запах. Там пахло каким-то техническим маслом. А может, бензином.

У меня зачесалось «паучье чутье»[22]. Может быть, здесь есть связь. У всех женщин в моей квартире были светлые волосы. Понимаю, притянуто за уши, но мне доводилось работать и с меньшим.

- А имя?

- Мне очень жаль, но нет. Я ведь как будто становлюсь этими людьми. Часто вы думаете про себя «Меня зовут Чарли Дэвидсон»?

- Я-то часто, но за точку отсчета меня лучше не брать.

Итак, Николетта Лемэй видела будущее. Я таких людей никогда в жизни не встречала. Правда, был у меня однажды знакомый, который утверждал, будто прекрасно видит в темноте, потому что у него волчье зрение. И я тогда купилась. Мне было четыре.

Глава 11

Чтобы сэкономить время, давайте представим, что я знаю все.

Надпись на футболке

Я уже возвращалась в офис, когда позвонила Куки.

- Ты пропускаешь занятия? – подозрительно спросила я. – Нельзя же из-за одного унизительного случая…

- Ничего я не пропускаю. У нас перемены есть.

- А-а, ну прости. – Я решила перекусить фруктовыми ирисками, которые нашла на заднем сиденье. Они немножко подсохли, но зубы у меня крепкие. – Кстати, мне кажется, я чуть-чуть влюблена в того, кто придумал продавать ириски в килограммовых упаковках. Это же явно был какой-то безумный гений!

- Согласна. Что ты узнала о Зомби-Барышне?

- Она на все сто жива. Потом расскажу. Странно – не то слово.

- И это говорит ангел смерти? Я вот почему звоню. Нони рассказал нам, что на каком-то ранчо на юге Нью-Мексико строительная бригада обнаружила одно жуткое местечко. Похоже на массовое захоронение. Там нашли останки трех человек. По крайней мере только о троих говорил Нони. Женщины, Чарли, и все три – блондинки.

Я застыла, словно из меня только что вышибли дух.

- Это многое объясняет. Точно не знаю, почему из-за обнаружения могилы они пришли ко мне, но наверняка с этого все и началось. Может быть, им не понравилось, что на их территорию вторглись чужаки. Как думаешь, призраки ведут войны за территорию?

- Я думаю, призракам, как и нам, свойственны все виды тревог. Нони женат?

- Куки! – наигранно оскорбилась я. – Слушай, что говорит инструктор, а не любуйся его задницей.

- А ты ее видела?

Я мысленно простонала и сделала пометку организовать Куки секс.

- Возвращайся в класс. И спасибо, что позвонила. Я свяжусь с Диби и спрошу, что ему об этом известно.

- Без проблем. Ну так как? Женат?

- Ты все еще ненавидишь меня всеми фибрами своего существа?

Помолчав для проформы, Куки сдалась:

- Нет. Наверное, нет.

- Да, он женат. И его жена чемпион по стрельбе.

- Черт возьми, еще один уплыл сквозь пальцы.

- Все, в жизни тебя больше за руку не возьму.

Я нажала «отбой» и набрала Диби.

- Привет, милая, - сказал он в трубку.

- И как это тебе даже в голову не пришло упомянуть о массовом захоронении?

- О каком еще массовом захоронении? Как ты об этом узнала? Его же нашли только в пятницу вечером, и ни слова никуда не просочилось.

- Может, ты случайно Нони проболтался?

- Сукин с… Может, и проболтался. Вчера вечером мы у него пива выпили.

- Он тебя накачал, чтобы получить информацию, а ты размяк, как сыр на гриле.

- Спасибо за яркий образ.

- Пожалуйста. Итак, массовое захоронение.

- Я сейчас в баре, как раз собираюсь туда. Наша юрисдикция на те места не распространяется, но мы объединили усилия с ФБР, командой судмедэкспертов и местными органами правопорядка. Я сам предложил в помощь опергруппу из управления полиции Альбукерке.

- Так вот почему ты пашешь в воскресенье.

- Ага.

- С похмельем.

- Да как ты всегда об этом узнаешь?

- У тебя в такие дни голос, будто ты простудился.

- Короче говоря, если тебе интересно, ехать туда часа три.

- Мне интересно, - отозвалась я, стараясь не выдать отчаянного энтузиазма.

- Давай тогда здесь и встретимся.

Домчавшись до «Вороны», я припарковалась на своем обычном месте. На том самом, где поставила знак «Стоянка запрещена. Нарушителей ждут жестокие страдания от экзотических ЗППП, не поддающихся лечению». Похоже, трюк работал. Управдома моя тактика определенно не радовала, но, честное слово, все будут намного счастливее, если у меня будет собственное место на стоянке.

Подойдя к бару, я тихонько вошла внутрь. Яблоку негде было упасть. В воскресенье. В почти обеденное время. В воскресенье. И опять женщины, судя по всему, представляли абсолютное большинство посетителей.

- Что будешь есть? – поинтересовался Диби, когда я подошла к его столику.

Поверить не могу! Тут опять торчала Джессика. Какого, блин, черта? Она что, переехала сюда на ПМЖ?

Совершенно обалдев от вида поедающей буррито Николетты, я промямлила:

- Завтрак, как обычно.

- Будет сделано. – Он махнул нашей официантке. Та была новенькой, так что имени ее я не знала, а потому про себя нарекла Сильвией. – Ей хуэвос ранчерос с омлетом, а мне буррито с тушеной в красном чили свининой.

- Значит, мы едем прямо туда? – спросила я, пока Сильвия записывала наш заказ.

- Да, и я знаю, как на тебя действуют трупы.

На мгновение Сильвия застыла, потом продолжила писать, притворяясь, будто нас вовсе не слушает.

- И как же на меня действуют трупы?

- Тебя от них тошнит.

- А-а, ну да. – Мертвецы – это одно, трупы – совсем другое.

- Всегда поражаюсь: ты день за днем имеешь дело с мертвецами, но подсунь тебе труп, и ты превращаешься в натуральную девчонку.

- Я и есть девчонка, - разобиделась я. – И я знаю уйму мужчин, которые предпочли бы съесть жареных червей, только бы не видеть труп собственными глазами.

- Ладно, извини. Сексизм зашкалил.

Лучше ему и правда пожалеть о своих словах.

- Так как вам новый повар, Сильвия?

- Эм-м, меня зовут Клэр.

Какое разочарование! Теперь я знаю ее имя, но для меня она навсегда останется Сильвией.

- Жаль. Ну да ладно. Что там с новичком?

Она улыбнулась и смущенно опустила голову. Знай я ее получше, точно сказала бы, что она в него влюблена. Или в нее. Не важно.

- Он замечательный повар.

Значит, все-таки «он». И я с ней была согласна на все сто.

- Ясно. Ну что ж, спасибо. – От ее слов было столько же пользы, сколько от шоколадного чайника.

Сильвия отчалила к стойке, и в этот самый момент в бар ворвался мужчина, явно остро нуждающийся в профессиональной помощи на тему управления гневом. Глаза его метали молнии. Он схватил Сильвию за воротник, а она была слишком ошарашена, чтобы хоть что-то сделать. Бедняжка.

- Здесь хоть кто-нибудь знает, что это коповский притон? – громко спросила я. – Почему люди творят тут такие вещи? – Вскочив с места, я метнулась к мужику и сверкнула удостоверением: - Полиция Альбукерке. – Да уж, я только что нарушила закон: прикинулась офицером полиции в заведении, битком набитом настоящими офицерами. Вот только никто больше не бросился на помощь Сильвии.

вернуться

22

«Паучье чутье» – одна из суперспособностей человека-паука (наряду с суперсилой, суперловкостью, паутиной и способностью держаться на отвесных поверхностях), предупреждавшая его об опасности.

38
{"b":"233015","o":1}