ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все обернулись ко мне, и я, улыбнувшись, неуверенно помахала в знак приветствия:

- Всего лишь проверяю, чем занимается моя помощница. Не пропускает ли занятия, не убила ли кого. Ее за таким не раз замечали.

Куки тоже оглянулась. Сначала удивилась, потом смутилась. Причем совершенно без причины.

- Нет-нет, не за убийством, - тут же уточнила я. – Ничего такого она никогда не делала. Зато в прогулах профи. Черный пояс у нее по этому делу.

- Это моя бывшая ученица. Частный детектив. Подрабатывает консультантом полиции. – Нони махнул, приглашая меня подойти. – Держу пари, у нее есть для нас интересные истории.

Нахмурившись, я поджала губы и поплелась обнять Нони. Кому-кому, а ему уж точно известно, что историй у меня хоть отбавляй. Дядя Боб ему все выкладывает. В конце концов я улыбнулась, зная, что сейчас у меня появится ямочка на щеке, и повернулась к аудитории.

- Вообще-то, есть у меня одна история. Однажды, когда я ходила на занятия к Нони, в классе появилась женщина. Кофточка в облипку и все такое, и Нони чуть не…

- Да ладно тебе! – перебил меня Нони, положил мне на плечи руку и согнул в локте, заблокировав шею. После чего взъерошил мне волосы на макушке и добавил, смеясь над тем, как я хныкаю от унижения: - Любит она приврать. А теперь благодарю всех вас за то, что ходили на эти курсы. Я займусь документами, и через пару месяцев все вы получите свои разрешения.

Все поднялись со своих мест и двинулись на выход, однако отпускать меня Нони не торопился. Явно не хотел, чтобы та история всплыла на свет божий. Нет, ничего такого не было – он никуда не вляпался и ничего плохого не сделал. И слава богу, иначе пришлось бы многое объяснять жене.

- Значит, проверяешь, чем я занимаюсь? – спросила Куки, не глядя на меня.

- Ага, - ответила я, стараясь не обращать внимания на то, как звучит мой голос из-за расплющенных щек. Нони обменивался с кем-то рукопожатиями и отвечал на последние вопросы. – Переживала, что ты бросишь занятия после того случая с катанием по земле.

Она тихо рассмеялась и взяла сумочку.

- Мне здесь понравилось. Ты была права.

- Говорила же.

- И я понятия не имею, что ты имела в виду. – Куки явно собралась уходить. – Никакой Нони не фанатик.

Вот гадство. Хватка Нони стала крепче, и я опять почувствовала, как сама смерть ерошит мне волосы. Все были правы. Я никогда не придавала этому значения, но все действительно были правы: расплата легкой не бывает.

Глава 13

Если бы не полиция и законы физики,

фиг бы меня остановили.

Надпись на футболке

Снаружи у магазина я объяснила Куки, зачем прислала ей эсэмэску о Ким Миллар. Если бы я описывала реакцию Кук, то краше слова «офонаревшая» не нашлось бы. В итоге я изложила ей свой план, и она согласилась. В любом случае, попытаться стоило. Короче говоря, двадцать минут спустя я уже стучала в бирюзовую дверь Ким. Снова и снова. Снова и снова. Нутром чуяла, что она в доме, но открывать не хочет. Мало того, она испытывала чувство вины, от которого сгущался воздух и возникало гнетущее ощущение.

После третьего захода со стуком и моего комментария «Я никуда не уйду, Ким!» дверь открылась. Сестра Рейеса всегда казалась мне хрупкой, и на этот раз ничего не изменилось. Она была словно фарфоровая – изящная и тоненькая. Я вечно боялась, что она рассыплется от одного неосторожного слова.

- Прошу прощения, - сказала Ким, жестом приглашая меня войти. – Я мыла посуду.

А на вид будто и маковой росинки не съела с последней нашей встречи.

- Не могли бы мы поговорить?

- Конечно. – Похоже, Ким не очень обрадовалась этой идее, но возражать не стала.

Мы уселись в ее крошечной гостиной. Солнце уже село, и в комнате горела одна-единственная лампочка, в тусклом свете которой заострившиеся черты лица Ким становились заметнее.

- Вы его видели? – тихо и неуверенно спросила она.

Я рассердилась:

- Видела, и он должен был повидаться с вами, как только вышел на свободу.

Как всегда, защищая Рейеса, Ким покачала головой:

- Нет-нет, я все понимаю. Он не хочет, чтобы кто-нибудь обо мне знал.

- Так было раньше, когда его обвинили в убийстве. А сейчас у него нет причин откладывать встречу.

Ее глаза тут же наполнились слезами.

- Причин у него хоть отбавляй. Вы не знаете, через что ему пришлось из-за меня пройти.

- Вообще-то знаю. – Она посмотрела на меня вопросительным взглядом, и я добавила: - У меня есть снимок.

- Снимок? – Всю нервную систему Ким затопила волна дикого страха.

- Да, на котором Рейеса… - Я не знала, как помягче об этом сказать. Вряд ли существуют слова, которыми можно было бы помягче описать изображение на том фото. – Однажды вы мне сказали, что Эрл Уокер хранил в стенах фотографии. О них и шла речь? О фотографиях, на которых Рейеса пытают?

Ким прикрыла тонкой ладонью рот, по щекам потекли слезы.

- Поэтому вы сжигаете дома, в которых когда-то жили? Потому что Эрл прятал в стенах снимки?

Удивление Ким было почти осязаемым, а горе, которое она излучала, – еще плотнее. Она поднялась и сходила в кухню за двумя стаканами сладкого чая и полотенцем, потом снова села на диван. Я видела, как в ней растет решимость.

- Да, - сказала Ким, закрыв от стыда глаза. – Я сжигала здания, дома, разваливающиеся гаражи. Все места, где мы жили, и где Эрл издевался над моим братом. Все они запачканы, запятнаны позором и скверной. – Она передала мне стакан и сама отпила глоток чая.

Давая ей время привыкнуть к ситуации, я тоже сделала глоток и только потом спросила:

- Знаю, мы об этом уже говорили, но все-таки, Ким, Эрл… он когда-нибудь… 

- Нет, - перебила она, тяжело сглотнув. – Никогда. Меня он никогда и пальцем не трогал. – Она снова посмотрела мне в глаза, и во взгляде читалось лишь одно – чистейшее отвращение. – Ему нравились мальчики. А особенно Рейес. Женщины у него бывали изредка, когда не оставалось иного выбора. – На лице Ким отразилось недоумение. – Что, бога ради, находили женщины в этом скопище помоев?

Я покачала головой, заметив в Ким силу, которой не видела раньше. Отчаянную решимость защитить Рейеса во что бы то ни стало. Ради него она была готова на все, а он даже из банальной вежливости не нашел времени повидаться с ней после освобождения. Прямо сейчас я была зла на него как черт, но с этим можно разобраться позже. В данный момент меня заботила лишь Ким и то, как ей помочь.

Глядя на нее, я еще раз молча глотнула чая. Ей определенно нужно было выговориться.

- Рейес делал все, чтобы меня защитить. Мало того, он до сих пор меня защищает. Сами посмотрите: у меня есть дом, есть деньги.

О деньгах я знала. Ким сама мне рассказывала. И эти деньги играли далеко не последнюю роль в моем плане. Пятьдесят миллионов долларов ублажат любую страховую компанию, тем более что почти все места, где жили Ким и Рейес, почти все дома, которые она сожгла, представляли собой одно сплошное убожество. Чтобы Ким внимательно меня послушала, я коснулась ее руки.

- Ким, мне кажется, я смогу устроить вам сделку.

- Сделку?

- Да. С полицией. С окружным прокурором.

- Понимаю, - она смущенно опустила взгляд. – Разумеется, меня арестуют. Но я специально проверяла, чтобы в тех зданиях никого не было. Я бы никому не причина вреда.

- Знаю. И сделаю все, чтобы убедить в этом власти. Думаю, если мы заплатим страховым компаниям и предложим владельцам зданий возмещение ущерба, то, учитывая обстоятельства…

- Нет! – Ким вскочила и отшатнулась от меня. – Вы не должны впутывать в это Рейеса. Никто не знает, что он вообще со мной как-то связан, и я не потащу его за собой на дно. Если станет известно, что…

Я поставила стакан и тоже встала.

44
{"b":"233015","o":1}