ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут меня осенило. Лучший друг – Амадор Санчес. Вот, блин, кто. Однако упомянуть о нем перед Диби я не могла. Ни к чему тащить Амадора в участок. Наверняка он будет все отрицать, и у него окажется непоколебимое алиби.

- Я могу прислать сюда пару патрульных потолковать с другими арендаторами. Получим кое-какие свидетельства со слов очевидцев и, может быть, парочку более или менее сносных описаний внешности.

- Не думаю, что от этого будет толк. Разве что докажем прокурору, что я не спятила и не врала. Она исчезла, Диби. Если Рейес хотел, чтобы она исчезла, то никто ее не найдет.

Само собой, никакого адреса менеджер нам не дал. Поэтому мы вернулись в джип дяди Боба и, пождав хвосты, двинулись обратно в участок.

- Хана моему договору с прокурором.

Диби помахал у меня под носом чеком:

- Думаю, это свое дело сделает. И тот факт, что ты знаешь, кто наш серийный убийца. Такую зацепку мы ни за какие коврижки не упустим.

- Думаешь, меня не арестуют за пособничество?

- Думаю, им есть чем заняться и без того, чтобы открывать дело на самого лучшего и успешного консультанта.

Мне немного полегчало. Как будто я была воздушным шариком, который надули слишком сильно, а потом спустили воздух, но не весь.

- А ты бы и правда меня арестовал, не расскажи я о поджигателе?

- Сию же секунду.

Из моего шарика мигом вышел весь воздух с характерным шипением.

- Но ты не переживай, - добавил Диби. – Было бы надо, я бы собственную мать арестовал.

- Ты бы арестовал бабушку?! – Мне опять полегчало, хотя бабушку я никогда не видела. Бабушки и дедушки с обеих сторон умерли еще до моего рождения. У меня оставался только отец мачехи, но и тот умер, когда мне было четыре.

На этот раз мы отправились прямиком в кабинет окружного прокурора. Весь день у него был расписан поминутно, и мы надеялись перехватить его до того, как он уйдет на обед. Нам это удалось, и цирковая программа началась заново. Прокурор пыхтел и упирался, пока дядя Боб не всучил ему чек. Странно было видеть, как кусок бумажки заставил его сбавить обороты.

Прокурор вызвал капитана и своего помощника и дал им имя Ким. Но ничего не сказал о ее связи с Рейесом. Потому что за это его могли бы привлечь к ответственности. Кроме того, Ким доказала свою бесконечную находчивость. Кто еще мог бы спалить два жилых здания, семь домов, дряхлый гараж и бункер и заставить копов недоуменно потирать тыковки? Я восхищалась преданностью Ким, ее неутомимой решимостью во что бы то ни стало защитить Рейеса. Да что там! Я ее обожала. Даже больше, чем могла себе признаться.

Глава 16

Я не жду, что все само поплывет мне в руки.

Разложите это где-нибудь по полочкам и дайте мне адрес.

Надпись на футболке

Первым делом, оказавшись в Развалюхе, я опять позвонила Джемме. Теперь, когда не нужно было думать о поджогах, можно было заняться другими проблемами. То бишь серийным убийцей. Джемма не отвечала ни на сотовый, ни на телефон в офисе, поэтому я попробовала отследить ее по GPS. Вот только сигнала не было. Скорее всего у нее сидел пациент, и она вырубила телефон. Но я начинала серьезно волноваться. Если убийца тот, кто я думаю, то Джемма могла оказаться в беде уже потому, что она блондинка. Я оставила очередное сообщение. К счастью, у моей сестры с головой все в порядке, и находчивости ей не занимать. К тому же у нее нет татуировок. Николетта говорила, у жертвы татушка с цифрой «восемь», которая, как ни странно, очень и очень похожа на знак бесконечности.

Сердце подпрыгнуло в самое горло. Джемма – следующая. Следующая жертва серийного убийцы.

Я сорвалась с места, выехала со стоянки возле участка под сердитыми взглядами нескольких копов и позвонила дяде Бобу:

- Ты ее нашел? Нашел Джемму?

- Нет. Секретарь сказала, что она отменила все встречи. Но дома ее тоже нет.

- Черт возьми! – Все, не время для игр. – Дядя Боб, я думаю, что серийный убийца – ее пациент. Он коп.

- Коп?! – в ужасе гаркнул Диби. – Ладно, объясняй.

- Меня поцарапала девочка, и царапины были точно такими же, как у него.

- Чарли, это притянуто за уши.

- Знаю. И понимаю, как это звучит. Но она пыталась мне что-то сказать. Дать подсказку.

- Я не могу обвинить в подобном копа без веских доказательств.

- Добуду я тебе доказательства, но сначала нужно увезти Джемму в безопасное место. Мне кажется, она следующая.

- Гадство, Чарли. Ты должна была раньше сказать.

Я услышала, как он щелкнул пальцами, как будто подозвал другого офицера.

- Можешь разослать ориентировки на ее машину?

- Уже. Прямо сейчас ищем ее номера. Ты где?

- Еду к мосту.

- К тому, о котором тебе говорила та женщина?

- Да. Она сказала, что видела тело. Светлые волосы и татуировка в виде «восьмерки».

- И?

- Джемма нарисовала себе на запястье знак бесконечности.

- То есть, по-твоему, эта женщина предсказала смерть твоей сестры?

- Скажем так, она редко ошибается. Как бы то ни было, дядя Боб, под мостом кто-то умрет.

- Ладно-ладно. Пошлю туда машину. А тебе надо вернуться в кабинет.

- Я уже уехала.

- Чарли, черт тебя дери!

- Я не дура. Высылай машину. Я ничего не буду делать, пока не дождусь твоего патрульного.

- Иисус на палочке, Чарли. Ты меня в могилу загонишь.

- Позвони мне, как только что-нибудь узнаешь. Проверь, нет ли ее машины у салона, где она делает маникюр. Она же девчонка до мозга костей. Ах да! Еще она любит какую-то кафешку с макаронами.

- Понял.

Я мчалась к мосту со скоростью почти сто семьдесят километров в пятьдесят пять минут, очень надеясь, что за мной погонится какой-нибудь коп. Подкрепление бы не помешало. Набрав номер Рейеса, я заговорила, как только он поднял трубку:

- Рейес, мне нужно, чтобы ты нашел мою сестру.

- Как прошла встреча?

- Рейес Фэрроу, нет времени. Мне нужно, чтобы ты нашел и защитил Джемму.

- Ладно. Что мне за это будет?

- Чего? Что значит – что тебе за это будет?

- Это значит – что я получу, если найду твою сестру и защищу от всего зла на земле?

- Рейес, я тут не шутки шучу.

- Я тоже. Я задал вопрос.

- Боже мой! Не знаю. Чего ты хочешь?

- Тебя, - ответил он упавшим на октаву голосом. – Всю тебя, Датч. Телом и душой. Хочу, чтобы ты каждую ночь лежала у меня в постели. Хочу видеть тебя каждое утро, когда просыпаюсь. Хочу, чтобы твои шмотки валялись по всей квартире. Хочу пахнуть тобой. Постоянно.

Неужели он об обязательствах? Блин! Сейчас самое неподходящее время выбирать полку в шкафу.

- Ладно. Ладно! Я вся твоя. Телом и душой.

Пришлось резко свернуть, чтобы не наехать на статую индейца с гнездом на голове. А дядя Боб, оказывается, не шутил.

- Я серьезно.

Я глубоко вздохнула:

- Я тоже.

Не важно, как Рейес получает то, чего хочет. Он это получает, и точка. Хочет обязательств – будут ему обязательства. Бога ради, я бы ему левый яичник отдала, если бы за него он дематериализовался и отыскал Джемму.

- Я серьезно, Рейес. Я твоя. – От этих слов в животе натянулась какая-то струна. – И всегда была твоей. – Он молчал, поэтому я спросила: - Ты еще там?

- Да. Я беспокоился. После того, что случилось со Своупсом…

- Что? Ты думал, я перестану тебя хотеть? Я-то надеялась, что прошлая ночь все тебе доказала. Спасибо за фотографию, кстати.

- Помогла?

- Да. То есть до того самого момента, как я поехала за своей клиенткой, а она волшебным образом превратилась в преклонного возраста дядечку с хреновым мотором в груди и испарилась.

- Странные иногда случаются вещи.

- Рейес, - сказала я, одним только голосом умоляя его понять, - то, что она натворила, не детские шалости. Ей нужна помощь.

57
{"b":"233015","o":1}