ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Подвел? – переспросила она, водя пальчиками по ладошке. – Он пытался меня спасти.

- Знаю, солнышко, но он думает, что подвел тебя. Что ты погибла из-за него.

Фэйт погладила его по щеке левой рукой, а правой показала:

- Неправда. Я погибла из-за мистера А.

Наконец-то у меня было имя. Ладно, первая буква, но именно с нее начинается фамилия Ассери. Значит, мы были правы. Не то чтобы я сомневалась, но подтверждение – это всегда плюс.

- Я вспоминала его лицо, - продолжала Фэйт. – От него мне было радостно.

- Она говорит, что вы ошибаетесь, - передала я Уайетту. – Вы ее не подводили. И от вашего лица ей радостно.

Он кивнул, потому что ничего не мог сказать.

- Ты помнишь, что произошло? – спросила я у Фэйт, но было поздно.

Артемида прокралась мимо меня и ткнулась носом в ножку Фэйт. Та рассмеялась и наклонилась погладить псину:

- Я люблю собак.

Артемида впитывала внимание, как сухая губка, упавшая в наполненный бассейн. Хвост ходил ходуном, когда ротвейлерша улеглась на живот, отодвигая меня с дороги виляющим задом. Вот и вся благодарность.

Сегодня мы серьезно продвинулись. Я бы даже сказала, сделали огромный скачок вперед. Оставалось лишь надеяться, что мне еще удастся поговорить с Фэйт. Может быть, она согласится перейти, чтобы быть с родными.

***

Мои гостьи никуда не делись, но изменились. Стали спокойнее, словно их отпустил дикий страх. Но по-прежнему смотрели в никуда пустыми, потерянными глазами. Я не знала, чем еще им помочь. А помочь хотелось. Очень. Еще оставалось время до того, как Рейес вернется с работы. Даже думать об этом было странно. Рейес работает. Зарабатывает на жизнь. Выживает в моем мире. И, как никто другой, делает его настоящим.

Первым делом мне надо было исправить то, что я натворила с Рокетом и Незабудкой. Только так у меня будет шанс спросить у Рокета, что делать с моими гостьями, и, может быть, получить хоть какие-то ответы на вопрос, почему имя моего мужчины нацарапано на стене вместе с другими обреченными на гибель.

По пути в лечебницу меня осенило. Иногда со мной такое случается. В общем, я вдруг поняла, что раскрыла дело и не побывала на грани жизни и смерти. Меня ни разу не избили до потери сознания, не таскали по битому стеклу. Что, надо признать, уже само по себе приятно, потому как такие вещи тот еще отстой. Но я справилась. А значит, все не так уж плохо.

Расправив плечи, я секунд семь наслаждалась тем, как меня распирает от гордости. А потом в голове прояснилась еще одна мысль. Я же по-настоящему испытываю судьбу. Думая о том, как обалденно я со всем справилась, я вполне могла саму себя сглазить. Совершенно потеряла бдительность, черт бы побрал мою гордость.

И таки сглазила. В этом не было никаких сомнений. Поэтому, когда огромная тачка врезалась в водительскую дверь Развалюхи, под оглушительный скрежет гнущегося металла я успела подумать: «Ну блин, я как будто первый день себя знаю!». А потом утонула в темноте.

Глава 19

Не стоит недооценивать женщину,

которая под вечным кайфом от мокко латте

регулярно сидит на двойном эспрессо.

Надпись на футболке

Я очнулась  под шум работающего двигателя. В полной темноте. Потом поняла, что вижу впереди какие-то огни. И меня тянуло к ним, словно именно там я и должна быть. Я бы пошла к тем огням, но ноги не двигались. И руки тоже.

Мамочки! Меня парализовало!

Или, может быть, я связана.

Да. Скорее всего связана.

Точно! В меня врезался грузовик!

Голову затопило воспоминаниями. На меня ехал грузовик – точнее джип. Я видела радиаторную решетку и значок на ней – «GMC». Все случилось так быстро, что я не успела подумать. Не успела защититься. Замедлить время. Блин, надо срочно научиться управлять своими силами. Ну серьезно, могу я замедлять время или все-таки нет? Складывалось впечатление, будто я в состоянии себя защитить, только когда все мои чувства в полной боевой готовности. Как в баре с пистолетом Куки. Или у меня, когда Рейес хотел прикончить Гаррета. Тогда я была настороже. Знала, что что-то должно случиться. А когда меня застают врасплох, то… ну, застают врасплох. Лучше не скажешь.

Вокруг все плыло, а голова пульсировала от боли, давая мне знать, что авария ей совсем не понравилась. Наверное, у меня опять было сотрясение. Вот так-то. Сотрясений у меня больше, чем у защитника из Национальной футбольной лиги. Видимо, меня ждут необратимые повреждения мозга. Бедная Барбара! Я ее не заслуживала. Зато она заслуживала находиться в черепе у кого-то другого. Например, у того, кому хватит ума не вилять перед опасностью хвостиком и не приговаривать при этом «Лови-лови-лови!».

К конечностям постепенно возвращалась чувствительность. Ноги были связаны, руки тоже – за спиной. Если бы не это, мне было бы вполне удобно. На местном заднем сиденье хоть колесом ходи. Я поняла, что огни, которые видела раньше, – это приборная панель моего похитителя. Мы куда-то ехали, а поскольку фонарей за окнами не наблюдалось, то наверняка уже покинули пределы города.

Сквозь туман перед глазами я пыталась рассмотреть водителя. Белый, с короткими светлыми волосами. Рукава он закатал, и я заметила на предплечье татуировку в виде бильярдного шара с цифрой «восемь». Светлые волосы, «восьмерка»… Твою налево! Под мостом умру я! Николетта видела мою смерть.

- Она подала на развод.

Значит, похититель понял, что я пришла в себя. Я честно старалась протолкнуться сквозь густой туман, но глаза напрочь отказывались ясно видеть. Мир упорно кренился вправо. Я чувствовала себя так, будто напилась в стельку. Интересно, не накачал ли меня похититель, как это сделала Ким.

- И теперь весь мой тяжкий труд, все мои планы пошли псу под хвост. Я не могу прикончить эту суку, потому что сразу стану главным подозреваемым.

В яблочко! Так и знала. Да я просто эксперт по попаданиям в яблочко. Особенно если речь идет о догадках, шутках в тему и мужиках с низкой самооценкой. Наверное, надо бы сменить имя на Попадательница Въяблочко. Так и знала, что этот чувак из охотников за страховками. Может быть, я и правда экстрасенс. Всякое ведь в мире случается.

- У тебя не было никаких доказательств, что я спал с другой женщиной.

- Так я ей и сказала, - промямлила я. Слова звучали как-то размыто, и до меня дошло, что челюсти не работают. И зверски болят. А еще болело плечо. Ну елки-палки! – Я ей говорила, что у меня нет доказательств вашей измены.

- Ну конечно! Уверен, ты меня выгораживала, как только могла.

Я попробовала перевернуться на спину. Лежать на выбитом плече не очень-то приятно. От каждого движения окружающий мир переворачивался вверх дном, а желудок совершал кульбит за кульбитом, но мне все же удалось слегка ослабить боль. С виска по щеке потекло что-то теплое. Значит, у меня шла кровь. Ха! Я залью Марву кровью всю машину. Он уж точно не отвертится. Судмедэкспертиза во всем разберется.

- Короче говоря, я решил: раз не могу убить ее, то убью тебя. И никто ничего не поймет.

Ерунда. Все всё поймут, как только принесут люминол[26]. К тому же Марвин явно забыл, что напал на мою помощницу на глазах у целой кучи копов. Как вообще можно такого не помнить?

Я зажмурилась, чтобы хоть ненадолго остановить вращение перед глазами, и сосредоточилась, но Ангел не появился. А он всегда появляется, когда мне нужен. Однако на этот раз мне никак не удавалось собраться с мыслями. Они накатывали одна за другой. Бессвязные. Разбитые на осколки.

- Что ты делала у моста? – спросил Марв. – И как ты о нем узнала?

Он обернулся ко мне, и я увидела тьму. То есть его ауру. Я и раньше видела ауры людей, но на такую смотрела впервые. Аура Марва была мутной. Злой. По-настоящему злой, и все тут. Она не просто его окружала, а словно пожирала. Он не испытывал ни малейших угрызений совести по поводу своих действий. Для него значение имело лишь одно – получить желаемое. Что ж, если все кончится плохо, то буду утешать себя тем, что спасла кому-то жизнь. Марв действительно собирался убить жену, чтобы получить страховку. А для такого надо быть особо мерзким гадом. Ведь он убедил женщину, что любит ее. Убедил в этом всех ее родных. Прикидывался верным и заботливым мужем, а сам все это время планировал ее смерть. Сумей он вовремя обуздать свой член, Валери Тидвелл никогда бы мне не позвонила.

вернуться

26

Люминол – органическое вещество, способное выделять свет при соединении с перекисью водорода или другими окислителями.

64
{"b":"233015","o":1}