ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Жаль. – Марв убрал горелку, и пламя погасло, стоило ему отпустить кнопку. Он куда-то отошел, а потом вернулся с чем-то другим в руках. – Могла бы пожить еще часок-другой.

Встряхнув красную пластмассовую канистру, он стал поливать меня ледяной жидкостью. Ирония судьбы заключалась в том, что благодаря ей я вспыхну ярким пламенем. Проклятье. Николетта не упоминала, что придется сгореть заживо. Я сжалась в комок и отвернулась, чтобы бензин не попал в глаза. Ужасно запекло, когда он брызнул в раны на спине и на заднице. Я вскрикнула и тут же прикусила язык, до боли стиснув зубы.

Отложив канистру, Марв опять взял горелку. Включил одним щелчком. Подошел ближе. Присел.

Странно, конечно, но иногда я размышляла, каково это – сгореть заживо. По телику видела, как люди сами себя поджигают. Ужасное зрелище. Жалели ли они о том, что сделали, когда разгорался огонь?

Мне хотелось извиниться перед Фэйт, но руки все еще были связаны за спиной. Понятия не имею, чем Марв меня связал, но избавиться от этой дряни не получилось.

Пламя горелки показалось ближе, и я увидела, как распахнулись глаза Фэйт. Между нами выросла стена огня – я вспыхнула, как факел.

Глава 20

Я пришла в этот мир с воплем, вся покрытая чужой кровью.

Поэтому ни капельки не боюсь так же из него уйти.

Надпись на футболке

Нет.

Этого не будет.

У меня еще уйма дел.

Собрав крошечные остатки силы, я дала ей завихриться внутри, разрастись и натравила на огонь. Сила вырвалась на свободу и, как дракон, стала пожирать пламя. Я впитывала жар, дышала им, радовалась, пока он просачивался в каждый сантиметр тела. Разгорелся огонь быстро, но потух еще быстрее. Мне хотелось увидеть реакцию Тидвелла. Удивился он или взбесился? Но я решила, что надо закончить начатое. Выбравшись из самых глубин души, я схватила его за голову и дернула в сторону. Шея хрустнула еще до того, как Марв успел понять, что пламя погасло. Он упал, треснувшись лицом о рельсы, отскочил назад и обмяк безжизненным кулем из плоти и крови.

Итого, я убила двух человек. Отправила их в ад. Папочка Рейеса будет мной гордиться.

Подскочила Фэйт и обняла меня за шею. Я бы рассмеялась, но теперь снова ощущала собственное тело, и боль вернулась, пульсируя в каждой косточке и мышце. А еще на мне не было штанов.

Но сердце билось. Несло кровь по венам. Значит, я жива. И тут до меня дошло: так близко к смерти я – я! – еще не подбиралась. Глаза запекло от нахлынувших чувств и бензина, и я уткнулась носом в спутанные и грязные волосы Фэйт.

Руки по-прежнему были связаны, и веревки больно впивались в запястья. Если бы меня спросили, я могла бы поклясться, что Марв связал меня стальной проволокой. Так я и валялась на мосту – полуголая и связанная. Сломать мужику шею я, значит, могу, а освободить собственные руки – никак.

Звать Ангела (если, конечно, это все еще было в моих силах) я не осмелилась. Ему всегда хотелось увидеть меня голой, но вряд ли в таком антураже. Посмотри он на меня сейчас, долго в себя не придет. Рейеса звать не хотелось. Я даже не знала, способна ли теперь на это. Еще меньше хотелось, чтобы примчались Куки или Джемма. Такого они никогда не забудут. Только одному человеку я могла позволить увидеть себя такой – дяде Бобу. Мы с ним друг друга понимаем, и он уж точно сумеет пережить подобное зрелище. Потому что, как никто другой, знает, насколько опасна такая работа. И каждый день с этим живет.

Подвигав ногами, я почувствовала сотовый в переднем кармане и испытала настоящий шок, что Тидвелл его не забрал. Фэйт все еще цеплялась за мою шею, и мне пришлось выдать натуральный акробатический трюк – я сдвинула в сторону связанные руки и потянулась к штанам. Выбитое плечо мигом отозвалось резкой болью. Я чуть не пискнула, но все же сумела двумя пальцами вытащить телефон. Вытянув шею, глянула через бедро, с трудом разглядев сотовый над Угрозой и Уилл. Руки дрожали, и было ужасно страшно, что я выроню телефон и он упадет на шоссе под мостом. В конце концов мне удалось извернуться и увидеть экран. Его покрывали трещины, но сам сотовый, похоже, работал. Фэйт отпустила меня и села на корточки, но положила ладошку мне на голову, словно давая знать, что она рядом. Мир вертелся помедленнее, однако в глазах все еще плыло. Плюс я лежала в черт знает какой позе, поэтому отыскать номер Диби оказалось не так-то просто. Я пролистала список контактов до буквы, которая напоминала «Д», и наконец нашла его имя. Кое-как вытерла лицо об остатки футболки, нажала кнопку набора номера, осторожно положила телефон и завертелась, пока ухо не оказалось рядом с трубкой.

Дядя Боб ответил почти сразу:

- Чарли? Опять ты мне задницей нечаянно позвонила?

Услышав его голос, я испытала бешеное облегчение и еле слышно выдавила:

- Дядя Боб… - но голос сорвался.

- Чарли, где ты? – теперь Диби говорил серьезно и встревоженно.

А меня уже прорвало. Уткнувшись лбом в рельсы, я проговорила, запинаясь и глотая слезы:

- Мне нужно… нужно, чтобы ты забрал меня отсюда.

- Уже еду. Где ты, милая?

- На мосту. – Я стиснула зубы, с трудом дыша. – Только приезжай один, ладно? Один.

Фэйт гладила меня по волосам, а я старалась не потерять сознание. От паров бензина голова кружилась еще сильнее.

- Ты ранена? – спросил дядя Боб, и в трубке послышалось, как заводится двигатель.

- Я убила человека, - успела ответить я за секунду до того, как провалиться во тьму.

Следующие минут двадцать я то теряла сознание, то приходила в себя. Наверное, это шоссе и правда было одним из самых непопулярных в Нью-Мексико. Единственное, что я видела под мостом, – тот самый индеец с гнездом на голове. Несколько раз меня будили крики птиц и звуки крыльев.

- Чарли, скажи хоть что-нибудь!

Я моргнула, пытаясь собраться с мыслями. Дядя Боб орал на меня по телефону.

- Я тут.

- Я вызвал к тебе патрульного.

Меня затопил стыд. Я без штанов – ни о чем другом думать не получалось. Я. Без. Штанов.

- Приезжай один, - повторила я, умоляя Диби одним только голосом.

- Я успею раньше. Что бы ни случилось, мы со всем разберемся. Но мне надо знать: «скорую» вызывать?

- Нет. Все в порядке.

- Я почти на месте. Уже вижу мост. Ты видишь мои фары?

Я перевернулась и чуть не завыла от боли.

- Да.

- Что? Чарли, где ты?

Пришлось осмелиться еще раз перевернуться, чтобы подвинуться к телефону.

- Здесь. Вижу фары.

- Черный джип «GMC», - сказал Диби, вспоминая мою встречу с точно такой же тачкой. – Где ты? – Он уже остановился, выскочил из машины и бежал к мосту.

- На мосту.

Следующее слово он сказал шепотом:

- Чарли…

Судя по звуку, дядя Боб остановился на мгновение, но потом опять послышались шаги.

И мне снова стало стыдно. Заметив Диби с пистолетом, Фэйт вернулась на балку наверху. Сначала дядя Боб проверил пульс у Тидвелла. Ничего не почувствовав, сунул пистолет в кобуру и присел рядом со мной.

- Господи, милая, что он натворил?

- Он был очень зол.

Диби вовсю пытался освободить мне руки, как вдруг вдалеке показались огни. К нам приближалась патрульная машина.

- Пожалуйста, поторопись, - взмолилась я, умирая от стыда.

- Стараюсь.

Сняв с запястий металлическую проволоку, он помог мне встать. Однако и со штанами пришлось помогать. Очень осторожно он натянул на меня трусы, а за ними и джинсы. А я заливалась горючими слезами от унижения.

- Спина, - процедил дядя Боб, взглянув на меня сзади.

- Плечо болит сильнее.

- Почему ты пахнешь бензином? – Но тут ему на глаза попалась горелка, и у Диби отвисла челюсть, когда он понял, на что смотрит.

- Плечо выбито. Можешь вправить?

66
{"b":"233015","o":1}