ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, теперь они от нас не отстанут. От их Бенца не уйдешь.

— Стосильный.

— И не надо. Не спеши. В город и к Курту.

— Слушаю, товарищ Бринтинг.

Стасик не оглядывался и, положив руку на колено Марку, сказал:

— Смотри вперед.

Марк понял, что сзади следом катит тот автомобиль и с ним может быть опасность…

XX. Товарообман.

Марк узнал, когда машина остановилась, серый дом; сюда на мотоциклетке привез его в первый памятный день знакомства Стасик. Малюшинец взял у Марка сверток и, наказав мальчику последить, не появится ли гоночная машина, исчез в подъезде, где обитают Марс и Курт Кроон. Через минуту по улице прошла тихим ходом гоночная машина, и две головы в клетчатых кепи оглянули Марка и шофера, который сидел за рулем в позе каменного покоя, не снимая рук с прав ила[70].

Прошло около часа в ожидании, и из двери вышел Курт Кроон, ведя на сворке Марса, за ними Стасик; Марс впрыгнул в автомобиль и уселся на заднее сиденье, с ним рядом поместился Кроон, а напротив их Марк и Стасик. Сверток остался в квартире Кроона.

Стасик назвал переулок, и машина покатилась переулками, вынырнула на Мясницкую, пробежала Лубянскую площадь и через центр Москвы понеслась в район Никитских. От Большого Вознесенья, как и вчера, машина повернула вправо и скоро остановилась у решетки затейливого особняка. Было еще раннее утро. Ворота на замке.

Стасик рванул звонок к дворнику. Тот вышел из подвала и, не подходя к решетке, издали спросил:

— Кого вам надо?

— Горнсби дома?

— Уехадчи вчера.

— А барыня?

— Тоже.

— Кто же дома?

— Да, можно сказать, никого.

— Открой ворота, — сказал резко и повелительно Кроон.

Дворник подошел к воротам и спросил:

— Да вы кто будете? Мне не приказано никого пускать…

— Ты грамотный?

— Слава богу, и при царе дворником был, — как же: нам без грамоте нельзя.

— Вот, прочитай.

Курт Кроон протянул дворнику бумажку, — тот прочитал ее и открыл ворота. Марс, Кроон, Стасик и Марк вошли во двор и направились к подъезду. Стасик позвонил, но на звонок никто не вышел. Дворник стоял вместе с ними и ждал. Стасик постучал, но и на стук никто не отзывался. Дворник сказал:

— Разве с черного хода постучать?..

Стасик с ним пошел к черному ходу, но и там они стучали безуспешно.

Когда они вернулись к главному подъезду особняка, у ворот стоял тот гоночный автомобиль, который гнался за ними по шоссе, и оба бритых джентльмена стояли у подъезда, беседуя с Крооном. Марс внимательно обнюхивал их ботинки, на что джентльмены не обращали никакого внимания. Подойдя, Стасик услышал, что один из джентльменов говорил Кроону внушительно и веско:

— Вы знаете, что этот особняк считается за нашей миссией.

— Да, — ответил Кроон.

— Вам известно, что мы пользуемся по договору правом экстерриториальности[71].

— Да, — ответил невозмутимо Курт Кроон.

— Я — секретарь миссии. Что вам здесь угодно?

— Я хочу осмотреть дом.

— Я не имею права вам этого позволить.

— Ведь, вы еще не перешли в этот дом, и я не вижу здесь вашего флага. А мне стало известно, что здесь совершено преступление.

Джентльмены переглянулись.

— Как мне ни жаль производить ненужную огласку, — продолжал Кроон, — я вызову сейчас отряд и мы взломаем дверь…

— Вы не смеете этого!

— Я этого сделаю.

Секретарь миссии обратился к Кроону с несколькими быстрыми словами на иностранном языке. Кроон пожал плечами и сказал:

— Прошу вас говорить по-русски. Бринтинг понимает, — Кроон указал на Стасика, — и стало быть есть свидетель, что вы сейчас мне предложили взятку. Лучше говорите по-русски: этому парню (Кроон положил руку на плечо Марку) полезно знать, как иногда ведут себя европейцы в стране дикарей…

Огонек блеснул в глазах секретаря. И он снова обратился к Кроону, что-то ему предлагая. Кроон спокойно ответил по-русски:

— На это я согласен. Стасик, вы останетесь здесь. А мы с Марком отправимся с этими господами. Марс, ты тоже останешься здесь.

Марс ничего не возразил и дружелюбно взглянул на Стасика, которому Кроон передал сворку. Пес улегся поудобнее на нижней ступени лестницы, предполагая, что придется порядочно подождать..

Кроон, Марк и оба джентльмена уехали на автомобиле Стасика. Гоночная машина осталась у ворот.

Дворник ушел в подвал, оставив открытыми ворота. Стасик уселся на ступеньке, не выпуская из рук сворки… Бессонная ночь сказалась — легкая дрема смежила его глаза. И вдруг он почувствовал, что сворка натянулась — рванулся Марс. Вспрянув, Стасик увидел, что мужчина и женщина в дорожных плащах укладывают на улице внутрь гоночной машины какой-то большой не то узел, не то сверток и вскочили сами на места. Машина двинулась и покатилась. Стасик бросил сворку и крикнул.

— Марс! Алло!

В несколько прыжков Марс, дотоле вялый и ленивый, догнал мотор и, рявкнув, легким броском вскочил внутрь кузова машины; Стасик бежал сзади, стреляя из револьвера вслед мотору, целясь в колеса и бензиновый бак, — но машина, круто повернув, исчезла полным ходом в переулке…

Дворник вышел из подвала на стрельбу, и когда к подъезду вернулся, тяжко дыша, Стасик, почесался и сказал:

— Вот какие у нас ноне дела творятся!

Стасик, бормоча ругательства, упал на ступеньку крыльца и, сжав зубы, стучал себе в виски кулаками.

В воротах показался Марс. Он бежал неловко, наступая на сворку и путаясь в ней. В зубах он нес обрывок серой тряпки; подойдя к Стасику он положил тряпку к его ногам и тяжко, прерывисто дышал, далеко высунув розовый язык… Стасик поднял тряпку и сказал:

— Спасибо, Марс! Идем.

Стасик скорыми шагами, а временами и бегом пустился переулками, Марс на сворке лениво переваливался — бежал с ним наравне. Перед одним из домов стояла машина Стасика. Он позвонил с подъезда и, заговорив с вышедшим слугой, потребовал, чтобы, не медля ни секунды, о нем доложили Курту Кроону, который сейчас, вероятно, беседует с уполномоченным миссии.

Слуга впустил Бринтинга в вестибюль, запер входную дверь и, доложив, вернулся и пригласил Бринтинга и Марса наверх. Здесь на площадке у окна стояли в кепи и пальто те двое джентльменов. Перед Стасиком открылась дверь, и он увидел, что около бюро беседуют стоя Курт Кроон и статный человек, с пышной гривой седых волос над высоким ясным лбом.

Стасик коротко и быстро рассказал, что случилось. Курт Кроон выслушал его и, обратясь к старику, сказал:

— Как видите, дело обстоит хуже, чем я думал.

Старик развел слегка руками и сказал Крону по-русски:

— Что делать! Мы ехали сюда словно в разбойничье гнездо. И поневоле пришлось делать уступки при выборе людей. Этот Горнсби, — конечно, авантюрист, и я готов помочь вам всеми средствами… Если бы я знал, где он сейчас!

И старик сделал движение руками, словно что-то перервал пополам…

— Могу вас утешить, — ответил Кроон: — Горнсби в надежном месте. Оно нам известно. И дело серьезнее, чем вам кажется. Мой друг и ученик (тут он указал рукой на Стасика; тот поклонился) затеял романтическое приключение, но неожиданно вскрыл нечто более серьезное, чем похищение девчонки. У Горнсби взяты документы…

Старик слегка отпрянул, но не произнес ни звука.

— Мы хотели предложить вам товарообман — это на языке московских бандитов значит обмен пленниками голова за голову. Но теперь девчонку, очевидно, увезли. Гнаться за вашей дьявольской машиной бесполезно. Но Горнсби в наших руках. Мы это дело покончим миром. Теперь, если вам угодно, ваша забота доставить нам девочку живой или мертвой, все равно. В обмен вы получите Горнсби — живого или, если хотите, мертвого, или, если вам удобнее, расправьтесь с этим господином сами; все до одной бумажки мы тоже возвращаем; я говорю о документах…

вернуться

70

Руля. - прим. Tiger'а

вернуться

71

По международному праву допускается, что в пределах занятых иностранными миссиями усадеб действуют их собственные распорядки, — эта часть земли и дом становятся как бы частью их родины и здесь местные власти могут производить те или иные действия только с ведома и согласия иностранцев.

18
{"b":"237985","o":1}