ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я приказываю открыть огонь всем вооружением, – заорал в ответ майор с Земли, – я приказываю! Федерация не для того вас учила, лейтенант. Вы трус!

– Земля один, мы подходим к Земле, а корветы противника замерли, – попробовал настоять на своем решении Чжан.

– Расстрелять катера! Вы поняли, расстрелять! – Земля один совсем потерял терпение.

– Так точно, сэр, – с сожалением подтвердил приказ Чжан. Он понимал, что в этой ситуации это глупый вариант, бороться с корветами, которые многократно сильнее и быстрее. Не к добру это, гости не стреляют. Но приказ есть приказ. Приказы на войне не обсуждаются.

– Всем перехватчикам! – сжав зубы, крикнул Чжан. – Огонь по корветам из всего оружия.

Перехватчики развернулись на обратный курс и вновь вступили в бой, выпустив все ракеты по корветам, но защита корветов легко направила их в сторону. Все ракеты ушли «в молоко».

«Защита работает, и еще как, – понял Чжан. – Что и требовалось доказать».

Вслед за этим перехватчики открыли огонь лазерными пушками и термоядерными блоками. Но как только лучи лазера достигали корветов, они обдавали их паром, а термоядерные блоки как горох отскакивали от корветов, не вызывая поражающего действия.

«Я не верю, что их нельзя подбить», – Чжан крепко схватился за штурвал и приказал:

– Ребята, мы далеко зашли и не должны пропустить корветы к Земле. Там люди, они ничего не смогут сделать с корветами. Всем на таран.

Но было поздно, пришельцы подбили еще шесть перехватчиков. Перехватчики взрывались, не оставляя обломков.

– Проклятье, – неистово выругался Чжан.

Их осталось двое, Чжан понял, что их во всем превосходят.

– Макс, ты живой? – Чжан шепотом вызвал друга в видеошлемофон.

– Живой, Чжан. Живой, дай команду сдаваться, – продолжил Макс.

Чжан прекрасно понимал, что пилоты федеральной пограничной стражи не сдаются. Как их предки пограничники, он помнил, что этого никто никогда не делал и делать не будет. Значит, наступил тот момент, момент номер два, решил он, мысленно попрощавшись с родными.

– Макс! Сдаемся, – скомандовал Чжан. – Жить охота, да и время обеда уже.

– Есть, сэр! – ответил Макс, осознавая, какой обед их ждет.

Чжан и Макс включили белые огни по бортам перехватчиков и пошли на сближение с корветами. С корвета на английском ответили:

– Если окажете сопротивление, то мы вас уничтожим.

Перехватчики пришвартовались к корветам. Цепкие клещи-швартовы вцепились в корпуса перехватчиков, и к люку Чжана потянулся контактный порт для пересадки. Чжан потянул рычаги катапульты и самоликвидации одновременно, на раз-два-три. В глазах помутнело, в тело Чжана вонзились тысячи иголок, а в голову и тело, несмотря на новейший стабилизирующий перегрузки скафандр, ударило изнутри. Капсула выстрелила из корабля, вынося Чжана из разрывающегося на части перехватчика, оставляя объятый взрывами корвет. Чжан нажал на кнопку дополнительной спасательной кислородной маски, дыхательная смесь вернула зрение и снизила напряжение. Капсула с Максом не отделилась. Но Макс выполнил задание, он взорвал второй корвет.

«Макс не смог спастись!» – понял Чжан.

– Прощай, друг, прощай, – едва шевеля посиневшими губами, прошептал Чжан, удаляясь в уносящей его капсуле к Земле. Его капсула при взрыве раскалилась. В видеошлемофон Чжан увидел инопланетную капсулу голубого цвета, она летела в сторону Северной Двины, прямо по сорок первому меридиану.

«Там ведь Плесецк, крупнейший северный космодром, – наблюдая за полетом капсулы инопланетян, понял маневр Чжан. – Нужно уничтожить эту капсулу».

– Земля один, я Земля три, – вызвал штаб Чжан.

– Земля один на связи, доложите обстановку, – ответил майор.

– Корветы уничтожены, я живой, получил ожог обеих ног, спускаюсь к Северной Двине, в районе пересечения с сорок первым меридианом, – доложил Чжан. – Майор, видите теперь спускаемую капсулу неприятеля? Открывайте по ней огонь, – закричал Чжан, – быстрее!..

– Мы тебя заденем, Земля три, – ответил майор с Земли.

– У меня ноги обуглились, майор, я не жилец, сбивайте гостя и прощайте, – едва слышно ответил Чжан.

В следующий миг несколько ракет, посланных на перехват, разнесли в клочья голубую капсулу. Капсулу Чжана сплющило, но она продолжала приближаться к Земле. Внизу показалась излучина широкой реки, обрыв и плесы вокруг нее. Чжан нажал на систему торможения, и капсула выпустила парашют-парус из пяти частей. Спуск замедлился, и отчетливей стали видны приближающиеся кудрявые кроны сосен и остроконечные ели. Капсула сближалась с широкой поляной, укрытой густым ковром из множества цветов – ромашек, иван-чая, лютиков. Коромыслом в небе растянулась после дождя радуга. Красота – короткий миг радости, но только боль в ногах продолжала отрывать от настоящего. Чжан застыл, еще несколько секунд…

«Все! – мелькнуло в голове. – Все кончилось, теперь смерть?» – подумал Чжан.

Капсула мягко ударилась о землю, Чжана вжало в кресло. Сознание возвращалось, значит не все потеряно, пульсировало в голове. Чжан нажал кнопку аварийного выхода и, собрав последние силы, выполз из капсулы. Ступни обуглились, а кожа ног покрылась волдырями.

«Что это?» – обессиленно подумал Чжан. Медовый аромат разнотравья еще больше ухудшил его самочувствие. Мутные зрачки Чжана уловили куски разбитого корабля неприятеля. Испытывая болевой шок, он схватил валявшийся рядом плоский, овальный камень и стал в исступлении бить им остатки капсулы и инопланетянина.

– Чжан! Ты живой? Земля три, живой? – неслось в видеошлемофоне из штаба.

– До встречи на небесах! – ответил Чжан. Радость выполненного боевого задания еще держала его в повышенном тонусе, но он внезапно потерял контроль над собой. Глаза Чжана закрылись…

Глава 5

Поисковый отряд был уже близко. Маяк, вживленный в голову Чжана под скулой, продолжал работать и передавал сигнал в штаб.

Над поляной закружили геликоптеры и грузовые посадочные модули. Команда из службы защиты и военных биологов оцепила весь квадрат и начала собирать остатки разбившихся кораблей и его пилотов, последовательно проверяя экологию и зараженность оцепленного района.

К телу Чжана подошел врач экстренной медицины Космических сил, провел над ним своей рукой с надетым на рукав витаскопом и с воодушевлением, радостно махнул коллегам:

– Забирайте пилота, он живой!!!

Врачи космических ВВС погрузили Чжана в прозрачную капсулу, подсоединив ему маску дыхания с нейросмесью.

– Сердце бьется, пульс пониженный! Приборы показывают, что пилот жив. Быстро вывозим его в Хьюстон, – поторопил врачей старший из команды.

Один из врачей вынул из сжатого кулака Чжана овальный камень, внимательно разглядел его и произнес:

– Передам этот камень родным пилота. Я знал Чжана, вместе проходили службу три года назад в Саратове.

– Доктор, мы должны сдать все найденное в службу расследований, – напомнил врачу командир команды поисковиков.

– Да, но это талисман Чжана, он имеет китайские корни, – продолжил доктор, волнуясь. – Я слышал об этом камне из рассказов Чжана. Этот камень – подарок бабушки.

– Надеюсь, что в госпитале Хьюстона, где работает профессор Майкл Румишди, большой знаток индийской и тибетской медицины и к тому же отличный хирург, смогут помочь парню, – напутствовал сопровождающих Чжана врачей главный из команды.

– Все, везите, – скомандовал главный врач пилотам.

– Есть, сэр, – ответил пилот геликоптера. Махнув рукой, он стал поднимать реактивный геликоптер над поляной. Поднявшись на несколько сот метров, геликоптер запустил реактивные двигатели, сложил вертолетные лопасти в свои борта и унес пострадавшего пилота в Хьюстон.

Вся планета уже радовалась победе над пришельцами и выражала соболезнования родным и близким погибших героев-пилотов федеральной пограничной стражи.

Через год на месте приземления капсулы Чжана был установлен красивый горельеф из каррарского мрамора. Горельеф в виде панорамы представлял собой команду пилотов, поднятых по боевой тревоге, сцены из схватки с неприятелем. На памятной табличке высекли лишь восемь фамилий погибших пилотов. Не было только фамилии Чжана Иванова, он лежал в хьюстонском госпитале в коме.

4
{"b":"240064","o":1}