ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующий день после боя к дому родителей Чжана подъехал военный броневик, из него вышел майор, дежуривший в тот день, и командир полка Чжана. Майор привез камень – амулет, найденный в руке Чжана.

Мэй Ли и Александр, увидев камень, по очереди скорбно спросили у майора:

– Что это за камень?

– Это амулет вашего сына, – недоуменно ответил майор, подумав, что горе с сыном затуманило сознание родителей Чжана. – Ваш сын находится на лечении в госпитале Хьюстона, его лечением занимается ведущий специалист Майкл Румишди. Он настоящий талант, сколько больных он поднял на ноги.

– Перестаньте, – одернул майора Александр Иванов. – Мы можем увидеть сына? – продолжил он.

– Да, конечно, сэр, – извиняющимся тоном ответил майор.

– Я готов предоставить вам, Александр, наш самолет, – любезно подключился к разговору командир полка Чжана.

– Спасибо, не нужно, – задумчиво ответил Александр, следом добавив: – В подарок от командования я получил за отличную службу истребитель «МиФ-77». Этот истребитель был образцом слияния лучших летных машин – «МиГа» и «Фантома». Самолет стоит у меня в ангаре, без вооружения, я думаю, пора ему тряхнуть стариной, – сказал Александр, глядя в небо, покрытое рябью перистых облаков.

– Ну что же, ваше право, – замешкался майор.

– Мы гордимся вашим сыном, – добавил командир полка. Они пожали руку Александру, сели броневик и уехали в аэропорт.

Александр закрыл за ними автоматические ворота и вернулся с женой в дом. Дом, где поселились родители Чжана, был приобретен по выходу Александра на пенсию. Они с Мэй Ли всегда мечтали поселиться на берегу моря. Больше всего им нравился небольшой рыбацкий поселок с уютной бухтой на берегу Черного моря под городом Сочи. Здесь сто лет назад, в 2014 году, прошла зимняя Олимпиада.

– Мэй Ли, дорогая, давай поставим этот камень рядом с детскими поделками Чжана, – предложил Александр. – Пусть он будет на виду.

– Дай бог поправиться сыну, – грустно поддержала мужа Мэй Ли. – Чжан поправится и вернется к нам, – вздохнула она, поставив камень рядом с юношеской фотографией Чжана.

– Завтра утром мы вылетаем в Хьюстон, – решил Александр.

– Александр, откуда у Чжана этот камень? – задала вопрос мужу Мэй Ли. – Он не носил их. Он говорил, что они ему мешают. Может, он его на Эгейском море подобрал?

– Может быть, там так красиво, – согласился Александр. – Помой его, пожалуйста, и положи лучше в аквариум. Он там будет лучше смотреться. Красивый камень, гладкий, серый с белыми точками. – Александр полюбовался камнем и передал его в руки Мэй Ли.

Глава 6

В десять утра «МиФ-77» под управлением полковника в отставке Александра Иванова сел на военном космодроме в Хьюстоне. Александр снял видеошлемофон, обернулся к спящей Мэй Ли и мягко взял ее за руку.

– Мэй, мы уже прилетели, – задумчиво сказал он, вглядываясь, как к его кораблю приближается на электромобиле охрана космодрома.

– Так быстро? Неужели это Хьюстон? – задала Мэй Ли вопрос мужу.

– Да, это Хьюстон, дорогая, – ответил Александр и вышел навстречу военным.

– Сэр, вы Александр Иванов? – задал вопрос лейтенант команды.

– Я, – кивнув, ответил Александр и затем, не дожидаясь других вопросов, заявил: – Проводите меня с женой в военный госпиталь Хьюстона, лейтенант.

– Есть, сэр, – козырнув, зычно ответил лейтенант и пригласил сесть в машину.

Спустя пятнадцать минут электромобиль подъехал к госпитальному комплексу Хьюстона. Александра и Мэй Ли в холле ожидал лечащий Чжана, доктор Майкл Румишди.

Он тихо поздоровался с супружеской четой и предложил надеть халаты и пройти вместе с ним через комнату ультракварцевания. Затем провел их по коридору в дальний бокс, где находился в капсуле Чжан. Чжан лежал в полуоткрытой прозрачной капсуле под углом тридцать градусов, вокруг него было множество трубок, датчиков, экранов. Подойдя к Чжану, Мэй Ли заплакала и, вытирая платочком слезы, взглянула в глаза доктору:

– Он будет жить, я смогу увидеть сына таким, каким он был раньше, доктор?

Доктор Майкл Румишди обнадеживающе поднял руки вверх и сочувственно произнес:

– Я, как специалист, вам могу сказать: он находится в коме, когда мы сможем вывести Чжана из нее, пока невозможно ответить. Кроме того, ему ампутировали половину правой ноги и ступню левой. Я надеюсь на его здоровье, вынести такое происшествие мог только он. Прошу вас, уповайте на бога, – качая головой, попросил доктор. – Вот моя визитка, – продолжил он и протянул карточку Александру. – Простите, я должен спешить к другим пациентам, нужно провести обход больных. Главное, не теряйте надежды, до свидания, господа, – попрощался Майкл Румишди и вышел из бокса.

Родители попрощались с Чжаном, Мэй Ли поцеловала в лоб сына, а Александр пожал ему слегка руку.

– Мэй Ли, – обнял жену Александр, – я верю, что он вернется к нам. Сейчас медицина может многое.

Он вывел заплаканную Мэй Ли из госпиталя, усадил на заднее сиденье электромобиля. Машина тронулась с места, взвизгнув на старте, и отправилась на космодром. Супруги сели в «МиФ-77», Александр завел двигатели, запросил разрешение на взлет и, получив его, вырулил на взлетную полосу. Через двадцать минут «МиФ-77» летел над Атлантическим океаном навстречу восходящему солнцу. Скоро они будут в Сочи…

Глава 7

Чжан открыл глаза. Он увидел мутные очертания врача, вводившего ему инъекцию. Зрение постепенно возвращалось, и теперь Чжан разглядел кареглазую девушку с повязкой на лице.

– Зд-ра-вст-вуй-те, – едва шевеля губами, прошептал Чжан.

– Он очнулся, – вскрикнула от неожиданности молодая девушка и побежала звать дежурного врача.

Прошло уже тридцать лет. Родители Чжана умерли несколько лет назад, так и не дожив до выздоровления Чжана. Чжан не помнил сейчас ничего. Для него время остановилось. Остановилось там, в лесу на Северной Двине, на той цветочной поляне среди летних цветов и трав и стрекотания кузнечиков. Время Чжана остановилось в 2115 году. Теперь, в 2145 году, время снова пошло, пошли часы его жизни.

Вернуться к жизни Чжан смог благодаря открытиям ученых. Микроскопические роботы, внедренные в его тело, вылечили пострадавшие сосуды мозга, легких. Но самое важное – это то, что они смогли восстановить его ампутированные конечности. Используя несколько новейших открытий, роботы смогли вернуть обе ноги.

– Чжан, как вы себя чувствуете? – спросил дежурный врач.

– Спасибо, неплохо, – ответил Чжан, слабо улыбнувшись.

– Неплохо, значит? – переспросил врач и добавил: – Вы еще не знаете, как долго проходило ваше лечение.

– Сэр, а я не буйствовал, не кричал? – извинился Чжан.

– Вы даже представить не можете, сколько лет находитесь здесь, – продолжил врач, затем вскинул голову и промолвил: – Вы здесь лежите тридцать лет.

– Перестаньте шутить, доктор, – усмехнулся Чжан, – ну, полгода провалялся, и снова здравствуйте. Вы меня развеселить хотите? – весело улыбаясь, вздернул он брови.

– Ничуть, Чжан. Вы пилот космических пограничных сил. Вы были ранены в битве с инопланетянами над Плесецком. Надеюсь, вы уже начали вспоминать.

Чжан замолчал, солнечная улыбка, только что украшавшая его лицо, исчезла, и на лице появилась задумчивая грусть. Обрывки памяти складывались из кусочков в более понятную мозаику. Бой с противником, гибель товарищей, падение в капсуле.

Врач молчал. Прошло около минуты. Подошли другие врачи, стали оглядываться на дежурного врача и Чжана. Чжан заволновался, ему стало не по себе. Какие-то трубочки, присоединенные к нему… Он стал нервно ощупывать и теребить их в ладони.

– Это, мистер пилот, корректоры ваших нейрососудов. Вы в 2145 году.

– Я в 2145 году, – округлил глаза Чжан, – а где моя жена, дочь, родные? – он часто задышал.

– Ваши жена и дочь живы, – успокоил дежурный врач. – Правительство Федерации позаботилось о вашей семье. Ваши родители умерли и похоронены на пантеоне защитников Федерации.

5
{"b":"240064","o":1}