ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

      Повелитель, на пару с драконом сглотнули. Только сейчас до них стало доходить, что они возможно, немножечко погорячились.

      - Я все могу объяснить… - начал Повелитель.

      - Вон отсюда, – почти прошипела Имодести.

      - Ну, рад был познакомиться, – отсалютовал Денетсу дракону, и тут же смылся, оставив его самого разгребать жар. А точнее, отгребать…

      - Ах ты, переросток поганый, ты, что сотворил с моим храмом? – обратила, наконец, на него свой взор Имодести

      - Ну, я… - принялся оправдываться Грегори, но был жестко перебит:

      - Молчать. Ты скотина безрогая, и бескрылая, как до такого додумался?

      - Ну… - он собрался возразить, по всем троим пунктам обвинения, что он не скотина, так, как думающий (хотя, этот факт следует поставить под сомнение, раз он ввязался в это дело), и что не согласен с определениями «безрогий» и «бескрылый». Крылья имеются, он может их предъявить. А рога ещё вполне могут вырасти… Но ему не дали вставить и слова:

      - Молчать. Ты, что думаешь, раз у тебя пятнадцать метров роста и куча лишнего веса, так ты можешь ломать все, что правильно и неправильно стоит?

      - Ты намекаешь, на то, что я полноват? – заподозрил дракон.

      - Нет, - успокаивающим тоном сказала Имоди, и добавила со всей злостью: - Я просто хотела сказать, что ты ЖИРНЫЙ. Самый толстый жердей, из всех кого я видела.

      - Это жестоко, – обиделся Грегори.

      - А старинный фонтан, центр города и храм Богини солнца это значит было любя?!– взревела Имодести, вконец, выведенная из себя.

      Дракон повесил голову, и принялся лапой рисовать по земле.

      - Ты мне ещё тут траншей накопай, для полного комплекта, – Имоди бы неумолима.

      - Я хотел помочь… - принял последнюю попытку реабилитироваться дракон.

      - Кому? – не унималась Имодести, которую бесило буквально каждое сказанное им слово. - Если храму сделать капитальный ремонт, то ты сделал правильный ход. С завтрашнего дня будешь этим самым ремонтом заниматься.

      Грегори вскинул на неё обиженные глаза, и подавился фразой: «А чего сразу я?», под её красноречивым взглядом. Давно на него так не смотрели. С другой стороны.

      - Ну, - вздохнул он, - ремонт так ремонт.

      И прочитал по памяти какую-то тарабарщину, которая оказалась заклятием восстановления утраченного. Имодести стояла, и как зачарованная, смотрела на то, как все, что было разрушено, камешек за камешком складывается назад, все как было, вплоть до последней трещины на здании.

      Имодести Блейз всегда отличалась одной чертой, которая досталась ей о родителей по наследству так сказать. Наглость. После того, как на неё напали, эта черта куда-то пропала. Она начала бояться каждого шороха, и ни на минуту не отпускала от себя Эвриала. Но шоковая терапия, которую ей устроил дракон сначала своим появлением, потом, видом разрушений, которые он учинил... А потом тем, как все вернулось назад…

      Видимо, это было именно то, что нужно, чтобы вернуть её прежнюю.

      Как только, все стало на свои места, Имодести сдвинула брови, и грозно напомнила:

      - Я сказала «капитальный».

      Грегори понял, что это не конец, и решил, не нарываясь на неприятности все сделать:

      - Сейчас, все будет.

      И по памяти прочитал заклятие обновления. И опять Имодести изумленно наблюдала, как храм из старого, полуразрушенного здания медленно начал превращаться в только что построенное.

      Храм сам себя встряхнул, и с него посыпалась пыль. Когда все улеглось, и Имоди откашлялась, то увидела, что к нему со всех сторон сбегаются огромные камни, такие же, как те из которых был построено здание, и впрыгивают на места, откуда выпали другие, или где они сильно пострадали от времени. Трещины, старые, которые уже пытались ремонтировать, и новые, которые появились совсем недавно, и продолжали появляться, несмотря на все усилия предотвратить этот процесс, начали медленно сращиваться, словно, кто-то стирал их с поверхности дома.

      Но больше всего её потрясла крыша. Она словно живое существо, нет словно птица приподняла крылья вверх, и, на мгновенье зависнув в таком положении, хорошенько встряхнулась. После этого, она вернулась на свое законное место, умостившись поудобней. Пожалуй, это было самое потрясающее, из всего увиденного. Потому, что дальше тоже было интересно, но не до такой степени. Здание поплыло, словно невидимый художник разрисовывал его красками, и приобрело свежевыкрашенный цвет и запах.

      Когда все стихло, и дом доделывал последние штрихи, Грегори деловито поинтересовался:

      - Теперь, когда недоразумение улажено… Как насчет диалога?

ГЛАВА 8. ДИАЛОГ. ИМОДЕСТИ

      Разговор у них получился содержательный, правда, он сильно отличался от того, на который рассчитывал Грегори. Все потому, что их «диалог» проходил в форме монолога.

      Вот уже минут сорок Имодести распекала несчастного по поводу его поведения. За всем этим процессом наблюдали крайне любопытные жители Ан-Грайне. Грегори же казалось, что из черного дракона он от стыда превратился в красного. С ним так, ни родители, ни братья возлюбленной красной драконихи, ни даже, сам Марис, его покровитель не разговаривали. «Где она только этому научилась?» - тоскливо подумалось черному дракону, пока он следил за тем, как перед ним туда-сюда вышагивает Имоди, позоря на весь огромный город. Ответ не замедлил появиться перед его глазами.

      - Имодести… - робко попытался вразумить разошедшуюся Верховную жрицу неизвестно откуда появившийся, Эвриал. В конце концов, она все ещё была в халатике, накинутом на ночную рубашку. А народу, за прошедшее время собралось не мало.

      Но, куда там.

      - Не мешай, – строго прикрикнула на него, и продолжила вопросом: - Вот почему, все драконы, как драконы, а ты шляешься непонятно где, в сомнительной компании?

      Эвриал счел за благоразумное пока отступить, а Грегори только плечами развел. Ну, не знал, он, с какого перепугу, его «понесла нелегкая позорить добрую память своих родителей, свое честное имя, и честь его древнего рода».

      А Имодести, не дождавшись от него ответа, принялась с энтузиазмом отвечать за него:

      - Все потому, что ты связался с Повелителем. Запомни Грегори. А лучше запиши. Повелитель, - на секунду она застыла, и на её лице появилось задумчивое выражение. Эвриал, Грегори и большинство жителей города наблюдающих, за этим мыслительным процессом даже слегка наклонились вперед, чтобы не пропустить ни одного слова. Из всех существ на всем белом свете, только она не стеснялась говорить о нём то, что думает. Поэтому, её всегда интересно было слушать. – Так вот, Повелитель – это самый наглый бессовестный, беспринципный и высокомерный тип на всем белом свете. Поверь мне на слово, Грегори, он тебя за человека не считает.

25
{"b":"240102","o":1}