ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже осенью 1918 г. Румыния попыталась добиться от стран Антанты признания соглашения 1916 г. о передаче ей Трансильвании, Буковины и других территорий бывшей Австро-Венгрии. Однако страны Антанты, ссылаясь на заключение Румынией сепаратного мира со странами Четверного союза, заявили, что соглашение 1916 г. утратило свою силу и вопрос о румынских территориальных притязаниях будет вновь рассматриваться на мирной конференции. Еще в июле 1918 г. в Париже был создан «Национальный румынский комитет» для пропаганды «подлинных настроений и интересов румын» во главе с Н. Титулеску, по мнению которого «мы [румыны] являемся частью гвардии Антанты на Востоке, той старой гвардии, которая всегда без ропота следует за ней, мы те, кто любит, не требуя любви взамен, мы те, кто верует, не претендуя попасть за это в рай»[152]. Конечно, эти красивые слова следовало подкрепить конкретными действиями, чтобы заставить мирную конференцию прислушаться к мнению Бухареста.

Рассчитывая добиться признания Бессарабии за Румынией на предстоящей мирной конференции в Париже, румынское правительство поспешило с нарушением акта 9 апреля 1918 г. об автономии Бессарабии.

В ноябре 1918 г. румынские власти решили инсценировать в «Сфатул Цэрий» акт признания безусловного присоединения Бессарабии к Румынии. Подготовка к отмене акта 9 апреля была проведена генеральным комиссаром Бессарабии генералом А. Войтояну без излишних затрат средств и времени. Он выслал из Бессарабии тех депутатов «Сфатул Цэрий», которые были явно настроены против присоединения Бессарабии к Румынии, а остальных 6 декабря пригласил к себе и обратился к ним со следующими словами: «Я пригласил вас, чтобы поговорить с вами как румын с румынами, узнать ваши желания и стремления и объяснить вам настоящее положение бессарабского вопроса. Весь разговор должен остаться между нами. Мы, румыны, можем ругаться, но никто не должен об этом знать. В „Сфатул Цэрий“ мы должны прийти с уже готовыми решениями. Согласно акту 27 марта [9 апреля] вы имеете провинциальную автономию, теперь вы должны отказаться от нее. Отказ от автономии нам необходим перед лицом мирной конференции. Мы должны туда прийти объединенными и не подавать никакого повода к критике... Вы, например, – обратился Войтояну к депутату Н. Александри, – я знаю, что вы колебались все лето, и я надеюсь, что вам сейчас все ясно и прекратятся ваши колебания, которые объясняются русификаторской провокацией, так как в противном случае нам придется принять особые меры...»[153]

Без предварительного объявления в печати и без оповещения депутатов 8 декабря 1918 г. в 14 часов дня председатель «Сфатул Цэрий» Халиппа вывесил объявление на дверях здания «Сфатул Цэрий» о том, что в 16 часов того же дня открывается заседание. Заседание было открыто, несмотря на то, что присутствовало всего несколько десятков депутатов, в основном из «Молдавского блока». Выступивший от имени крестьянской фракции В. Цыганко выразил протест против незаконного созыва «Сфатул Цэрий» и заявил, что ввиду отсутствия кворума данная сессия не может быть правомочной. С подобным же протестом выступил и депутат И. Паскалуца. Однако большинство присутствовавших составляли сторонники оккупантов, и они голосовали за то, чтобы заседание было открыто. Это же «большинство» (48 депутатов при кворуме в 54), подтасованное Халиппой и Войтояну, избрало из своей среды президиум.

На следующий день депутаты, не участвовавшие в выборах президиума, заявили протест и после отказа от переизбрания президиума покинули заседание. На повестке дня «Сфатул Цэрий» значился лишь аграрный вопрос, поэтому после перерыва ушедшие депутаты вернулись в зал заседаний. Заседание началось около 20.00 и к 1 часу ночи утомило депутатов, количество которых постепенно уменьшалось. В 2.30 ночи «по окончанию чтения законопроекта, без всякого предупреждения председательствующим Халиппой была прочтена резолюция о желании присоединения Бессарабии к Румынии без всяких условий, уничтожения автономии Бессарабии. В зале заседания находилось по подсчету 46 депутатов [из 162]. Часть депутатов начала аплодировать, заглушая вопрос председательствующего: „Кто против, кто воздержался?“ „Принято единогласно“, – заявил председательствующий господин Халиппа. Представители части депутатов крестьянской фракции, протестуя, просят слова для заявления. Председательствующий Халиппа слова не дает, и акт величайшей государственной важности считается решенным при полном отсутствии кворума (46 депутатов, из которых часть во главе с депутатом Вучушканом выражала свой протест). Вызванный затем по телефону генеральный комиссар генерал Войтояну по прибытии своем немедленно прочел королевский декрет о закрытии сессии „Сфатул Цэрий“. Произошло это уже в пять с половиной утра»[154]. После этого, как отмечают современные румынские авторы, «выполнив миссию, для которой он и был собственно создан», «Сфатул Цэрий» был распущен[155].

Так была принята декларация от 10 декабря 1918 г.: «Вслед за объединением с матерью Румынией Буковины, Трансильвании, Баната и венгерских областей, населенных румынами в границах Дуная и Тисы, „Сфатул Цэрий“ объявляет, что Бессарабия отказывается от условий единения, установленных 27 марта [9 апреля], будучи уверенной», что в Румынии всем будет обеспечен демократический режим. Поэтому, не ожидая созыва Румынского учредительного собрания, «Сфатул Цэрий» «аннулирует все условия акта 27 марта и объявляет без каких бы то ни было условий присоединение Бессарабии к Великой Румынии»[156]. Однако группа депутатов уже распущенного краевого совета «в интересах разоблачения невиданного и недопустимого политического шантажа, насилия и фальсификации» составила акт о том, что они считают все постановления сессии «Сфатул Цэрий» 8—10 декабря 1918 г., «ввиду допущенных явных правонарушений, граничивших с обманом, – недействительными, незаконными и со всей энергией протестуют против отказа от автономии как против акта насилия над волей народов, населяющих Бессарабию»[157].

Бои на Украине и в Венгрии

В ноябре 1918 г. военно-политическая ситуация на юге России существенно изменилась в связи с поражением Германии и окончанием Первой мировой войны. Отвод германских войск с Украины привел, с одной стороны, к созданию 13 ноября нового правительства (Директории) УНР, перебравшегося с 14 декабря в Киев, а с другой – к изданию 29 ноября находящимся в Курске правительством УССР декрета о восстановлении на Украине cоветской власти[158].

В то же время, 16—23 ноября 1918 г., в Яссах состоялось совещание представителей Англии, Франции, Италии, США, Румынии, «Сфатул Цэрий», УНР и ряда антибольшевистских русских общественно-политических деятелей, которые обратились к союзникам с призывом прислать антантовские войска на юг России. 21 ноября союзники решили поддержать УНР против большевиков, занять Одессу, Севастополь, Киев и Харьков. Соответственно, уже 25 ноября английские корабли прибыли в Севастополь, а 27 ноября французские – в Одессу. 27 ноября УНР просила Антанту направить в Киев их представителей и войска в Киев и Одессу и оккупировать связывающую их железную дорогу[159]. Румынское руководство было готово передать местным формированиям Добровольческой армии 188 орудий, 900 пулеметов, 120 тыс. винтовок, боеприпасы и другое снаряжение бывшего русского Румынского фронта[160].

9 декабря были определены цели интервенции Антанты: обеспечить защиту своих интересов и избавить Украину от действий большевистских сил с севера. Для этого следовало захватить базы на Черном море и продвинуться от них и из Бессарабии в бассейны Днепра и Дона[161]. 17 декабря в Одессе высадилась французская пехотная дивизия. С 20 января 1919 г. в порты Черного моря стали прибывать греческие войска. Тем временем к началу января 1919 г. войска советского Украинского фронта вступили в Харьков и вышли на подступы к Чернигову, Конотопу, Сумам, Ахтырке, Мерефе, Змиеву и Купянску. 12 января были заняты Чернигов и Бахмач, 19 января – Полтава, 26 января – Екатеринослав. 16 января УНР объявила войну РСФСР, но местное население с большим энтузиазмом приветствовало Красную армию[162].

вернуться

152

Виноградов В.Н. Указ. соч. С. 294; Лазарев А.М. Указ. соч. С. 155.

вернуться

153

Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 233—234; Березняков Н.В. Указ. соч. С. 169—170.

вернуться

154

Советские Россия – Украина и Румыния. С. 28—30; ДВП. Т. 1. С. 589—592; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 37—40; Березняков Н.В. Указ. соч. С. 170—171.

вернуться

155

История Бессарабии. С. 102.

вернуться

156

Александри Л.Н. Указ. соч. С. 63—64; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 234—235; История Бессарабии. С. 102.

вернуться

157

Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 37, 40.

вернуться

158

Гражданская война на Украине. 1918—1920. Сборник документов и материалов. В 3-х тт. Киев. 1967. Т. 1. Кн. 1: Освободительная война украинского народа против немецко-австрийских оккупантов. Разгром буржуазно-националистической директории. С. 459—462; ДВП. Т. 1. С. 582—589.

вернуться

159

Из истории гражданской войны в СССР. 1918—1922. Сборник документов и материалов. В 3-х тт. Т. 1: Май 1918 – март 1919. М., 1960. С. 75—76.

вернуться

160

Лазарев А.М. Указ. соч. С. 152.

вернуться

161

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 1. С. 66, 72—73.

вернуться

162

Карр Э. История Советской России: Кн. 1: Большевистская революция. 1917—1923. М., 1990. С. 244.

16
{"b":"240136","o":1}