ЛитМир - Электронная Библиотека

Утренняя сводка от 1 июня сообщала, что «на Бессарабском фронте в районе Старые Липканы, Парканы ружейная и пулеметная перестрелка»[266]. 4 июня председатель Реввоенсовета Республики Троцкий отдал приказ № 104 о расформировании Украинского фронта и формировании из войск 1-й и 3-й Украинских Советских армий 12-й армии, а из 2-й Украинской Советской армии – 14-й армии[267]. Соответствующий приказ 13 июня отдал и Антонов-Овсеенко, а новый командующий 12-й армией Н.Г. Семенов приказал переформировать все войска бывшей 3-й армии в 45-ю и 46-ю стрелковые дивизии[268].

Оперативные сводки советских войск на Днестре свидетельствуют о том, что бои с румынскими войсками продолжались. 5 июня «на Бессарабском фронте в районе Бендер артиллерийская перестрелка»[269]. 7 июня «противник обстрелял артиллерийским огнем станцию и город Тирасполь»[270]. 9 июня в 25 верстах северо-западнее Тирасполя в районе Красногорки противник на 5 лодках пытался переправиться на левый берег Днестра и оттеснить нашу заставу, но был отбит, положение было восстановлено[271]. Как докладывал 10 июня командир 3-й бригады 5-й стрелковой дивизии Черников, «румыны переправились через Днестр и ведут наступление на Красную Горку [Красногорку] в районе расположения 5-го Тилегульского полка. Отсутствие русских патронов и пулеметов дает возможность противнику развить наступление, но мною приняты самые срочные меры к ликвидации этого наступления. Ввиду полной дезорганизации тираспольского гарнизона и некоторых частей, стоящих на фронтах в этом районе, и отсутствия людей в этих частях, которые были бы когда необходимо на своих местах, ибо настоящие не на своих местах. Наблюдаются единичные побеги красноармейцев с позиций, а вышеназванные части не входят в состав нашей бригады...»[272]

Вечерняя сводка от 10 июня сообщала, что «в районе Красной Горки [Красногорки] неприятель повел наступление. Переправился на левый берег Днестра, где вступил в бой с нашей заставой, которая не дает возможности продвинуться вперед. Приняты меры к ликвидации наступления. В районе Кучурганы—Бендеры замечается подготовка неприятеля к исправлению железнодорожного моста. Между Красной Горкой [Красногоркой] и Кучурганами редкая ружейная перестрелка»[273]. Столкновения с румынами в районе Красногорки продолжались до 14 июня, когда там наступило затишье. В тот же день румынский самолет сбросил на Тирасполь 7 бомб[274]. 15– 16 июня у Тирасполя происходила артиллерийско-ружейная перестрелка[275]. 19 июня у Маяков произошла стычка разведчиков и артиллерийская перестрелка[276].

На 1 июня 1919 г. войска противника в Бессарабии оценивались в 40,5—42 тыс. штыков и 2,4—2,8 тыс. сабель, 88—100 орудий, 18 броневиков[277]. Вывод из края французских и греческих войск привел к сокращению сил противника. Согласно сведениям советской разведки, на 20 июня силы противника в Бессарабии оценивались в 26,8 тыс. штыков и 1,7 тыс. сабель[278]. В составе 3-й Украинской Советской армии на 15 июня насчитывалось 27 791 человек, 285 пулеметов и 48 орудий[279]. 22 июня «румыны артиллерийским огнем обстреляли села Слободзея и Карагач в 15 верстах к югу от Тирасполя». 23 июня румыны артиллерийским огнем обстреляли Тирасполь. 24 июня румынская артиллерия обстреляла Гидерим и Выхватинцы, а группа разведчиков с пулеметами попыталась переправиться через Днестр у села Журы, но была отбита советскими войсками[280].

В своем докладе Реввоенсовету Республики о положении на фронтах Вацетис 24 июня указал, что «важнейшей задачей бывшего Украинского фронта в настоящее время являются: а) оборона на границах Румынии; б) прикрытие направления на Киев [...]; в) восстановление связи с Советской Венгрией»[281]. Однако развитие ситуации на Южном фронте, где 17—19 мая войска А.И. Деникина перешли в наступление в Донбассе и, прорвав фронт, стали продвигаться в глубь Украины, сделало эти задачи 12-й армии неактуальными. Уже к началу июля деникинские войска вышли к Днепру. В июле из Галиции начали наступление войска УНР и галицийские части. Советские войска на Днестре оказались под угрозой окружения и в конце августа отступили к Житомиру.

Бессарабский вопрос на мирной конференции

Тем временем в Париже 18 января 1919 г. открылась мирная конференция. В своем выступлении на конференции 1 февраля премьер-министр Румынии И. Брэтиану перечислил территории, которые следовало присоединить к его стране, – Трансильванию, Буковину, Бессарабию и Добруджу. Правда, страны Антанты, сославшись на Бухарестский мирный договор 1918 г. и выход Румынии из войны, отказались признать соглашение 1916 г., но румынское руководство быстро поняло, что антисоветские заявления, а главное – дела могут изменить ситуацию. Поэтому Брэтиану просил Антанту предоставить Румынии возможность «сопротивляться большевизму не только в собственных интересах, но и в интересах всей Европы и даже, не преувеличивая, в интересах мировой цивилизации». Конечно же, защищать мировую цивилизацию было удобнее не на Пруте, а на Днестре[282].

Со своей стороны, правительство УССР 7 февраля 1919 г. направило радиограмму на имя председателя мирной конференции Ж. Клемансо, в которой заявляло «энергичный протест против захватнической империалистической политики румынского помещичьего правительства» и напоминало о договоре, заключенном 5– 9 марта 1918 г. в Одессе при посредничестве представителей Антанты. Этот договор «остается торжественным международным актом, связывающим не только румынское правительство, но и державы Согласия, тем более что при оккупации румынскими войсками Бессарабии дипломатические представители держав Согласия заявили, что она имеет чисто временный и военный характер». Кроме того, конференции напоминалось, что «съезд крестьян Бессарабской Республики, заседавший в Кишиневе от 18-го и до 22-го января 1918 года, ...единогласно высказался против румынской оккупации. [...] Испытавшие преимущества собственной власти бессарабские рабочие и крестьяне никогда не помирятся с властью румынских помещиков и капиталистов...» Украинское советское правительство «не остановится ни перед какими средствами, чтобы освободить от ига румынской олигархии рабочую и крестьянскую Бессарабию, что оно не допустит, чтобы на исстрадавшейся и разоренной Буковине установилась власть, ненавистная самому румынскому народу»[283]. Понятно, что подобное мнение никого в Париже не интересовало, как и вполне доступные сведения о расправах румынских оккупантов с местным населением в Бессарабии.

Для изучения всех вопросов, связанных с территориальными притязаниями Румынии, Совет десяти образовал комиссию экспертов под председательством французского министра иностранных дел А. Тардье, составленную из представителей США, Англии, Франции и Италии. 8 февраля Комиссия по румынским делам пришла к выводу, что без участия России вопрос о Бессарабии не может быть разрешен, а поскольку существовала возможность победы войск адмирала А.В. Колчака, то решение бессарабского вопроса следовало отложить. 22 февраля на заседании Комиссии Брэтиану заявил, что «мы не можем себе представить существование румынского народа без Днестра так же, как мы не можем его представить без Дуная и Тисы, для того, чтобы его отделить от славянского элемента... Бессарабия является входом в наш дом; если он будет в чужих руках, это может подвергнуть опасности наш очаг»[284]. Однако определенная часть состоятельных кругов Бессарабии считала возможным в случае победы белых в России вернуть край в ее состав. Для пропаганды этой идеи еще в декабре 1918 г. в Европу был направлен ряд делегатов. 9 и 22 марта 1919 г. лидеры русского Белого движения обратились к Парижской конференции с заявлением, в котором указывалось, что статус народов России «не может быть определен вне и без согласия русского народа», а право силы не может являться основанием для завладения территорией[285].

вернуться

266

Там же. Л. 78 об.

вернуться

267

Гражданская война на Украине. Т. 2. С. 122.

вернуться

268

Там же. С. 140—141, 150—151.

вернуться

269

РГВА. Ф. 103. Оп. 1. Д. 115. Л. 89.

вернуться

270

Там же. Л. 103.

вернуться

271

Там же. Л. 111.

вернуться

272

Там же. Ф. 178. Оп. 1. Д. 38. Л. 136—136 об.

вернуться

273

Там же. Л. 137.

вернуться

274

Там же. Л. 173.

вернуться

275

Там же. Л. 178.

вернуться

276

Там же. Л. 187.

вернуться

277

Там же. Ф. 103. Оп. 1. Д. 124. Л. 54.

вернуться

278

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 2. С. 377.

вернуться

279

РГВА. Ф. 178. Оп. 1. Д. 44. Л. 122—123

вернуться

280

За власть Советскую. С. 172.

вернуться

281

Директивы Главного командования. С. 334—335.

вернуться

282

Лазарев А.М. Указ. соч. С. 151.

вернуться

283

ДВП. Т. 2. С. 64—66.

вернуться

284

Лазарев А.М. Указ. соч. С. 152.

вернуться

285

Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 241—243.

23
{"b":"240136","o":1}