ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В любом случае получается не более 4—4,5 тысячи танков и штурмовых орудий. Говорить после всего этого о каком-либо техническом или количественном превосходстве Вермахта по танкам просто смешно. В РККА только в Первом Стратегическом эшелоне танков втрое больше, чем у Гитлера с союзниками. Только средних и тяжелых танков у Сталина на границе почти две тысячи. А у Гитлера до этих весовых категорий недотягивает почти ни один танк. Да что говорить, одних Т-26 больше, чем во всем Вермахте танков всего. Но поскольку историкам требовалось найти объяснение катастрофическому поражению советских танковых войск в первые месяцы войны, они, недолго думая, выдали несколько доводов в пользу танков Вермахта.

Первый – радиосвязь: «Немецкие танковые войска были полностью радиофицированы, а на советских танках радиостанция с резко выделявшей танк среди прочих поручневой антенной ставилась только на командирские машины, хотя такая хорошо заметная деталь резко отличала танк командира, показывая противнику, кого надо уничтожить в первую очередь. Из десяти советских танков БТ лишь один имел радиостанцию, тогда как к началу войны с СССР не имевших радиооборудование танков в Вермахте насчитывалось крайне мало» (В. Грызун. Как Виктор Суворов сочинял историю).

Тут даже не знаешь – с чего начать.

Во-первых, «резко выделявшую танк» поручневую антенну на советских танках заменили на штыревую уже после боев в Испании и на Халхин-Голе, хотя, конечно, оставались в строю и танки с поручневой антенной.

Во-вторых, что значит: «Из десяти БТ радиостанцию имел лишь один»? И почему упоминаются только БТ? Или остальные типы советских танков вообще не имели радиостанций? Кстати, и из танков БТ вовсе не каждый десятый был радиофицирован.

Но не будем попусту препираться. Просто вспомним, что танковая радиостанция 71-ТК-1 производилась в СССР с 1933 года. Эти радиостанции устанавливались на Т-37А и на Т-38, на Т-26 и БТ. Кстати, насчет БТ. Из 8060 произведенных танков рация стояла на 2600 машинах. То есть отнюдь не каждый десятый БТ имел радиостанцию, а каждый третий. Из танков Т-26 радиофицирован был чуть ли не каждый второй (из 11 218 произведенных Т-26 рация стояла на 5000). Танки Т-28 и Т-35 были оснащены радиостанциями поголовно. То же скорее всего касается Т-34 и КВ.

Причем понятно, что непосредственно в приграничных округах уровень радиофикации советских танков был намного выше, чем в РККА в целом.

И опять же, только «устаревших» советских радиофицированных танков в два с половиной раза больше, чем всех танков Германии, предназначенных для операции «Барбаросса».

Кстати, о танках Германии. Если не считать того, что PzKpfw.I вообще не имел рации (за исключением «командирских» танков, но те не имели вооружения), то немецкие танки можно считать полностью радиофицированными. Но необходимо уточнить, что в то время как на всех советских радийных танках стояли приемопередатчики, на основной массе германских танков были установлены только приемники. Приемопередатчиками в Вермахте оснащались только машины командиров подразделений, начиная с командира взвода и выше. Так что принципиальной разницы в радиофикации, безоговорочно показывающей превосходство германских танковых войск над советскими, нет.

Но на тот случай, если кто-то не поверит сказкам о 10%-ной радиофикации советских танков, историками был предложен второй довод: в Вермахте «имелись бронетранспортеры и прочие бронированные колесно-гусеничные и колесные машины. А в Красной Армии о БТР и слыхом не слыхивали. И по бронеавтомобилям РККА Вермахту уступала в пять раз» (В. Грызун. Как Виктор Суворов сочинял историю).

Вот оно как. К счастью, количество бронеавтомобилей в РККА известно. На 1.06.1941 года их насчитывалось 5197. Их них 3258 были вооружены 45-мм танковой пушкой, т.е. в принципе могли бороться с любым танком Вермахта.

Если верить уважаемым историкам, на вооружении германской армии к началу войны насчитывалось более 25 тысяч бронеавтомобилей, не считая бронетранспортеров.

Но мы историкам не поверим. К июню 1941 года в Германии было изготовлено около тысячи легких бронеавтомобилей SdKfz.222 «Хорьх», около 150 легких бронеавтомобилей SdKfz.231/232 и около 270 тяжелых бронеавтомобилей SdKfz.233. Кроме того, промышленность Германии к июню 1941 года произвела около 750 тяжелых бронетранспортеров SdKfz 251/10 «Ганомаг» и пару сотен легких бронетранспортеров SdKfz 250/10 «Демаг». И все!

Теперь из этой жуткой «армады» в две с половиной тысячи бронеавтомобилей и бронетранспортеров вычтите все потерянные и вышедшие из строя в 1939—1941 гг. машины. Вспомните, что дивизии Вермахта к июню 1941-го были разбросаны по всей Европе, а пара танковых дивизий воевала даже в Северной Африке, и объясните – каким образом тот жалкий остаток, выделенный для вторжения в Советский Союз, мог в пять(!) раз превосходить по количеству бронеавтомобили РККА? Чтобы окончательно лишить вас сомнений, добавлю, что летом 1941 года бронемашины Германии в лучшем случае были вооружены 20-мм автоматической пушкой.

Ах да! Как же мы могли забыть? Ведь у германских танков было такое преимущество перед советскими, как командир танка, освобожденный от обязанностей заряжающего или наводчика, в отличие от танков других стран. В то время как командир советского танка должен был одновременно наводить-заряжать орудие, командовать танком, командовать своим подразделением, если он был командиром взвода, роты, батальона и т.д., командир германского танка с комфортом сидел в своей командирской башенке, имея круговой обзор, и спокойно отдавал приказы. Вот только давайте не будем забывать, что таких «комфортных» для немецких танковых командиров машин было на границе с СССР всего 1404 штуки – 965 Pz.III и 439 Pz.IV. Все остальные ничем не отличались по своей «комфортабельности» от «неудобных» советских танков.

Конечно, можно заявить, что, кстати, некоторые историки и делают, что после 1941 года немцы одумались и создали танки, превосходящие лучшие боевые машины СССР. Речь пойдет о знаменитых «тиграх» и «пантерах». Хорошие были танки. Но и советское танкостроение не почивало на лаврах. В ответ германским «зверям» началось производство Т-34-85, Т-44, ИС-1, ИС-2, ИС-3.

Интересно, что, упоминая Т-34-85 и ИС-2, историки совершенно «забыли» про Т-44 и ИС-3, а ведь эти танки созданы и приняты на вооружение в ходе войны. И повоевать они успели – ИС-3 участвовали в штурме Берлина и в войне против Японии (ТМ №3, 1990 г.), а Т-44 еще с 1944 года поступали на вооружение гвардейских танковых бригад. Произведено же их в годы войны было больше, чем, скажем, «королевских тигров», без упоминания о которых не обходится ни одна «История Второй Мировой» (с середины 1944-го по май 1945-го произведено 655 Т-44 и несколько сотен ИС-3 против 485 «королевских тигров»). И, хотя мы говорим про лето 1941-го, для сравнения приведем характеристики танков второй половины Великой Отечественной войны.

Таблица 2

Правда о Великой Отечественной войне. Красная Армия всех сильней! - _03.png

* – в зависимости от модификации.

Спору нет, германским конструкторам удалось создать настоящие бронированные монстры. Помимо толстенной брони, которая на «пантере» и на «королевском тигре» имела рациональные углы наклона, эти танки были вооружены мощнейшими орудиями.

Так, бронебойный снаряд 88-мм пушки «тигра» пробивал с дистанции:

500 метров – 110-мм броню;

1000 метров – 100-мм броню.

Еще более мощным было орудие «королевского тигра», имеющее длину ствола 71 калибр. Бронебойный снаряд этой пушки пробивал с дистанции:

500 м – 130-мм броню;

1000 м – 121-мм броню.

Кроме этих «сверхтяжелых» танков, на вооружении Вермахта состояла «пантера», которую некоторые называют лучшим танком Второй Мировой войны.

Бронебойный снаряд 75-мм орудия, установленного на «пантере», имеющего длину ствола 70 калибров, пробивал с дистанции:

7
{"b":"240159","o":1}