ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Задав дежурные вопросы о погоде и планах на Новый год, она скоро попрощалась с сестрой и тут же набрала номер Миши, надеясь разговором с ним избавиться от все обостряющегося уныния.

На дорогу у Анны ушло много времени – машины ехали медленно из-за усилившегося и помокревшего снега – и когда она добралась, наконец, до Мишиной квартиры, вечеринка, на которую он ее пригласил, была уже в полном разгаре. Гости, возбужденные горячим вином со специями, живо общались, усевшись полукругом на полу в комнате. Никого, кроме курившей у щелки балконной двери Маши, Анна не знала, и Миша представил ее разнополым гостям, имена которых тут же спутались в ее голове.

– Анька, можешь себе налить там на кухне, чего хочешь, – торопливо предложил Миша и продолжил мысль, начатую до ее прихода. – Нет, женский оргазм необходим не для этого! Во время оргазма происходят мышечные сокращения, благодаря которым сперма всасывается лучше и, соответственно, повышается вероятность зачатия. Люди, конечно, из сопутствующего оргазму удовольствия сделали целую индустрию, но природой оргазм задуман именно как одна из систем для облегчения зачатия – продолжения рода, то бишь.

– Да, Миш! Жир на бедрах для того, чтобы защитить матку, а оргазм исключительно для всасывания спермы! – возмутилась одна из девушек. – Тебя послушаешь, так получается, что мы тут все машины для производства потомства. Тоже мне смысл жизни!

Анна поморщилась, раздосадованная очередным напоминанием о задерживающихся месячных, о чем ей сегодня утром сообщил календарик, и двинулась на кухню, где уже не курила, но все еще стояла у приоткрытой балконной двери Маша.

– Привет, Маш. Ты чего тут одна?

– Привет. Да, я что-то чувствую себя не особо. Месячные.

Анна плеснула вина в стакан зеленого стекла и обреченно вздохнула, уже не удивляясь синхронизации ситуаций и слов окружающих с ее мыслями.

– Везет же, – тихо прошептала она.

– А как у тебя дела? Муж не объявился? Извини, мне Мишка рассказал про тебя…

– Нет, не объявился. Думаю, он теперь вполне счастлив с новой вагиной.

Маша сочувственно качнула головой и протянула Анне пачку сигарет.

Анна нерешительно вытянула сигарету: «Уф, я сто лет уже не курила».

Из комнаты до них доносилась негромкая и неназойливая музыка, перекрываемая смехом и разговорами. Теперь там обсуждали планы на новогоднюю ночь.

– А ты что на Новый год делаешь? – спросила Маша.

«Вероятно, аборт», – усмехнулась про себя Анна, а вслух сказала: «Не знаю. Еще не думала». Она сильно закашлялась и тут же ткнула сигарету в пепельницу.

В кухню вошел Миша с пустыми стаканами в руках и, расставив их на столе, поинтересовался рассеяно: «Шушукаетесь?».

Маша протянула ему свой бокал.

– Мне тоже капни. А что вы там про дачу говорили?

– Ритка предлагает перед новым годом собраться, повечериниться. Они сняли где-то по Ленинградке на зиму, а мужик ее укатил в Бельгию на стажировку, так она хочет хоть как-то попользоваться. Плочено ж. – Он слизнул каплю вина с пальца и повернулся к Маше. – Держи, рюмочку, беби.

– А у нее же мужик какой-то странный, нет? – понизив голос, спросила Маша.

– Да! Полный придурок. Но, так как его не будет, – Миша расплылся в улыбке, – предложение звучит интересно.

Тут Анна почувствовала себя лишней, поняв, что присутствующие здесь если и не сложившаяся компания, то хотя бы близкие знакомые, хорошо знающие жизнь друг друга. Она плотно сжала губы и отвернулась к окну, лелея свое одиночество. В доме напротив женщина, стоявшая у окна в такой же кухне, резко задернула шторы.

– Анька, ты же у меня ночуешь? – спросил Миша, коснувшись ее плеча.

Она тут же сморгнула слезы, повернулась к нему и приняла стакан с благоухающим гвоздикой и апельсиновой цедрой вином.

– Да.

Едва гости ушли, шумно распрощавшись в тесном коридоре с хозяином, Миша повернулся к Анне, стоявшей в дверях кухни, и положил ей руки на плечи: «Ну что с тобой стряслось? Весь вечер, как в воду опущенная».

– Задержка.

– Да ты что? – искренне ахнул Миша. – Долго?

– Дней восемь-десять. Но я все еще надеюсь, что это все нервы и смена климата, – напряженно улыбнулась она. – А как у тебя дела? Чем занимался, с кем встречался?

– Э-э, а ты хочешь, чтобы я рассказал так, как будто у меня все зашибись, или так, как будто у меня все хуже некуда?

Анна глянула на него недоуменно: «Ты о чем? Как есть, так и расскажи».

– Ну, я хочу тебя приободрить, но не знаю, как лучше. Люди же разные – кому-то, чтобы почувствовать себя лучше, надо знать, что у соседа дела еще дряннее, а кому-то наоборот нужен пример успеха и счастья.

– О, какая трогательная забота! И индивидуальный подход!

– Не язви, Ня, у меня это все равно получается лучше. Ты тест еще не делала?

– Нет, надо купить.

Миша тут же распахнул шкаф с верхней одеждой.

– Одевайся, тут на соседней улице круглосуточная аптека.

В залитой безжизненным светом дневных ламп аптеке, где сонно бродили среди полок несколько покупателей, Миша сразу уверенно отправился в нужный отдел.

– Это ты меня сглазил, Мишка, – усмехнулась Анна ему в спину. – Помнишь, ты меня спрашивал про тесты?

– Ага. Еще один вариант непорочного зачатия? Сглаз.

Анна подошла следом за ним к полке, взяла в руки коробку с наклейкой «348 руб.» и поморщилась.

– Блин, что за цены.

– Может, другие на кассе?

– Надеюсь. А то этот как пол-аборта стоит.

Дешевые тесты действительно оказались на кассе, и Анна попросила два.

– А зачем два? – полюбопытствовал Миша.

– Знаешь, каким бы ни был результат, я в него все равно не поверю с первого раза. Если одна полоска – то где тогда менструация? Если две – то надо перепроверить, потому что этого не может быть. Нет, только не со мной.

– Логично. Возьми три.

– Думаешь? – Анна задержала руку с купюрами над лотком на стойке. – Девушка, дайте еще один, пожалуйста, и какое-нибудь успокоительное поэффективнее.

– Да, желательно ксанакс, – произнес в сторону Миша.

Щурившаяся в экран монитора аптекарша тут же подняла на него недобрый взгляд.

Утром Анна, хотя и проснулась раньше Миши, долго не решалась выбраться из-под одеяла, игнорируя призывы мочевого пузыря. В восемь автоматически включился телевизор, и Миша заворочался от бодрых звуков рекламы. С еще закрытыми глазами он зашарил рукой по полу и стал перебирать пульты, выщупывая нужный из пяти или шести.

– Каждое мое утро начинается с мысли о том, что мне надо завести один универсальный пульт. Максимум два, – сиплым голосом произнес он, отирая заспанное лицо ладонью. – День сурка какой-то.

– Попробуй просыпаться под будильник, – отозвалась Анна. – Избавишь себя от проблемы.

– Да проблема в том, что на самом деле мне хотелось бы просыпаться от того, что я выспался.

– Для этого надо стать богатым пенсионером. Ладно, дай мне вылезти. – Анна откинула одеяло. – Пойду помочусь на полосочки.

– Какие полосочки?

– На твоем полотенце! Мы вчера тесты покупали?

– А! Иди, да-да, – тут же встрепенулся Миша, и его взгляд из сонного стал любопытствующим.

4.

Анна тяжело опустилась на стул у кухонного стола, но тут же привстала, чтобы принять из рук Марты чашку с чаем.

– Сахар? Молоко?

– Нет. Спасибо.

Марта села за другим концом стола, развела ложечкой молоко в кофе и выжидательно посмотрела на Анну.

– Я схожу с ума, Март. Знаешь, мне кажется, что у меня шарик какой-то застрял вот здесь, внутри, – Анна коснулась лобка, – и я очень-очень хочу от него избавиться!

– Что тебе София сказала?

– Ну, мы с Мишкой пошли к ней… Я сдала анализы, не все – только обязательные, ВИЧ там, сифилис. А она сказала, что лучше потом сдать все – что-то ей там не понравилось. Но меня уже какая-нибудь гонорея от этого урода не удивит. Отлично, блин, сходила замуж. – Анна потерла лоб запястьем. – Потом она посмотрела, сделала УЗИ, и сказала, что плод слишком маленький, и шейка матки недостаточно мягкая, так что удалять лучше через неделю-дней десять. – Она замолчала, все так же потирая лоб. Отпила чая и рассеянно добавила: – София, кстати, на самом деле очень внимательная. Спасибо, что порекомендовала.

10
{"b":"240167","o":1}