ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень приятно. Андрей.

– Да, я слышал. Вы знакомый Маши?

Андрей кивнул.

– Да. Мы по работе пересекались раньше, а сегодня я столкнулся с ней в собственном офисе. Смешно, не в магазине, не в ресторане, а на своем рабочем месте.

– Ну, наверное, вы просто слишком много времени проводите на работе? – с легкой улыбкой предположил Миша. – А чем вы занимаетесь?

– Недвижимость. Аренда, продажа, ремонт. В основном у меня офисы.

– Какое совпадение! Я как раз ищу офис для нашей компании. Мы планируем открываться в конце февраля.

– Можно будет посмотреть что-нибудь для вас.

И они заговорили о недвижимости и работе, обменялись визитками и перешли к обсуждению цен и районов. Разговор прервался на несколько секунд, когда у Андрея зазвонил телефон. Он нерешительно посмотрел на дисплей, отключил звонок и продолжил рассказывать Мише о принципе ценообразования.

Миша внимательно слушал и старался поддержать интерес собеседника к себе профессиональными рассуждениями и любопытными замечаниями. Он чувствовал, что Андрей не враждебен, но все же насторожен (что ему там Машка наговорила?), и поэтому говорил все больше на нейтральные и общие темы, избегая, однако же, погоды и политики.

Скоро насытившиеся гости потянулись на веранду курить, и Андрей предложил Мише присоединиться к ним. Миша согласился и тут же одернул себя, подумав, что для некурящего он вскочил чересчур поспешно.

На веранде Миша постарался подтолкнуть Андрея в угол, подальше от Иванны с Лексой, повизгивавших от смеха и куривших беломорину с замененной, судя по сладковатому дымку, начинкой.

– В общем, я у родителей выдержал только пять дней. И то потом хотел купить полное собрание сочинений Фрейда, – давясь дымом, рассказывала Лекса. – И еще сборник греческих мифов. С ума сойти можно от всех этих семейных заморочек…

Заметив Андрея, парочка быстро развернулась в его сторону с улыбками, которые им, наверное, казались обольстительными. Миша презрительно фыркнул, склонив голову, и подвел Андрея к стервятницам.

– Андрей, познакомься, это Иван и Ле… Алексей.

Те с готовностью закивали головами и одновременно протянули руки для пожатия. Миша фыркнул еще громче и, увидев появившуюся в дверях Анну, отошел к ней.

– Как дела?

– Нормально, Мишка. Наелась. Классно. А у тебя как настроение?

– Я пою! Ты видела, с каким принцем я сижу?

Анна кивнула с усмешкой: «Да, забавно наблюдать, как Ваня напротив елозит. Завидует?».

– Ну еще бы! Мечта, а не мужчина!

– Да ладно превозносить уж. Нормальный себе такой, баллов шесть из десяти.

– Тем лучше, – с хитрой улыбкой ответил Миша. – Значит, у нас с тобой разные вкусы.

– Да причем тут вкусы? Расслабься, меня мужчины сейчас вообще не интересуют.

– Ну и славно! Потому что этот либо латентный голубой, либо би.

– Зю, блин! – воскликнула Анна, и Мише в ее голосе послышалась злость. – Как у тебя все классифицировано, по полкам разложено! А может, он просто пытается быть вежливым с соседом по столу? Нет, не может быть такого?

– Чего ты разоралась? Тише, – шикнул Миша.

– Да просто все у тебя в секс упирается! Кто с кем спит, кто с кем хочет спать… Какая тебе разница! Что, не голубой не может быть интересным собеседником?

– У тебя уже случился гормональный дисбаланс? – поинтересовался Миша, стараясь звучать сочувственно и не показать, что слова Анны его задели.

– А у тебя, я смотрю, овуляция?

* * *

Услышав, что дыхание сына стало сонным, Наташа тут же прекратила читать, выключила лампу и вышла из детской. Она остановилась перед диваном в гостиной, раздумывая, чем ей заняться до прихода мужа. Свое время она привыкла посвящать семье и без семейных дел и общества своих мальчиков обычно испытывала дискомфорт, который становился все сильнее из-за прокрадывающихся мыслей о собственной никчемности. Она пробовала делать то, что советовали для таких случаев статьи в женских журналах – лежала в ванной с солями и пенами, гуляла в парке, пыталась смотреть нашумевшие фильмы и читать глубокие книги, но все это было через силу, удовольствия она не получала, и мыслей о никчемности эти занятия не заглушали.

Она включила телевизор и принялась рассеяно переключать каналы, думая, что даже и не знает, какую передачу или фильм ей хотелось бы сейчас посмотреть. Опять глянула на часы, хотя и так знала, что сейчас почти десять, и решила подождать до звонка мужу минут сорок.

Однако муж не ответил ей ни через сорок минут, ни через час. После третьего неотвеченного звонка недоумение Наташи сменилось злостью. Раздраженная, она заходила по комнате, составляя мысленно список упреков, которые выскажет мужу, когда он появится на пороге.

Скоро в ее злость стало подмешиваться беспокойство. Стараясь вытеснить из головы четкие картинки аварии, она перешла в кухню, где накапала себе в стакан двойную дозу успокоительного. Потом заглянула в комнату сына, но тут же поспешно закрыла дверь, едва он заворочался под лучом света из гостиной. «Чем же ты так занят, что не можешь ответить на мои звонки?», – подумала в сотый раз Наташа и уставилась в телевизор, силясь сосредоточиться на запутанном фильме о борьбе полиции с продавцами наркотиков. Около часа ночи она принесла из спальни подушку и плед и прилегла на диване, сморенная ожиданием.

Едва заслышав сквозь усталую дрему, как в замок вошел ключ, Наташа откинула плед и резко села, готовая встретить мужа гневной отповедью. Андрей, не включая света, крадучись прошел мимо дверей гостиной в кухню, словно надеялся, что она не услышит его прихода, и этим разозлил Наташу еще больше.

– Ты почему не отвечал на мои звонки? – прошипела она в его спину, склонившуюся перед открытым кухонным шкафом.

Он тут же обернулся: «Привет. Ты не спишь еще…».

– Да, вот решила тебя дождаться! Третий час ночи, Андрей! Где ты был?

Он медленно налил виски в стакан, отхлебнул и перевел на нее взгляд:

– Встретил старых знакомых. А что? Случилось что-то, требующее моего присутствия?

Наташа запахнула кофту и сложила руки на груди, готовая к спору.

– А что, твое присутствие нужно, только если что-то случилось?

– Наташ, давай не будем начинать беспредметную дискуссию, – поморщился Андрей. – Как Дениска?

– А что же ты раньше не позвонил поинтересоваться? И не отвечал на мои звонки? – возмутилась Наташа, уже не в силах остановить свой завод. – А? Это так сложно?

– Я не буду с тобой ругаться, и не надейся. Мои дела – это мои дела, и я занимаюсь ими тогда, когда считаю нужным.

– Смотри, как бы твои дела не стали моей проблемой!

Он усталым жестом потер глаз и опустился на стул.

– Наташ… Иди спать.

Она повернулась и, выходя из кухни, бросила: «Подушка и одеяло на диване».

5.

В последний день года Анна проснулась поздно, и еще долго оставалась в сонном тепле постели, раздумывая, чем заняться и где погулять до наступления праздника. Хотелось пройтись по дорожкам тихого парка – чтобы увидеть солнце, светящее ярким пятном из крон деревьев, и безмятежность на лицах прогуливающихся, съесть треугольник яблочного пирога с шариком ванильного мороженого и посмотреть глупенькую и неправдоподобную голливудскую историю про любовь на Рождество. Планы придали телу бодрости, необходимой для того, чтобы принять душ и выйти из дома, и Анна, наконец, выбралась из-под одеяла.

После душа она принялась копаться в чемодане в поисках чистой одежды. Чистой оказалась только длинная вельветовая юбка, которую Анна купила два года назад и уже давно разлюбила, но ее решимости это не убавило. Потом она успокоила ноющий желудок горбушкой черного хлеба – здоровый аппетит все не возвращался к ней и, боясь потерять темп, выскочила из квартиры. Из-за соседней двери доносился звон посуды и громкий женский голос, споривший с хриплым мужским. Семья готовилась к новогоднему вечеру вместе с миллионами других, занятых сейчас приготовлением пунктов традиционного меню, покупками, обзвоном друзей, продумыванием праздничных нарядов. Анне же хотелось прокрутить праздник на быстрой перемотке, а то и вовсе сразу оказаться в следующем дне, чтобы спастись от всеобщего возбуждения, которого было так много, что оно уже казалось ей истерией.

13
{"b":"240167","o":1}