ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как-то они с Мартой обедали на кухне в перерыве между ее приемами, и Анна удивилась вслух тому, что Марте удается перемалывать такое количество информации, не причиняя вреда собственному психическому благополучию, на что та ответила с усталой улыбкой: «Это издержки профессии. Хочу я или нет, они сами мне все рассказывают. Понимаешь?». Анна опустила глаза, подумав, что и она тоже обременяет подругу своими проблемами.

И вечером третьего дня, когда они молча сидели в комнате на полу перед едва слышно бормочущим новости телевизором, Анна сказала:

– Март, я договорилась со знакомой, завтра к ней перееду.

– Ты мне не мешаешь, – отозвалась Марта.

– Да она все равно на месяц в отпуск уезжает, так что квартира будет свободна. Так всем удобнее будет.

– Если тебе так кажется… Что ты решила?

– Для начала мне надо прекратить захлебываться слезами и соплями каждые двадцать минут.

– А деньги?

Анна усмехнулась: «Займу позицию взрослого человека – буду все отрицать. Что-то мне не хочется отдавать их ему для его новой пассии».

2.

Не отрывая взгляда от сына, занятого у понтонного пирса строительством башни из песка, Наташа вынула из сумки требовательно зазвонивший телефон.

– Алло. Да! Да, Андрюш, ты уже приземлился? На такси? Хорошо, хорошо, мы уже идем встречать тебя!

И сложив хлопком телефон, она окликнула сына: «Дениска, пойдем! Папа прилетел!».

Сын принялся медленно и неохотно собирать свои строительные инструменты.

Вестибюль отеля был заполнен постояльцами и их багажом. Наташа взяла сына за руку, и они вышли через большие крутящиеся двери на улицу, где толпа туристов медленно просачивалась в автобус под руководством итальянского гида. Спустившись по широкой лестнице, они устроились неподалеку от нее на нагретой солнцем скамейке, с которой хорошо просматривался въезд в отель. Сын устало припал головой к руке Наташи, она наклонилась и с нежностью коснулась губами его волос.

– Сейчас, сынок. Папа уже едет.

И спустя несколько минут короткий шлагбаум на въезде дернулся и поплыл вверх, пропуская в отель бело-синее такси, на переднем сидении которого улыбался Андрей.

– Дениска, привет! – воскликнул он, легко выпрыгнув из машины, едва та остановилась. – Смотри, какой я тебе подарок привез! – Он вытащил из пакета с надписью «duty free» желтый игрушечный бульдозер. – Супермашина!

На лице сына появилась улыбка, он робко приблизился к Андрею, но уже в следующую секунду выплеснул свою радость – припрыгнул на месте и обхватил худыми руками ноги отца, не сводя больших круглых глаз с бульдозера.

– Да, су-у-упер!

Андрей взъерошил тонкие русые волосы на макушке сына, и поднял глаза на жену: «Как вы тут без меня, Нат?».

Наташа прижалась к колючей щеке Андрея, положив руку на его плечо.

– Мы нормально. Тебя ждали. Номер у нас хороший, недалеко от моря. А как у тебя дела? Закончил все, что хотел?

Андрей коротко кивнул: «Ну, более и менее. Все разве закончишь когда-нибудь?».

Они прошли через холл, где багажа стало еще больше, и направились в номер по обсаженной влажно-зелеными кустами дорожке. Дениска бежал впереди них, проворный, как машинка, показывающая дорогу к стоянке на летном поле медленным самолетам.

– Андрюш, я так устала с ним, – проговорила Наташа, беря мужа под руку. – Не ест ничего, эту ночь почти не спал, шумно очень было, теперь капризничает. В море идти боится. Может, с тобой хоть пойдет…

– Пойдет, – уверенно ответил Андрей. – А ты как? Соскучилась, м?

Наташа заглянула в его глаза, такие же серые, опушенные густыми ресницами, как у сына, но со взрослой хитринкой.

– Я тоже капризничаю без тебя.

Они обогнули белый двухэтажный корпус с восточными арками балконов, и Наташа повела рукой: «А вот и море. Смотри, какой у него странный цвет».

– Да нет, нормальный, вроде. Что же ему, красным быть, если оно так называется?

После обеда пошли на пляж. Там Андрей сразу подхватил сына на руки и повел его «знакомиться с рыбами», а Наташа устроилась под зонтиком, спасая от солнца уже покрасневшую кожу. Щурясь даже в солнечных очках – таким ядовитым было в этот час солнце, она с легкой улыбкой наблюдала за своими мужчинами.

Этот отдых на море стал их первым семейным отдыхом после того, как Андрей вернулся к ней и сыну полгода назад, прожив почти год с другой женщиной. Приняла его Наташа без колебаний – потому что поняла к тому времени, что в его уходе виновна и она, и потому что нуждалась в нем.

Когда после трудных родов долгожданного ребенка Наташа охладела к сексуальной стороне отношений с мужем, Андрей, обеспокоенный такой потерей интереса, устраивал для нее консультации с медицинскими и околомедицинскими специалистами, не скупясь, предлагал ей занятия и развлечения, чтобы растормошить ее и вернуть ей вкус к постели. Но, все не видя и не видя желаемых результатов, он вовсе перестал ждать их и ушел к другой женщине, более молодой и, по его словам, более жизнерадостной тезке Наташи.

Справившись скоро с унижением и обидой, Наташа заметила, что ее жизнь без Андрея не очень-то и изменилась – сын был рядом с ней, материальный достаток не пострадал, а то, что сексуальные экзерсисы прекратились, ее только устраивало.

Однако ее удовлетворенность такой жизнью ушла в одночасье, когда обнаружилось, что сын болен диабетом. Наташу затопила вина. Себя и только себя стала она корить за все, что произошло с их семьей. Теперь-то она знала, что травмировала сына своим безразличием к желаниям мужа.

Андрей вернулся через два месяца после окончательного подтверждения диагноза. Он приехал как-то вечером – Дениска уже спал – занес свои вещи в комнату и сказал, что теперь будет жить с женой и сыном. Наташа согласилась сразу, не стала спрашивать причин этого его решения, боясь узнать, что вернулся он просто потому, что устал от новой женщины, как когда-то устал от Наташи. Сам Андрей объясняться не стал.

И теперь, во «втором сроке» – как про себя называла Наташа их нынешнюю семейную жизнь – она старалась изо всех сил быть не только хорошей матерью, но и хорошей женой.

На обратном пути с пляжа Андрей замедлил шаг у витрины дайвинг-клуба рядом с рестораном. Перед стеклом с большими яркими фотографиями сухощавый загорелый парень возился с баллонами и гидрокостюмами, которые тут же привлекли внимание Дениски.

Наташа остановилась рядом с мужем и просунула ладонь под его локоть.

– Хочешь попробовать?

– Не знаю, может быть, – пожал он плечами.

Парень повернулся на голос и встал: «Вам подсказать что-нибудь?».

Андрей кивнул, и тот без вступлений принялся рассказывать о курсах и программах. Закончив упоминанием, что их школа одна из лучших в Шарм-эль-Шейхе, он перевел взгляд на восхищенного незнакомыми железками Дениску и поинтересовался:

– А вы из Москвы?

– Да, – кивнула Наташа. – Муж вот сегодня прилетел, а мы чуть раньше.

– Я там был с месяц назад, сбежал на следующий же день. Как в этом холоде можно жить?

– Ну вот, видите, выезжаем погреться, – ответила она со смешком. – Денис! Ничего не трогай!

– Да пусть, ему же интересно, – улыбнулся дайвер. – Меня, кстати, Игорь зовут.

Андрей оторвал взгляд от фотографий и протянул руку: «Андрей. Моя жена Наташа, и сын Денис».

– Очень приятно. Ну, так как? Хотите попробовать?

Тут интерес Дениса иссяк, и он потянул Наташу за сумку: «Ма-а-а, пойдем».

– Сейчас, сынок. Потерпи минуту.

Андрей повернулся к ним:

– Идите-идите, я догоню.

* * *

На живот Анны давило что-то теплое и тяжелое. Она приоткрыла глаза и тут же неприязненно сморщилась, увидев по-хозяйски расположившуюся на нем кошку. Выгнувшись, Анна согнала белый комок с живота и подтолкнула потом ногой, чтобы согнать и с кровати. Лежавший рядом с неловко подогнутой рукой Миша шевельнулся и глубоко вздохнул. Анна осторожно перебралась через его широко раскинутые ноги и ступила на холодный паркет, который тотчас обиженно и громко скрипнул.

3
{"b":"240167","o":1}