ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот, выпейте воды, – дрожащими руками она налила воды и протянула мужчине чашку. – А Марины здесь нет, она тут уже давно не живет, если вообще жила.

– А где она живет? Куда она д-делась? – выдавил он, не замечая чашки.

И тут Анна вспомнила о дневнике под ванной. Она попыталась припомнить, попадались ли ей там какие-то имена. Мужчина жалобно смотрел на нее, с заметным усилием фокусируя взгляд.

– Марина здесь, наверное, раньше жила, да? – спросила она, так и не вспомнив, какие имена упоминались в записях.

– Жила, – он тяжело кивнул и неожиданно для нее всхлипнул. – А потом пропала.

С уверенностью почувствовав вдруг, что незнакомец не причинит ей вреда, Анна насильно вставила в его руку чашку с водой.

– Но теперь эту квартиру снимаю я. Уже почти три месяца. Отдайте мне, пожалуйста, ключи.

– Ключи?

– Да, от квартиры. Вы же как-то вошли сюда?

– А вдруг Марина вернется? Я же все… я для нее…

Анна замешкалась:

– Я-я… думаю, она найдет вас, если захочет. Все будет хорошо. Дайте мне, пожалуйста, ключи.

Мужчина раскрыл ладонь и уставился на два ключа, надетых на слабое колечко. Анна осторожно взяла их и проворно сжала в своем кулаке.

– Все будет хорошо, – повторила она и, шагнув к входной двери, открыла ее. – Вы найдете ее или она вас.

Пошатываясь и сильно отклоняясь назад, мужчина двинулся к двери. В руке он держал чашку с водой.

– И-с-свините, – выдохнул он и вышел.

Анна поспешно захлопнула дверь и прижалась к ней спиной. Она передернула плечами от холода и только теперь обратила внимание, что на ней не было ничего кроме короткой майки и трусов. Когда в подъезде хлопнула дверь лифта, Анна выплыла из ямы ужаса, поставила на пол чайник, которой все это время сжимала в руке, и ступила в ванную. Она вытащила из-под ванны запылившуюся тетрадь с волнистой от влаги обложкой и принялась рвать каждую страницу на мелкие кусочки.

14.

– Как прошла командировка? – Наташа положила руки на плечи мужи и прижалась щекой к его груди.

– Все в порядке!

– Папа-пап, – Дениска нетерпеливо задергал руку Андрея. – А ты мне принес что-нибудь?

– Ну конечно, малыш! Беги в комнату, сейчас будет тебе сюрприз!

– Ура! Ура!

Наташа с улыбкой посмотрела на сына, попрыгавшего мелкими прыжками в комнату, взяла с тумбочки пышный букет и вдохнула едва различимый аромат роз.

– Холодные еще… Сейчас согреются и запахнут. Ты мне уже сто лет цветов не дарил. Что это на тебя нашло?

Андрей достал из шкафа плечики и надел на них пальто.

– А я тебе не только цветы принес.

– Значит, сюрприз будет не только Дениске? Но у тебя все прошло хорошо?

– Пока да. Еще придется туда поездить, непростой клиент попался.

– Надеюсь, не слишком часто и ненадолго. Знаешь, как мы тут соскучились без тебя за четыре дня!

Андрей обернулся на пороге ванной: «Я тоже соскучился».

Наташа взяла в гостиной вазу и вошла следом за мужем, рассеянно мылившим руки над раковиной.

– У тебя грязного много? – спросила она, подставляя вазу с цветами под струю воды. – Разобрать твой чемодан?

– М? Да нет, спасибо. Я сам. Ты, может, пока ужином займешься?

– А все готово уже почти. Я сейчас накрою на стол.

Андрей легко коснулся ее шеи губами и вышел. Скоро до Наташи донеслись восторженные крики сына: «Вер-р-ртолет! Ура! Ого, у него тут человек даже!».

– Этот человек называется пилот, – подсказал ему муж. – Видишь, он в шлеме, чтобы слушать переговоры других пилотов и связываться с базой…

– А зачем ему надо слушать переговоры?

Полюбовавшись розами, которые так пока и не раскрыли свой аромат, Наташа присела к духовке, и в ответ на это движение в животе тут же разлилась боль. Наташа поморщилась, досадуя на некстати начавшиеся месячные и надеясь, что сюрприз мужа не связан с постелью. Она была уверена, что после разлуки, пусть и недолгой, он наверняка захочет заняться сексом. Хотя в последние недели Наташины прогнозы часто оказывались неверными – в одну ночь Андрей мог неожиданно загореться горячей, нахрапистой страстью, а после не обращать на нее внимания несколько дней кряду.

Она расставила тарелки и направилась в комнату, чтобы позвать семью к столу. В коридоре она споткнулась о чемодан и, помешкав, решила сама разобрать вещи – ей не хотелось отрывать Андрея от игры с сыном.

Однако чемодан оказался полупустым.

Наташа недоуменно глянула на мужа, приземлявшего вертолет на ладошку Дениски.

– Андрюш! А где твои вещи?

– Какие вещи?

– Я захотела сама разобрать чемодан, а у тебя тут… только костюм и две рубашки.

– А-а-а… – Андрей встал и вышел в коридор. – Я в офисе их оставил.

– Ты заезжал в офис?

– Ну конечно, заезжал, – с раздражением произнес он. – Там доставал документы и забыл положить одежду обратно в чемодан.

– Надеюсь, ты не в отеле ее забыл.

– Нет, точно не в отеле. Мы ужинать-то будем?

– Да, готово уже все. Сынок, моем руки и за стол!

За ужином почти не разговаривали. Андрей сосредоточенно жевал мясо, не обращая внимания на настороженные взгляды Наташи и время от времени делая замечания беспокойно вертевшемуся на стуле сыну.

Наташа встала, чтобы отрезать еще хлеба и коснулась плеча мужа:

– А когда ты мне покажешь свой сюрприз?

– Мы с тобой через час идем в кино.

– Кино? А Дениска как же? Ему же спать скоро…

– Дениску отвезем няне.

– Как ты себе это представляешь? Я же ее не предупреждала. Вот так с бухты-барахты привезем, что ли?

– Я не хочу к няне. Я хочу с вами. Я тоже в кино, – заканючил сын.

– Нет, малыш, ты поспишь у няни, а мы с мамой погуляем немножко. Ты же сегодня гулял? Вот и мы хотим.

Спустя полчаса они передали сонного сына няне, согласившейся присмотреть за ним по двойной оплате, и поехали на Красную Пресню. Наташу сюрприз мужа не обрадовал – ей очень не хотелось расставаться с сыном, однако, перечить Андрею она не стала, боясь, что он в очередной раз намекнет ей, какая она стала домашняя и скучная. Она смотрела на проносящиеся за окном вечерние улицы и с горечью думала о том, что командировка Андрея не оправдала ее надежд – в нем по-прежнему чувствовалось ежеминутно подавляемое раздражение, и он все так же уплывал от нее то ли в свои мысли, то ли в воспоминания.

Поставив машину на стоянку, они вышли в холл, заполненный по большей части юношами и девушками, с улыбками и поцелуями встречающими друг друга. Андрей вынул из кармана билеты и повел Наташу в зал. Там уже начал гаснуть свет.

– А какое кино мы будем смотреть? – громко спросила она, стараясь перекрыть женский голос, через динамики просивший зрителей отключить телефоны.

– «Все о моей матери», – ответил Андрей и отключил свой телефон. – Альмодовара.

Наташа опустилась в кресло и прижала к себе сумку: «А я свой выключать не буду. Вдруг няня позвонит?».

– Звук хотя бы отключи, – бросил муж и повернулся к экрану, на котором замелькали картинки рекламы.

* * *

Анна повернулась лицом к окну и прислушалась к гулу вечеринки, который стал особенно слышным, стоило ей отключить один орган восприятия – отвести взгляд от производящей гул толпы. В шуме выделялся звонкий смех Маши, виновницы торжества, созвавшей гостей по поводу своего воссоединения с Кристофом.

– Возьми, дорогая, – Миша коснулся плеча Анны. – Я раздобыл нам выпить.

Анна приняла из его рук оранжевый пластиковый стакан: «Спасибо. Это вино, что ли?».

– Шампанское. – Миша сделал глоток. – Выдохшееся.

– Сойдет. Слушай, ты какой процент людей здесь знаешь?

Миша повертел головой.

– Ну-у, процентов семьдесят. Экспатов много новых понаехало, их не всех знаю. А вон хозяин квартиры стоит. Вон, лысый, видишь? – Миша качнул головой. – Хотя тут уже партии три гостей сменилось, на самом деле. Ты замечаешь, что лица вокруг меняются примерно каждые полчаса?

33
{"b":"240167","o":1}