ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ага. А, может, это мы с тобой просто напиваемся, и нам так кажется?

Тут до них долетел травяно-сладкий душок марихуаны, и Миша вытянул шею.

– А сейчас еще и покурим. Держи мой стакан.

Он вернулся через минуту с наполовину скуренной самокруткой и протянул ее Анне.

– Да-а-а, на этих вечеринках надо постоянно следить, где что дают, – произнес он, и вместе со словами из его рта выплыло облако дыма.

– А ты видел, там один мужичок ходит со стаканом и вилкой в кармане?

– Ну, молодец. Опытный тусовщик, видать. Слушай, хорошая трава, между прочим.

– Сейчас посмотрим. Я пока жду.

– О, пенсионеров подвезли, – Миша хмыкнул. – Господи, они-то что здесь делают? Им же сто лет уже.

Анна посмотрела в направлении его взгляда и увидела тучного усатого мужчину, державшего под руку седоволосую женщину, похожую на персонажа The Sims _.

– Ладно тебе ерничать. Ты тоже когда-нибудь будешь стареньким.

– Я! Никогда в жизни! Мне всегда двадцать восемь, что бы ни случилось. Всегда! О, вон еще одна престарелая прелестница. Господи, надо ж себе таких вавилонов на голове накрутить!

– И давно тебе уже двадцать восемь?

– Ну, последние пять лет.

У дверей комнаты сверкнула вспышка фотоаппарата, и Миша тут же заворчал: «Так, давайте теперь еще компромат собирать. И не расслабишься. Жалко, что мы не на маскараде. Сейчас бы маску в пол-лица и делай, что хочешь».

– О, классная песня! – Анна выставила указательный палец, услышав первые строчки Cosmic Dancer _.

– Тебе тоже сто лет, что ли? – покосился на нее Миша.

– Это же классика!

Музыка вдруг резко оборвалась, и недоуменные лица повернулись в угол, где исполнявший обязанности ди-джея гость виновато развел руками.

– Минуту внимания! Кристоф просит минуту внимания! – объявила Маша из другого угла комнаты, и толпа послушно и дружно развернулась.

Кристоф – высокий, худой и трогательный из-за оттопыренных, прозрачных ушей – обнял Машу за плечи и, извинившись за свой русский язык, заговорил с сильным акцентом.

– Маша, я очень рад, что мы с тобой опять вместе. И я хочу, чтобы мы были вместе всегда, долго-долго. Поэтому, поэтому… – Он достал из кармана брюк обтянутую бархатом коробочку и раскрыл ее – Я хочу, чтобы ты была моей женой.

Гости тут же взорвались одобрительными аплодисментами и криками, а Маша прижала ладони ко рту. Кристоф растянул губы в выжидательной улыбке.

– Боже, а если она откажется? – испуганно прошептал Миша. – Дура, бери кольцо, сейчас же бери… Если ты его не возьмешь, он на этой же вечеринке найдет себе другую жену.

Маша, наконец, отняла пальцы от губ и взяла кольцо. И тут же заструилась музыка, потекла мягким шелестом синатровская I’ve Got You Under My Skin. Кристоф положил руки на талию своей будущей жены и увлек ее в танец.

– О-о-о! Меня сейчас разорвет от романтики, – протянул Миша. – Я должен позвонить Андрею.

– Андрею? – удивленно уточнила Анна.

– Я же его люблю. Значит, ему и буду звонить…

– Любишь? Так скоро?

– А! Какое разочарование, абонент недоступен. – Миша сунул телефон в карман. – Что значит: скоро? Я его уже почти полгода знаю.

– А он тебя любит?

– Знаешь, я таких вопросов уже не задаю. Ни себе, ни тем, кого люблю. Зачем мне информация, которая может меня расстроить?

– Это у тебя отрицание какое-то получается, – вздернула брови Анна.

– Ой, давай мы не будем в психологические дебри лезть.

– Еще одно отрицание. – Анна выставила указательный палец. – Ладно, раз ты не даешь мне поумничать, я пойду попытаюсь еще раз в туалет протолкнуться. Береги мой стакан пока.

– Давай. А я попытаюсь протолкнуться Машкин камешек разглядеть.

Вернувшись в комнату, в которой за десять минут ее отсутствия стало еще теснее, Анна увидела, что Миша увлеченно беседует с мужчиной лет сорока, одетым в кофту с капюшоном. Судя по движениям губ, говорил Миша по-английски. Он то и дело легко касался пальцами руки собеседника и открывал рот в смехе.

Анна отступила к стене, робко улыбаясь окружающим, и принялась разглядывать гостей в надежде привлечь внимание кого-нибудь из них. Вечеринка, однако, была уже в той стадии, когда алкоголь помог толпе разбиться на пары и группы по интересам. Аутсайдеров было не так уж много – очень пьяный юноша, глубоко вдыхавший воздух у распахнутого окна, девушка с чересчур ярким макияжем на диване, мужчина с седыми кудрями, похожий на редактора научных статей, у стола с остатками закусок и пустыми бутылками. Анна приосанилась и попыталась напустить на лицо беспечное выражение, но в следующую же секунду поняла, что изобразить беззаботность правдоподобно у нее получается. На этой разномастной вечеринке она чувствовала себя одинокой и уязвимой.

– А вы со стороны жениха или невесты? – прервал ее попытки улыбки нетрезвый голос.

Анна тут же обернулась:

– Невесты.

Она увидела мужчину, одетого в свитер отвратительного мышиного цвета. Внешним видом и выражением лица мужчина хорошо вписывался в категорию людей, чувствующих уверенность в себе только между третьей и пятой порцией пива. Анна почувствовала было пренебрежение, но тут же подавила его, вспомнив, что и сама не является сейчас воплощением уверенности, и улыбнулась:

– А вы?

– А я их вообще не знаю. Я тут случайно. Пришел со знакомыми.

– Понятно.

– Большая вечеринка, да? Можно было бы хорошо заработать, если б входную плату у дверей собирать, – он хохотнул и поднес ко рту банку пива.

Анна выдавила улыбку: «Да, мне такая мысль в голову не приходила».

Она глянула в центр комнаты, где танцующие становились все более и более активными, и увидела среди них Мишу. Его взаимодействие со своим сначала собеседником, а теперь партнером по танцу, выглядело весьма интимным – он касался уже не только его рук, но и плеч. Наблюдая за их движениями, Анна позавидовала уже не раз отмеченной ею легкости, с которой жил Миша. Нет, не отрицание руководило им, он следовал девизу «я подумаю об этом завтра», произнесенным ею и поддержанным им в их первый ужин вместе. Он плыл по течению, не захлебываясь в нем и позволяя потоку жизни самостоятельно вымыть на берег лишнее и оставить в нем только то, что было достойно внимания и усилий.

– Как вас зовут? – обратилась она к мужчине в свитере.

– Алексей. А вас?

– Меня Анна, – она улыбнулась, надеясь, что в ее улыбке достаточно обворожительности. – Алексей, вы не могли бы раздобыть мне вина?

– Сейчас попробую.

Музыка сменилась на менее ритмичную, и Анна заметила, что Миша двинулся со своим спутником к двери. Она вытянула вверх руку, привлекая его внимание, и почти устремилась навстречу, но он уже увидел ее и поднес ладонь к лицу в жесте «созвонимся». Она ответила понимающим кивком и сразу отвела взгляд, чтобы не выдать своего разочарования.

Анна решила подождать вина, но уже в следующую минуту почувствовала отвращение от своего покорного ожидания, и направилась в коридор. Она раскопала в груде верхней одежды свое пальто и вышла из квартиры, заглушив хлопком двери гул голосов и петлей зазвучавшие слова I just can't get enough, so give me more, more, more, more, more _.

На улице у нее вспыхнуло было желание вернуться к людям, но она подавила его мыслью о том, что поступила правильно, не став заискивать и прилагать усилий, чтобы попытаться стать своей в чужой компании.

Она густо обмоталась шарфом и медленно двинулась по улице, заложив руки за спину и думая, что утром похвалит себя за то, что не напилась и не сошлась в пьяной фальшивой экзальтации с кем-нибудь, кто после не вспомнит даже ни ее лица, ни ее имени.

15.

Миша вышел из ванной, вытирая полотенцем волосы.

– Ты уже? Поедешь? – спросил он Андрея, который заправлял рубашку в брюки, стоя у окна.

– Чаю бы выпил на дорогу. Ты катаешься, что ли? – Он указал подбородком на пыльный велосипед.

34
{"b":"240167","o":1}