ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну да. Мне фэнтези больше нравится, чем динозавры или танчики.

– Как и более чем 80 % нашей аудитории, – согласно кивнул Мигель. – Вот только расскажи мне, Иван, как ты ухитрился за тридцать игровых часов взять всего три уровня, и даже не попытался выйти из тренировочной деревни, а?

– У меня была другая цель. Не игра, – пошел я ва-банк и виновато втянул голову в плечи, – я персонажа создавал не как игрок, а как специалист по виртуальным интерфейсам. Да вы, наверное, и сами уже знаете, что я и есть создатель «Нити жизни»… Да, признаюсь, эту модификацию разработал я. Но в частном порядке и во внерабочее время! – вскинулся я, переходя к активной защите.

Мое напускное спокойствие лопнуло, и я позволил эмоциям вырваться наружу – все равно датчики не обманешь, так пусть наслаждаются спектаклем. Не имеет значения, что они узнали и до какого слоя моей легенды смогли добраться – раз уж начали копать, то рано или поздно докопаются. Так что оставаться здесь больше не имеет смысла, даже если удастся выкрутиться.

– Должен сказать, что твоя модификация пользуется огромным спросом! Даже те, кто активно возмущались после ее появления, со временем признали пользу мода.

Еще бы! Мой достаточно простой скрипт, который можно было использовать поверх стандартного интерфейса «Фанмира», позволял примерно узнать максимальный и текущий уровень здоровья противника. Любого противника, даже если он был на много уровней выше, обладал продвинутым аккаунтом или каким-то другим способом пытался скрыть эту информацию.

На самом деле алгоритм был элементарный, и использовал я исключительно разрешенные разработчиками возможности. Странно, что никто такое не проделывал до меня… Или… проделывали? А потом авторов модификаций приглашал на собеседование этот цыганско-испанский барон и… И что потом с ними случалось? Боюсь, что скоро я это узнаю…

– Но я ничего не нарушал! Использовал только официально задокументированные и разрешенные возможности! – начал оправдываться я.

– Так-то оно так, – вздохнул безопасник, – но представь: ты – владелец золотого или бриллиантового аккаунта, среди дополнительных опций которого указана маскировка твоих параметров от других игроков, включая здоровье. И вдруг – эта опция перестает работать! И дело даже не в переплате за неработающий функционал, а в самой возможности парой строк общедоступного кода свести на нет преимущества VIP-аккаунтов. Которые, между прочим, стоят очень недешево!

Я нервно начал перебирать пальцами, но внутренне почти ликовал – если это и все претензии, то уже через пару минут я буду за пределами кабинета. Правда, придется отключить «Нить жизни» или дать программистам компании инструкции, как ее заблокировать на уровне кода.

– …и полная конфиденциальность, которую мы тоже гарантируем нашим клиентам, – услышал я только завершение фразы, и оно мне не понравилось.

– Что-что? – переспросил я.

– Я имею в виду ту часть кода, которая не только перехватывает и записывает, но и пересылает на внешние сервера войс-разговоры. Причем не все, а лишь те, что принадлежат владельцам VIP-аккаунтов и модераторам…

Внутренний сигнал тревоги превратился в настоящую сирену, орущую «Беги!», но было уже поздно. Две бетонные плиты (язык не поворачивается назвать их руками!) вдавили меня в кресло, не оставляя ни единого шанса вырваться.

– Понимаете, Иван… В мирах с таким уровнем погружения люди обсуждают не только клановые рейды или где можно достать редкие расходники для крафта. В чатах мелькает информация куда более серьезного порядка, информация, сохранность которой мы гарантируем. Нефтяники обсуждают важные сделки и делают рыночные прогнозы, мужья диктуют женам пароли от своих банковских счетов, политики обсуждают государственные вопросы, представители криминальных структур устраивают виртуальные «сходняки» и так далее. Это уже далеко не игры, мой друг. Здесь решаются вопросы жизни и смерти.

– Я… я все понимаю… То есть я не понимал, насколько все серьезно… Я немедленно удалю все исходники и подчищу базы данных…

– Думаете, это уже имеет значение? – казалось, что он искренне удивлен. – Дело в том, что вчера в ваши руки попала информация, которая может стоить вам жизни. Разумеется, мы уже заблокировали вашу «Нить», закрыли обнаруженную вами дыру в коде, а также отследили сервера, куда сливались данные, и о них тоже позаботятся мои люди. Осталось решить, что делать с вами.

Вот теперь я действительно влип. Попытался ухватиться за соломинку, понимая, что вряд ли это поможет.

– Но я уже третий день не вылезаю из офиса, пытаясь в срок закончить проект. И понятия не имею, что там притащила «Нить» и куда слила…

– Сейчас я задам тебе один вопрос, – испанец впервые перешел на «ты», – и от ответа будет зависеть твоя жизнь. В прямом смысле этого слова. Предупреждаю сразу, что солгать не получится.

В его руках сверкнул шприц, и я отдал мысленный приказ имплантированному инъектору вколоть мне противоядие от сыворотки правды. Глава отдела безопасности «Виртукома» неторопливо обошел стол, поравнялся со мной и, крепко схватив меня за запястье, уверенно всадил иглу в предплечье – сразу видно, что опыта у него с избытком. Разумеется, я даже не пытался сопротивляться.

– Итак, Иван… На кого ты работаешь?

Значит, этого они не знали. Отлично! Вряд ли это поможет мне выбраться, зато точно удастся избежать пыток, или как там они проводят допросы с пристрастием?

– Ни на кого. Я надеялся заполучить коды кредиток или какие-нибудь пароли. Что-то, чем я смогу воспользоваться сам. Разумеется, я не собирался искать компромат или заниматься шантажом. Мне такое не потянуть.

Разумеется, это была ложь. И, разумеется, он не мог не поверить, ведь вколотая мне дрянь не позволяла лгать, как думал испанец.

– Значит, вольный стрелок? Хм… Если бы я поверил тебе, то живым бы ты отсюда не вышел. Но если ты работаешь на кого-нибудь из тех, на кого я подумал, то твое исчезновение не только не останется незамеченным, но и навредит нам.

Я рванулся, но руки-тиски лишь крепче вдавили меня в кресло. Кости затрещали, а левое плечо начало неметь.

– Эта комната полностью закрыта для всех видов связи, так что тебе не удастся подать сигнал, да и твое местоположение отследить невозможно. Но, как я понимаю, мы все равно не можем причинить тебе никакого вреда или даже просто сделать больно, верно? Тогда твой биометрический чип не только достучится до спутника, но и пометит чипы всех людей в радиусе километра. Да?

Кстати да, о боли-то я совсем и забыл. Спасибо за подсказку!

Приказав инъектору вколоть стимулятор, я потянул время.

– Не понимаю, о чем вы, Мигель. Я обычный программист, который нашел в «Фанмире» дыру и решил этим воспользоваться. В корыстных, разумеется, целях.

– Жить, как я понимаю, ты не хочешь? – удивился испанец.

– А у меня есть выбор?

Я расслабился и слегка обмяк в кресле, чтобы притупить бдительность охранников, но тут же резко рванулся, заставляя того, что стоял сзади, сжать свои пальцы-тиски, ломая мне ключицу. Но этого не произошло – словно предугадав мой маневр, он убрал руки, и я просто выскочил из кресла, едва не снеся стол.

Резко развернувшись, бросаюсь в сторону окна, но на моем пути вырос испанец. Его тонкие губы были растянуты в некое подобие улыбки.

– С доррроги! – рявкнул я, всем корпусом обрушиваясь на Мигеля, почти так же, как перед этим проделал в вирте. Под действием стимулятора я бы просто смел его, даже не запыхавшись.

Вот только начальник службы безопасности крупнейшей компании, занимающейся виртуальными развлечениями – это тебе не бот среднего уровня сложности. Он просто шагнул в сторону, пропуская меня мимо, а потом ухватил за шиворот и дернул, буквально швыряя на пол и тут же подхватывая, чтобы я не ушибся слишком сильно. Неуловимым движением он заломил мне руки и нацепил наручники. В правой руке испанца сверкнул шприц.

– Экий ты резвый, на-ка тебе транквилизатор, расслабься. Зря ты так, Иван. Зато теперь я точно понял, что тебя нельзя ни отпускать, ни убивать.

2
{"b":"240981","o":1}