ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из энциклопедии Википедия: «Фамилия – это наследственное родовое имя, указывающее на принадлежность человека к одному роду. Род – коллектив кровных родственников, ведущих происхождение по одному общему предку, носящих общее родовое имя. Род возник на рубеже верхнего и нижнего палеолита. Роды объединялись в племена, которые распались с возникновением государства. Родоплеменное давление сохранилось у некоторых народов, ведущих начало от общего предка. Предок – древний предшественник по роду, а также соотечественник из прошлых поколений, принадлежащий к одной семье. В Римской империи этот термин (фамилия) обозначал общность, состоящую из семьи хозяев и его рабов.

Обязательные фамилии на Руси были введены законом лишь в XVI веке, сначала для князей и бояр, затем для дворян и именитых купцов. Среди крестьянства фамилии стали широко употребляться лишь после отмены крепостного права. При этом довольно часто крестьяне записывались под фамилией своих бывших владельцев».

У свободных крестьян фамилии складывались, в основном, по дедовской линии. Крестьяне жили большими семьями, по три поколения в одном доме. Главой в таких семьях считался старший по возрасту, и потому первые отчества у многих крестьян были вовсе не по отцу, а по деду. У отца и у сына они могли быть одинаковые – Иван Андреев и его сын Семен Андреев. Причем эти отчества не закреплялись навсегда, и через одно-два поколения менялись. Возможно, потому и возникла осуждающая поговорка «Иван, родства не помнящий».

Фамилия человеку могла даваться по материнской линии (материнскому роду), как, например, у иудеев. Могла составляться из материнской и отцовской фамилий, как у испанцев и португальцев. У славян чаще принято давать фамилию по роду отца, а женщине, при замужестве, по роду мужа. Поэтому мужчины так жаждут иметь сына, наследника, так как он является продолжателем его рода, а дочка впоследствии будет продолжать другой род.

В литературе и на семинарах я слышала много предположений о том, чью судьбу человек повторяет или долги какого из родов он отрабатывает. По одному из мнений, старшие дети проживают судьбы людей по материнской линии, младшие дети – по отцовской линии, единственные дети – судьбы обоих родов. По другому варианту, старшие дети повторяют чаще судьбы бабушек и дедушек или другого члена рода. Младшие дети повторяют судьбу одного из родителей.

Я склоняюсь к первой версии из опыта своей собственной жизни. В ходе моих расстановок всплывало много переплетений с мамой и предками по материнской линии. Может быть, потому, что о роде отца я не знаю ничего. И сейчас вдруг меня осенила мысль, что, возможно, мы отрабатываем грехи одного рода, например, материнского. А другой род, отцовский, дает нам силу сделать это, выжить и быть устойчивыми в волнах житейского моря.

Какую бы фамилию человек не носил, корни его всегда ведут через отца и мать, к своему роду, происхождению, своим предкам, где он находит не только боль, но и черпает силы, поддержку, умение выживать, уверенность в будущем и творческое начало.

В славянской традиции женщины при вступлении в брак принимают фамилию мужа. Но если фамилию меняет мужчина, переходя на фамилию своей жены, то, как показывает практика семейных расстановок, жизнь его тоже в корне меняется. И не всегда в лучшую сторону. Смею предположить, что с отказом от фамилии рода мужчина теряет его силу и его поддержку. Он начинает проживать превратности судьбы чужого рода, другой семейной системы. Здесь я описываю то, что видела, и с чем сталкивалась сама. Возможно, у вас есть и противоположные примеры.

Я и мама, я и папа

О Кирилле Натвинчане, интересном мужчине и преуспевающем специалисте, вы сможете подробнее прочесть в главе об абортах в книге «Ошибки аиста»[1]. Он был женат, развелся. Потом у него была недолгая связь с любимой и обожающей его женщиной, которая чуть не погибла от клинической смерти. Кириллу всегда везло в делах, он успешно продвигался по карьерной лестнице. Еще молодым специалистом работал прорабом на строительстве нового театра оперетты в большом городе, получил квартиру. Затем был заместителем начальника главка во время строительства Байкало-Амурской магистрали. Его кандидатура была первой в списке претендентов на должность начальника строительства одной из атомных станций в Сибири.

Там, в далеком заснеженном Томске Кирилл Натвинчан в возрасте сорока двух лет женился на восемнадцатилетней девушке. Примечательным у этой юной особы было одно. Ее звали Наташа Марченко. Именно так звали ту женщину, которая, как он позднее понял, была любовью всей его жизни и чуть не умерла по его вине.

Кирилл воспринял встречу с Наташей Марченко как подарок, как зов судьбы. Он не только женился на сибирячке Наташке, но и перешел на фамилию Марченко.

Вскоре после этого все начало рушиться. Он уволился из главка, занимающимся снабжением стройки века – БАМа. Но ни дня не проработал на возведении Сибирской АЭС. Строительство было заморожено на долгие годы. Он остался не у дел. Начались годы перестройки, он был безработным, все его начинания заканчивались провалом. На его руках была молодая жена и двое маленьких детей, жили они на съемной квартире. Его тесть, который растил двоих детей без матери, на старости лет женился и выставил их из дома. Пришлось идти на работу Наташе, она была проводником на железной дороге. А Кирилл нянчился с двумя малышами, по ночам глотая комок унижения и беспомощности.

Причиной падения Кирилла можно считать все что угодно. Случайное стечение обстоятельств, перестройку, распад СССР, возмездие за предательство любимой женщины… Мое ощущение, что Кирилл, изменив фамилию, исключил свой род из собственной жизни. Этим он лишился так необходимой ему поддержки. Образно говоря, Кирилл отсек свои корни. А без корней дерево его судьбы начало чахнуть и увядать. Без корней деревья не цветут и плодов не приносят.

Цена ошибки

Галина с мужем развелась, когда сыну было шесть лет. Она забрала Матфея и уехала с ним в город. Хорошая медсестра, да и довольно симпатичная женщина с голубыми огромными глазами, она сразу сошлась с хирургом больницы, в которую устроилась на работу. Сергей Петрович Гаранин был вдовцом и тоже воспитывал шестилетнего сына.

На вопрос Сергея, почему они с мужем развелись, Галина поведала обычную безрадостную историю:

– Василий начал пить, дебоширить, прогуливать работу. Это невозможно было терпеть.

Галя только умолчала, почему муж начал пить. А пить он начал после того, как она отказалась родить еще одного ребенка, и вопреки желанию Василия сделала аборт. Мужа после этого словно подменили.

Галина и Сергей зажили дружно. Мать настоятельно требовала от сына, чтобы он называл отчима папой.

Матфей еще помнил и любил родного отца, поэтому сопротивлялся давлению матери. Но Галина не переставала напоминать ему, что отец его никчемный пьяница. А Сергей Петрович – уважаемый в городе хирург, хотя это давно уже было не так. По его врачебной ошибке скончался больной, и, хотя дело до суда не дошло, отчим оперировать боялся. Он не справился и с должностью заведующего отделением и работал обыкновенным фельдшером.

Их сыновья, Матфей и Никита, были одногодками. И, как все дети, то дрались, то мирились в соревновании за внимание родителей. Матфей бредил сценой, посещал драмкружок, всевозможные концерты и конкурсы. Никита был отличным пловцом, принимал участия в соревнованиях различного ранга.

В переходном возрасте характер Матфея резко поменялся. Из дружелюбного, общительного, уравновешенного отличника он стал неуправляемым, дерзким, агрессивным. Он начал курить, выпивать, связался с компанией отпетых бандитов. Мать была в шоке:

– Ты стал таким же, как твой отец: пьяницей и разгильдяем! Это потому, что ты до сих пор носишь его фамилию. Сколько раз я говорила тебе взять фамилию дяди Сережи.

вернуться

1

Маркова Н. Ошибки аиста. СПб.: ИГ «Весь», 2014.

11
{"b":"241129","o":1}