ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сорок лет – не значит конец жизни

У Николая язва желудка, его отец и другие мужчины рода умирают от этой болезни в возрасте до 40 лет. Я решаю делать структурную расстановку полярных убеждений. Убеждения либо продвигают человека к цели, либо препятствуют его продвижению вперед. Они связаны и с нашим опытом, и с опытом других членов нашей семьи.

В расстановке стационарно в форме треугольника выставляют три полюса: полюс порядка, полюс познания и полюс любви. Ставят свободный элемент – мудрость и фокус – аспект человека, представляющего его проблему, в данном случае заболевание в 40-летнем возрасте. Я не буду подробно разбирать ход расстановочной работы. Но скажу лишь, что с помощью именно этих полюсов на поверхность вышла семейная динамика.

Все мужчины преклонялись перед полюсами познания и порядка. В роду в почете была информация, знание, научные и духовные ценности, а также структура. Любовь была презираема, забыта, обесценена. Никто из мужчин рода не выполнил с любовью роль отца и мужа. Этот важный аспект человеческого бытия приносился в жертву другим направлениям и интересам. Прадед, оставив жену с маленькими детьми, за какую-то провинность попал в острог, а потом постригся в монахи. Дед, «родив» сына от служанки, всю жизнь был увлечен научными разработками и геологоразведкой. Отец Николая, тоже Николай, был известным актером, оставив сына на руках у матери-одиночки, скитался по городам и весям в поисках упоительных звуков аплодисментов и подтверждения своих талантов. Наш клиент, зная, что некогда любимая им девушка ждет ребенка, уехал в Индию и годами жил там в ашрамах, зарабатывая на жизнь сеансами массажа и преподаванием йоги русским туристам.

У каждого из этих мужчин интересная, наполненная, устремленная к лучшему жизнь. Почему же они болеют, а потом умирают? Ответ мудрости высвечивает первопричину. В их жизни нет гармонии, они пытаются быть выше, игнорируя простые земные обязанности, не следуя своему предназначению. Их предназначение в другом: в любви, в создании семьи, воспитании ребенка. А как показывает практика и подтверждает чья-то крылатая фраза: «Без корней нет крыльев».

Какой выбор сделает в реальной жизни, а не в расстановке Николай, доживет ли до своего сорокалетия, я не знаю. Мы с ним вместе были свидетелями, что выбор у него есть.

Маленькие хитрости

У Яны был страх потерять мужа. Все женщины ее рода, начиная с прабабушки, после четырех лет брака оставались одинокими. Мы сделали Яне расстановку в классическом варианте. Яна отдала дань почтения и любви судьбам всех женщин своего рода: прабабушке, бабушке, маме, тете, старшей сестре. После этого она попросила их смотреть доброжелательно на нее, если она проживет со своим мужем столько, сколько им будет в радость, а не четыре года, как все ее предшественницы. Получив благословение, Яна оттаяла. Все женщины окружили молодую пару и у меня спонтанно вырвались звуки вальса Мендельсона. Все подхватили. Затем я сказала: «Поздравляем вас с пятилетней годовщиной свадьбы», все женщины хором повторили. Потом кто-то сказал: «Поздравляю вас с шестилетием свадьбы», – все зааплодировали и повторили. Потом каждый добавлял по году юбилея, другие радостно подхватывали. Закончив золотой свадьбой, мы разошлись в приподнятом настроении. Яне и Юре это понравилось. Они четырехлетний юбилей поехали праздновать в Анталию. В турецком ресторане они заказали сразу два торта. Один с цифрой четыре, другой со знаком «бесконечность».

Когда люди хотят что-то изменить в своей жизни, правила и догмы отступают на задний план, давая месту созиданию, творчеству и любви.

Глава 6. Перенятые чувства

Любовь. Ненависть. Радость. Злость. Стыд. Гордость. Отчаяние. Обида. Нежность. Умиротворение. Мир переживаний, мир эмоций, мир чувств. По сути, это краски, которыми мы раскрашиваем свою жизнь, делая ее более насыщенной, более яркой, более разнообразной и неповторимой. И от того, какими из перечисленных красок мы пользуемся, такую картину жизни мы и имеем. Картину созидания или картину разрушения. Картину счастья или картину печали. Все ли чувства, которые мы испытываем, все ли краски, которыми раскрашена наша картина бытия, принадлежат нам? Через семейные расстановки Берт Хеллингер доказал, что часть чувств, которые мы испытываем, принадлежат отнюдь не нам, а нашим родителям, нашим бабушкам и дедушкам, нашим предкам.

Прежде всего это запрещенные обществом чувства, чувства на которые наложены «табу» нашей культурой, социумом, убеждениями. Чаще всего это чувства заблокированные, вытесненные, не до конца прожитые нашими прародителями. Иногда эти чувства просачиваются в нашу жизнь из прошлого наших предков, мы просто перенимаем их у других и реализуем через себя.

Перенятые чувства хранятся в семейной системе как в банке данных и позднее имеют свойство проявляться у наших детей, внуков, а иногда даже правнуков и праправнуков. Человек не осознает природы этих чувств, он воспринимает их как свои собственные, так как часто они просто вырастают в их среде, впитываются с кровью и генами отца и матери. И только через годы, повзрослев, мы начинаем подозревать, догадываться, что здесь что-то не так.

Многим подобные чувства знакомы, они посещают нас как бы спонтанно и не связаны с теми событиями, которые в данный момент вокруг нас происходят. Иногда интенсивность переживаемых нами чувств бывает столь велика, что мы осознаем неадекватность своей реакции, но часто, увы, ничего не можем с собой поделать. Как некий чертик из бутылки, это чувство возникает вновь и вновь. И мы не в силах ему противостоять, настолько непредсказуемым, внезапным и резким бывает проявление наших эмоций. Позднее мы удивляемся этому порыву, раскаиваемся, говорим себе, что это не повторится больше никогда в жизни. Но проходит какое-то время, и мы снова становимся заложниками неожиданных проявлений чужих задавленных эмоций, перенятых чувств.

Человеку, даже специалисту в области психологии, не знакомому с системной природой перенятых чувств, трудно отличить их от собственных эмоциональных переживаний, а следовательно, и изменить ситуацию. А если не понимаешь причину проблемы, не знаешь ее истоков, с ней можно работать годами без видимых результатов. Многие клиенты, не видя положительного исхода психотерапии, оставляют все как есть, волевым усилием подавляя перенятое чувство, и оно вновь проявится, но уже у кого-то из их детей или внуков. И будет вспыхивать то у одного члена семьи, то у другого, появляться вновь и вновь до тех пор, пока в семейной системе не будет найден источник и адресат перенятого чувства.

Расстановки семейных систем показывают нам, что часто, когда жена подавляет свою злость к мужу, то ее дочь или сын берут эту злость на себя, буквально «впитывают его с молоком матери», но выражают ее не на своего отца, а совсем на других людей, чаще на мужчин. Практика семейных расстановок открывает нам глаза на то, что те сильные, порой необузданные чувства, которые владеют нами, и причины, которых мы не осознаем, по факту являются не нашими, а чужими – перенятыми чувствами. Расстановки по Берту Хеллингеру помогают нам отыскать носителя этих чувств, избавиться от них, исцелиться от этого наваждения и начать жить собственную жизнь, проживать свои, а не чужие чувства.

«Существуют чувства, которые нам помогают познать нечто, и существуют чувства, которые препятствуют познанию. Есть чувства, которые приводят нас к решению, – например, любовь, и есть чувства, которые препятствуют решению, – например, ненависть. Для осознания и нахождения решения важно эти чувства различать», – говорит Берт Хеллингер. Он описывает в своих публикациях четыре вида чувств: первичные, вторичные, перенятые и метачувства. Подробно о его видении чувств можно прочесть в книгах «Порядки любви» и «Источнику не нужно спрашивать пути».

В этой главе я хочу более обстоятельно коснуться темы перенятых чувств и освобождения от их давления и негативизма.

15
{"b":"241129","o":1}