ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но вернемся к классическим системным семейным расстановкам.

Тройственный союз

Системная семейная расстановка в обычном ее классическом варианте может состояться при взаимодействии трех сторон:

• клиент;

• терапевт;

• заместители.

Клиент

Начну с клиента, так как считаю его центральной фигурой расстановочного процесса. Его иногда называют протагонистом, заказчиком или автором расстановки. Без клиента, без его назревшей проблемы, его клиентского запроса не нужна ни расстановка, ни расстановщик. Повторюсь, что семейная расстановка является групповым процессом, поэтому человек этот должен обладать мужеством, определенной степенью открытости и доверием к терапевту и самому методу. Берт Хеллингер и другие мастера постоянно повторяют, что не желательно делать расстановки из любопытства. Одно из важных условий для клиента, чтобы расстановка удалась, – это его сильное желание и готовность к переменам. Только когда человек полон стремления и решимости разобраться в создавшейся конфликтной ситуации, причине болезни или неудачах, только тогда расстановка будет энергетически заряжена и может помочь заказчику выбраться из лабиринта семейных тайн и переплетений.

Второе важное условие – клиент в состоянии брать ответственность на себя или разделять ее с другими членами семьи или терапевтом. Многие из нас до старости остаются большими детьми, продолжая верить в чудеса: принц на белом коне появится и осчастливит, доктор вылечит, бабка снимет сглаз и порчу, расстановщик освободит от пут семейных переплетений.

Ничего плохого в вере в чудеса нет, но хорошо бы внести и свою малую лепту в этот процесс. Вовремя выйти на дорогу, где ездят принцы, теплее одеться в мороз или принять таблетку, не показывать язык вредной соседке, строя глазки ее мужу, не надеяться, что расстановщик без вашего участия, сил и вашей доли ответственности разведет тучи руками над вашей головой. Я немного утрирую, но меня огорчает и возмущает, когда взрослые люди перекладывают ответственность за происходящее в их жизни на близких людей. Например, семья доедает последний кусок хлеба, жена умоляет прийти мужа сделать расстановку, так как над его родом висит дамоклов меч бесконечных потерь (обманы, высылка, раскулачивание, кредитный союз). Да, он уступает, но все время сидит, уткнувшись глазами в пол. Весь его вид гласит: «Вам надо, вы и делайте».

Третье условие – клиент обладает некоторой информацией о происходящем в его семейной системе в прошлом. Желательно (но не обязательно) составить геносоциограмму семьи. Он наблюдает за происходящим и в любую минуту должен быть готов поделиться необходимой информацией. Если клиент ведет себя отстраненно (например, отворачивается, отводит взгляд, скучает, закрывает глаза) или, наоборот, слишком эмоционально включен в происходящее (не находит себе места, рыдает, близок к обморочному состоянию), я останавливаю расстановку и спрашиваю его, в состоянии ли он на это смотреть и это выносить. Чаще для клиента видеть исход расстановки предпочтительнее, чем мучиться неизвестностью.

Терапевт

Еще его могут называть фасилитатор, расстановщик, ведущий, тренер, терапист.

С одной стороны, он последний, с другой стороны – главный. С одной стороны, этот человек находится на службе у клиента, его семьи, его рода. С другой стороны, без него ничего не происходит, он ведущий, он лидер, на нем огромная ответственность. Моя метафора такова: расстановщик – это лоцман, который направляет огромный лайнер семейно-родовой системы клиента, указывая и обходя подводные рифы житейского моря.

Расстановки шагают по территории постсоветского пространства около десяти лет. Началом послужил первый семинар Берта Хеллингера в Москве в 2001 году. Сегодня обучающие программы с привлечением немецких специалистов по семейным, структурным, организационным расстановкам есть в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве. Но работающих сертифицированных мастеров у нас намного меньше, чем в Германии.

Примерные данные статистики таковы:

30 % обученных – работают постоянно;

30 % – от случая к случаю;

40 % – не работают вообще.

И действительно, среди расстановщиков наблюдаются две крайности. Одни осваивают все ступени обучающих программ, участвуют в интервизиях, штудируют литературу. Но так никогда и не практикуют. Другие посещают один-два семинара, или замещают кого-то в расстановке, и готовы уже не только делать расстановки, но и (!) обучать им.

Метод расстановок с первого взгляда подкупает простотой, наглядностью, эффективностью, энергетикой. И многие начинают сразу применять его среди своих клиентов. Приведу пример. Мой давний знакомый, психиатр, эзотерик, много лет ведет группы по активному дыханию. При встрече радостно сообщает: «Помнишь, я был у тебя на расстановках месяц назад? Так я начал использовать расстановки у себя на тренингах. Расставил семью клиентки. Ой, что там началось! Но мне понравилось».

Как говорится, комментарии излишни.

Другой вопрос, который периодически оспаривается на форумах Интернета, – это вопрос о психологическом образовании расстановщиков. Сертификаты по окончанию российско-немецких программ обучения без диплома психолога не выдаются. Но в одном из своих интервью даже Хеллингер размышлял о том, что расстановщик не обязательно должен быть психологом. Честно признаюсь, что и мой красный диплом психолога не является гарантом в работе фасилитатора в расстановках. Но знания, опыт, практика, полученные мною в рамках Московского гештальт-института, десятки сессий личной психотерапии, собственные расстановки, участие в различных тренингах, медитационных и дыхательных интенсивах, безусловно, здорово поддерживают меня в работе расстановщика.

Подытожу вышесказанное. Мое личное мнение: расстановщикам полезно обучаться расстановкам регулярно, сколько бы лет они ни работали в этом направлении, регулярно развиваться в этой области и практиковать одновременно. Иметь или не иметь образование психолога – это дело личного выбора или ограничения каждого. Но я бы рекомендовала всем расстановщикам, помимо обязательных расстановок своей семьи и своего рода, необходимое количество часов уделить личной терапии или психоанализу с профессиональным психотерапевтом. Это дает неоценимую возможность разобраться в себе, понять себя, отреагировать и исцелить свои детские травмы, обрести целостность.

Только тогда мы сможем оказывать своим клиентам полноценную профессиональную помощь, не проецируя на них свои непроработанные проблемы. Давать людям не то, что они просят, а то, что им необходимо, своевременно возвращая им ответственность за свою жизнь и свое будущее.

Заместители

Заместители (представляющие других людей или абстрактные понятия, играющие роль) – еще одно важное звено на силовом поле расстановки. Эти люди тоже находятся на служении. Они являются проводниками и антеннами между двумя мирами. Заместители помогают ведущему расстановки через свои ощущения, чувства, импульсы в теле, через проходящий сквозь них поток образов, картинок и информации воссоздать картину семейного сценария или прояснить взаимоотношения. Я высоко ценю помощь и вклад этих людей и уважаю их риск исследовать неведомое.

Человеку, представляющему в ходе расстановки другого человека, нужно, образно говоря, оставить себя, свою личность, суждения и опыт на стуле. Войти в расстановку пустым сосудом, антенной, пропускающей через себя информацию полевых структур другой системы. Призыв Иисуса Христа «Будьте как дети» можно отнести и к заместителям в расстановках.

За годы обучения и участия в различных группах я многократно была заместителем в различных ролях. Это были любящие или холодные матери и горячие любовницы, абортированные дети и жертвы войны, самоубийцы и романтические возлюбленные, бабушка ведьма и Божья Матерь. Шквал эмоций, сексуальное возбуждение, стыд, злоба, счастье, смирение, раскаяние, любовь, сожаление – вот далеко не полный перечень пережитых мною страстей. Они прошли через мое тело и душу болью, смехом, слезами. Какие-то из этих переживаний меня очистили, какие-то наполнили. Я благодарна всем, кто когда-либо доверил мне тайны своей жизни.

6
{"b":"241129","o":1}