ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь можно было спокойно рассмотреть неведомого убийцу. Это был мужчина лет тридцати, одетый в серый балахон с капюшоном. На груди у него висел крупный знак, изображавший подобие дерева в круге. Самюэль подобрался к телу и проверил пульс - человек был мертв.

- Ну и как это понимать?

- У меня спрашиваешь? Я знаю не больше тебя. - убирая оружие сказал Рауль. - Одно из двух - либо местные настолько не любят гостей, либо все жители давно мертвы, а мы имеем дело с их убийцами. В любом случае - мы не будем в безопасности, нужно смотреть в оба и быть настороже. А еще, - журналист вылез в окно. - Нам нужно уходить отсюда,  ведь выстрелы не прошли незамеченными.

- Я не хочу верить, что все мертвы. Я пришел за своим другом. - Донсон поднялся на ноги. - И я найду его, или хотя бы дневник.

- Он ничего не сказал о том, где конкретно его искать?

- Когда он гостил у меня,  то говорил о своем дневнике, что все важные записи он хранит там. Никто не знает, что он находится в небольшой нише за кроватью в его комнате.

- А ты?

Изобретатель перебрался через окно, осмотрелся и неуверенно пошел вперед.

- Мне он сказал... Я единственный, кто его понимал и кому он доверился.

Значит мы заберем его и узнаем наконец о произошедшем. Да и ваши штучки там наверняка тоже найдутся.

Глава 7. Подземный город.

Площадь все больше открывалась взору - небольшая, немногим больше "прихожей", она вытягиваясь поперек пути и плавно перетекала с двух сторон в улицу. Однако с левой стороны она была перекрыта завалом, да и площадью это пространство,  ограниченное тяжелым потолком, можно было лишь условно.  Посреди площади располагался огромный постамент, украшенный скульптурами. Впрочем,  часть из них была осквернена вандалами.  На одной из сторон постамента обнаружилась такая же карта, как и при входе в город. Самюэль проверил маршрут и предложил отдохнуть.

- Мы не ели уже порядочно времени.

- Ладно. Я видел на той стороне площади подобие торговой лавки - стоит осмотреться.

Украшенная стеклянными витринами, лавка оказалась полностью разграбленной. Везде можно было найти остатки провизии, но вся она была испорчена со временем. Ничего пригодного обнаружить не удалось, к тому же везде была неприятные пятна плесени. Привал было решено сделать неподалеку. Обед разумно решили ограничить небольшими порциями, подкрепив съеденное несколькими глотками хорошего виски. Покончив с трапезой, Рауль устремил свой взгляд на пространство вокруг.

- И все же это место вызывает много вопросов.

- Например?

- Ну хотя бы эти фонари. Мы находимся глубоко под землей и при этом здесь довольно светло. Если это газовые светильники - должны быть и те, кто их заправляет и зажигает.

- Это электрический свет.

- Серьезно? Но откуда тогда энергия?

- Раз здесь долгое время работали заводы, то это не должно быть проблемой. А еще... слышите? Какая -то машина в этом городе до сих пор работает.

- Мы отправимся и все выясним. Хотя меня волнует лишь одно - как выбраться на белый свет отсюда. Так что выход для меня на первом месте. 

Привал окончился. Проследовав по улице далее, путешественники вышли в жилой район. Здесь вентиляция явно работала лучше - дышать стало легче и свободнее. Этот район был словно расчерчен узкими улочками, которые, пересекаясь, образовывали небольшие скверики с заботливо посаженными растениями. Правда, без должного ухода они стали слабеть и терять силу. Вся застройка была вытянута на два этажа в высоту, над ней еще было метров 5 свободного пространства до каменных сводов. Под ними висели целые гирлянды причудливых ламп, которые потрескивали и мерцали. Они давали мягкий желтый свет на уютные улочки.

Самюэль уже был готов отчаяться - не зная точного места дома, поиски могли затянуться на целый день. На помощь пришли вездесущие списки, в котором вскоре удалось найти фамилию Цейзе. Каждый дом имел свой номер и буквенное обозначение. Рауль спешно отправился на поиски улицы.

- Надо быть самому машиной, чтобы жить в таких условиях. Вы просто взгляните - муравейник, от которого тянет смертной тоской. Я бы сошел с ума, каждый день приходя, уходя, торопясь - и даже неба над головой не видно.

- А разве вы не так живете? - спросил Донсон, потирая нос и улыбаясь. - Я ведь вполне мог остаться в городе, купить какую камору и творить там. Но в чем суть - когда живешь в муравейнике, то сам становишься муравьем. Можешь думать все что угодно, мнить себя вещью в себе и прочее - но ты все равно будешь как и все бегать и строить муравейник.

- Я теперь понимаю, почему ты исчез. - ответил Рауль. - Тихое озеро, лес - и никого...

- Ну, правда, чтобы было "никого" пришлось поставить капканы. И вы это испытали на себе.

- Если бы не работа... - журналист задумчиво прошел десяток метров,  поднял взгляд и указал на вывеску. - Все, дом где-то здесь.

- Есть такое простое и сложное одновременно слово -дом... Он не требует оправданий. Просто ты там живешь, и готов его принять, как он есть.

Дверь с надписью "Цейзе Т. " на металлической табличке оказалась совсем рядом. Ей повезло больше чем многим другим, мародеры не нашли на нее времени. Взломав замок, гости города проникли в жилище ученого. 

Внутри оно выглядело довольно уютно, напоминая небольшую городскую квартирку из одной комнаты. Возле небольшого окна стоял маленький легкий столик, рядом - металлическая кровать с толстым матрасом и небольшой шкаф. Кухни не было - а значит, обедали жители в другом месте. Пара небольших картин украшала светлые стены.

Самюэль не стал осматривать дом друга, а решительно направился к кровати и отодвинул ее. Здесь,  под небольшой дощечкой обнаружился пыльный дневник,  перевязанный бечевкой. Изобретатель с волнением сел на кровать, развязал шнурок и раскрыл страницы. На кровать вылетел вложенный листок с размашистым почерком. Это было послание Цейзе.

"Тем, кто каким-то образом обнаружил этот дневник.

Если он попал в руки людям, которые нашли наш прекрасный город уже мертвым - откройте последние страницы. Там - мои последние слова о вторжении. Если же волей случая этот дневник читает мой единственный друг Донсон... Самюэль, вспомните число моего последнего визита. А моя участь предрешена - мне не уйти из города живым, и я хочу сослужить ему последнюю службу. Томас Цейзе."

Донсон с каменным лицом сложил записку и отложил в сторону. Было ясно и без слов - он не мог поверить в происшедшие события. Придя в себя, он вновь прочитал записку и начал листать дневник друга.

- Последний визит... Томас - Томас, конечно, я помню. Двадцать шестое число, двадцать шестая страница... Да, верно.

Глаза быстро забегали по неровным строчкам.

" Дорогой друг!

Я специально отвел эту страницу для очень важного, и оно наступило. Я наконец - таки смог создать то, чего так не хватало нашим творениям! То, без чего они всегда оставались железным скотом, ведомым лишь реакцией. К сожалению, я еще не успел окончить его проверку и совершить испытания. Тем более, что есть трудности... Раз ты читаешь дневник, а меня рядом нет - то возьми прототип в моей лаборатории и доведи мой труд до конца. Ты - единственный, в ком я не сомневаюсь."

- Что там написано? - спросил Рауль, продолжая осматривать комнату.

- Он надеялся на то, что я приду. Или хотя бы, что этот дневник найдут и отправят мне. Он сохранил свою работу, чтобы я ее завершил.

- Прекрасно. Куда теперь?

Самюэль перелистнул страницу. Там была небольшая приписка:

" Моя лаборатория надежно закрыта. Уходя, я решил выбросить ключ в шахту "сердца города". Но мой бросок оказался неточным, и он остался на ступеньках лестницы возле генераторов. Я побоялся спуститься туда... Но возможно, ты найдешь способ его забрать.

P. s. По пути к лаборатории вы встретите стражей. Не бойтесь, мой друг - их держат всего лишь нити света"

12
{"b":"242378","o":1}