ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это... Иллюзия?

- Чудеса оптики и только. Вы же наверняка знакомы с кинематографом? Местные гении пошли намного дальше.

- Никогда не видел столь оригинальной защиты от названных гостей. Безумный город...

- Предлагаю идти дальше. Или хотите остаться?

- Нет уж, лучше пулю в лоб.

В конце коридора обнаружилась железная двухстворчатая дверь. Ключ Томаса Цейзе подошел к замку, и вскоре она открылась с жалобным скрипом. За ней оказалось квадратное помещение, по периметру которой располагались двери в отдельные лаборатории. Небольшим коридором помещение соединялось с еще одним подобным. Под потолком шли трубы и провода, на полу было довольно чисто - кроме хозяев это место явно никто не посещал. Здесь царила удивительная тишина.

Глава 10. Работа гения.

Таблички на дверях несли надписи о направлении исследований и имена ученых. Рауль и Самюэль разделились и стали искать лабораторию Цейзе с двух сторон. Вскоре Донсон окликнул журналиста.

- Господин Маршанд?

- Да, я здесь.

- Поздравляю вас. Мы пришли.

- Надеюсь за дверью на нас никто не набросится. - усмехнулся он и Самюэль открыл дверь.

Внутри оказалось крупное, тускло освещенное помещение. Один из фонарей был испорчен и не давал света, потому часть лаборатории скрывалась в полутьме. В центре находилась небольшая площадка, окруженная с трех сторон большими столами. На них, как и вокруг на полу, валялось много механического хлама. Вдоль стен стояли шкафы и непонятные емкости. Обилие дерева и металла скрадывали настоящий размер лаборатории.

- Теперь осталось найти результаты работы Томаса. И самое плохое - я не могу знать, что это конкретно. Но - если увижу то смогу понять.

- Стало быть, придется перевернуть здесь все вверх дном.

- Только постарайтесь ничего не повредить. Прошу.

Осмотр лаборатории занял немало времени. Шкафы были забиты всевозможным хламом и отчетными бумагами, разобраться в которых под силу было разве что Донсону. Он обстоятельно изучал то, что приносил ему Рауль, но многое оказалось не нужным. И все же Маршанд помогал ему со все большим энтузиазмом. Ирдишхорт уже не казался ему столь бессмысленным местом.

В одном из углов лаборатории обнаружилась небольшая плавильная печь, в другом - небольшой стол с останками препарированных животных и колбами. Журналист невольно поморщился при этой картине.

- Зачем вашему другу, механику по сути, резать лягушек?

- Чтобы создать нечто, похожее на живой организм, надо понять его суть.

- Экая метафора выходит. Жизнь через смерть.

- Можно и так сказать. Но вы же не будете осуждать его за это?

- Конечно нет. Просто... Я теперь больше понимаю тех фанатиков.

Рядом обнаружился небольшой шкаф, закрытый на хитроумный замок.

Дверца шкафа открылась. На полке внутри оказалась укрепленная металлом стеклянная колба. Внутри нее находился очень сложный механизм из сотен шестеренок, валиков, тонких штанг, медных спиралей и всевозможных пружин. Понять, как он работает было невозможно даже после долгого изучения, во всяком случае без технического образования. Из колбы исходили несколько медных проволок и с десяток осей с зубцами.

Рядом лежала пыльная тетрадь. Раскрыв ее, Рауль увидел записи и рисунки, посвященные загадочному механизму в колбе. Без особого интереса пролистав страницы, он остановился на последней. Здесь была небольшая заметка, написанная размашистым косым почерком:

"Обретя разум, мои творения станут на ступень ближе к нам".

- Донсон, кажется я нашел.

- Что же? - Самюэль с интересом подошел ближе. Его взгляд упал на механизм. - Неужели это он...

- Что он? Или кто?

- Тот самый механический мозг, о котором говорил Томас. А я, дурак, думал, что он шутит... Смог превзойти сам себя.

- Эта колба способна думать?  Серьезно?

- Во всяком случае - принимать простые решения. Правда, механизм слишком сложен, так что подобный появится не скоро.

- Соглашусь. Я пока загляну в другие лаборатории - возможно, там будет что-нибудь полезное.

Рауль ушел,  а Самюэль, оставшись один, продолжил читать дневник Томаса.  На очередной странице было написано следующее:

" Совершенствуя свои прототипы, развивая их способности, я хотел достичь искусственной жизни. Я создал железные мышцы, я создал хрустальные глаза - я даже породил механический мозг, но я не в силах был наделить их чувствами и совестью. На это способно лишь человеческое сердце, и нет ему никакой замены."

Ниже была изображена интересная деталь, не похожая ни на что виденное ранее. Самюэль некоторое время смотрел на него. Внезапно его осенила догадка, и он вскочил с места, вновь продолжив поиски.

- Не все еще найдено, - тихо сказал он. - Еще не все...

Изобретатель обыскивал каждый закуток лаборатории, заглядывал во все шкафчики и полки. Однако среди внушительных гор найденных деталей не было ничего из списка Томаса. В отчаянии Самюэль поставил на стол рядом с печью свой зажженный фонарь и "колбу с мозгом", присел рядом, В мыслях он представил себе это место в прошлом, когда его друг в этих стенах ломал голову над очередной правильной шестерней великого механизма. Этот упорный труд требовал высших знаний математики, физики и механики, а главное - умения объединить это в одно целое. Для этого нужен был весь разум, без остатка на другие житейские дела и переживания. Здесь не было места для любви, сочувствия, презрения, тщеславия - все это отвлекало, сбивало со счета и переводило стрелки назад. Нужно было принять одиночество и уйти от мира. Ирдишхорт был тому идеальным местом. 

Чтобы создать машину, надо самому стать машиной. А чтобы воссоздать жизнь в машине, надо понимать и чувствовать существование... и быть машиной." - Донсон усмехнулся нелепости и абсурду мысли. Взгляд его снова устремился к "мозгу". Под изогнутым стеклом тускло отсвечивали ювелирной работы детали. Зрелище завораживало, еще большее восхищение приносила мысль увидеть это в действии. И все же одна мелочь смогла привлечь внимание Самюэля. Всего лишь крохотное отражение освещенной фонарем печи на стекле. Но в ее погасшем когда-то чреве он заметил мерцающую искорку. С удивлением Донсон обернулся к печи и через мгновение действительно заметил за остатками прогоревшего топлива блеск. Схватив фонарь, он начал разгребать топку, заглядывая в глубину.

Предчувствие его не обмануло - это был хрусталь, а точнее - один из зрительных приборов - "глаз" для будущего прототипа. Вместе с ними изобретатель извлек сверток с незнакомой деталью для парового двигателя - так гласила маленькая записка рядом - а так же то самое неизвестное устройство, что было изображено в дневнике Томаса. Небольшая стеклянная сфера в центре раскрывалась пополам и была окружена медными патрубками. Самюэль быстро понял ее назначение.

- Самюэль! - раздался голос журналиста издали. - Взгляните, что я нашел!

Донсон быстро завернул находки в сверток, справедливо рассудив, что объяснять их Раулю еще не время. Оставив его на столе, он встал и направился к двери, куда уже заходил Маршанд. В руках тот держал нечто похожее на оружие.

- Я заглянул в соседние лаборатории, те что не были слишком надежно заперты. Ну и вещи здесь изучаются... Единственное что мне удалось найти из полезного - только это. - Маршанд передал ружье изобретателю.

Ружье это было лишь на первый взгляд - угадывался приклад и спусковой крючок. Но несколько рычагов и хомутов на месте ствола вызывали вопросы. Однако Самюэль быстро узнал изобретение.

- Это же механический ампуломет! Простое средство, чтобы забрасывать ампулы на врагов... Вы кстати не видели там заодно стеклянные емкости, которые...

- Эти? - Рауль выложил на стол несколько зарядов размером с винную бутылку с зеленоватым содержимым. - Я сразу понял, что это отсюда, но не смог зарядить.

18
{"b":"242378","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя любимая (с)нежность
Античный мир «Игры престолов»
Тайна дома Морелли
Дом последней надежды
Жестокие святые
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги
Будь моим отцом
Птица и охотник