ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закон творения заключается как раз в том, чтобы творить. Поэтому Будда говорит, что, если вы разрушаете, то становитесь несчастным. Если вы гневаетесь, находитесь во власти безрассудной страсти, постоянно соперничаете, проявляете тщеславие, завидуете, стяжаете, то становитесь несчастным. Единственным критерием, по которому можно узнать что-то правильное и неправильное, служит уровень вашей радостности.

Это совсем другой подход. Бог не говорит: «Не делай то и сё», это вам не десять заповедей... Будда также говорит, что есть десять проступков, которых следует избегать, но он не деспот, диктующий вам свою волю, как Гитлер или Сталин. Он не сидит на золотом троне на небесах и не приказывает: «Делай это и не делай того». Нет, решать вам.

Будда дает вам простой критерий: все, что приносит несчастье, неправильно. Он не говорит, что это грех. Обратите внимание на его акцент. Он говорит, что это просто неправильно: два плюс два не равняется пяти. Если вы ведете себя та, словно два плюс два равно пяти, тогда никто не скажет, что вы грешите. Просто вы ошибаетесь.

В буддистской терминологии нет понятия греха, в ней есть только ошибки, промахи. В буддизме нет осуждения. Вы можете исправить свои промахи, ошибки. Это просто. Вы можете сделать так, чтобы два плюс два равнялось четырем, когда понимаете.

Все эти деяния противоречат святому пути, поэтому считаются злом.

Нет никакой другой причины для порочности просто потому, что они приносят вам несчастье. На самом деле, вы сами создаете несчастье, потому что ведете себя неправильно. Если вы не хотите быть несчастными, избегайте определенных поступков.

Когда нет этих пороков, господствуют добрые деяния.

Это очень важно. Послушайте еще раз: «Когда нет этих пороков, господствуют добрые деяния». Будда не говорит о добрых деяниях. Он говорит, что, если вы не совершаете эти десять пороков, то живете в гармонии с целым, с законом. И тогда, что бы ни происходило, все будет у вас хорошо.

Добро это не то, что вам нужно делать. Добро проявляется, когда вы не делатель, когда вы позволяете себе жить в согласии с целым, законом, рекой. Тогда добро проявляется. Бог это не действие. Нет греха, есть только ошибки. Когда вы сдались, нет добродетели, и тогда творятся только добрые деяния.

Поэтому Будда советует избегать плохих дел, злодеяний. Он не призывает практиковать хорошие дела, а просто советует избегать неправильных вещей, потому что тогда вы придете в согласие с целым, станете гармонировать с законом. Тогда, что бы ни происходило, все будет добром.

Добро похоже на здоровье. Не будьте больными, тогда вы будете здоровыми. Просто избегайте болезни, вот и все, тогда вы будете здоровыми. Если вы пойдете к врачу и попросите его сказать вам, что такое здоровье, он не сможет сделать этого. Он ответит: «Я не знаю. Я просто выявляю болезни. Я могу прописать лекарство от недуга. Когда болезнь исчезнет, вы будете здоровы, и тогда вы сможете сами узнать, что такое здоровье».

Такой же подход у Будды. Будда называл себя врачом, доктором. Он говорил о себе: «Я просто доктор, врач. Придите ко мне, и я определю вашу болезнь, пропишу вам лекарство. Когда болезнь исчезла, остается лишь здоровье».

Когда нет этих пороков, господствуют добрые деяния.

Поэтому Будда не дает вам положительную дисциплину, которой нужно следовать, а только отрицательное понимание. Просто попытайтесь понять это, чтобы больше не совершать ошибку, чтобы гармонировать с целым.

В вас возникает гармония, а это и есть рай. Гармония возникает, только когда вы пребываете в согласии с целым. Жить в единстве с целым значит быть святым.

Глава 4

Два пустых неба встречаются

Иисус и Будда, конечно же, обладали индивидуальностью. Можно ли их индивидуальность и ее выражение назвать личностью? Можно сказать, что у вас тоже есть личность, а не эго.

Пожалуйста, проясните концепцию личности, эго, индивидуальности, «я».

Прежде всего, вы должны понять, что означают слова «индивидуальность» и «личность». «Индивидуальность» значит цельность, единство, нераздельность. Это прекрасное слово. В этом смысле можно сказать, что у Будды, Иисуса, Заратустры была индивидуальность, в изначальном значении слова, а не в том, в каком вы его используете.

Вы используете слово «индивидуальность» как синоним слова «личность». У слова «личность» иной смысл. Она берет начало в греческой драме. Там у актеров были «личины», «персоны», то есть маски. Они прятались за масками. Вы не могли видеть их лица, а могли лишь слышать их голоса. «Сона» значит звук. «Персона» означает, что вы можете установить связь только со звуком, а не с лицами. Они за чем-то скрываются. От этого происходит слово «персоналия» (личность).

В этом смысле Будда, Иисус, Заратустра, Лао-Цзы - все они лишены личностей. Они прямо здесь перед вами, ничего не скрывая. Они обнажены и встречают вас в своей абсолютной пустоте. Им нечего скрывать. Вы видите их насквозь, они прозрачны.

Поэтому неправильно называть их личностями. У них есть индивидуальность, но помните значение этого слова: их невозможно разделить. Они не разделены на части. Они не толпа, их психика не раздроблена. У них не много умов. Их множественность исчезла, и они стали едиными. Они столь цельны, что их невозможно разделить. Ни один меч не сможет разрубить их. Они в высшей степени неделимы.

В этом смысле можно сказать, что у них есть индивидуальность. Но это опасно, потому что это единство возникает, только когда множественность утрачена. Если множественность утрачена, разве можно сказать, что даже один это именно один? Один разумно называть одним, только когда возможно существование множества. Но сама эта возможность исчезла.

Будда это не многие, но разве вы можете назвать его одним? Поэтому в Индии Бога называют адвайта, не-двойственный. Мы могли называть его единым, но не поддались искушению. Мы никогда не называли Бога единым, потому что в тог момент, когда вы называете что-то единым, возникает двойственность, так как один не может существовать без двух, трех, четырех. Один имеет смысл только при наличии серии цифр. Единица имеет значение только в иерархии.

Если один действительно стал одним, как вы можете называть его единым? Слово теряет значение. Вы можете называть его только немножественным, можете называть его только не-двойственным, адвайтой, не двумя. Но вы не можете называть его одним. He-два прекрасно. Это просто говорит о том, что двойственность, множественность, исчезла. Здесь говорится не о том, что появилось, а только о том, что исчезло. Это отрицательный термин.

Все, что можно сказать о высшей истине, должно быть отрицательным. Мы можем лишь сказать, что Бога нет, но не можем сказать, что он есть. Дело в том, что, если мы говорим, что он есть, то тем самым даем ему определение. А каждое определение это ограничение. Как только Бог определен, он уже не бесконечен, он становится конечным.

Поэтому в некотором смысле можно сказать, что у Будды есть индивидуальность, хотя и это по большому счету неправильно. Это лучше, чем называть его личностью, и все же такое определение далеко от совершенства. У него нет ни личности, ни индивидуальности, потому что его самого нет.

Сама мысль о том, что он существует, исчезла. Он просто огромная пустота. Он и есть пространство. Теперь у него нет границ.

Помните о том, что, если у вас есть границы, вы можете быть разделены. Все, что, конечно, можно разделить. Спросите физиков. Они говорят, что вы можете разделить молекулу. Она очень мала, но вы можете разделить ее, потому что у нее есть границы. Вы можете разделить атом. Он крошечный, и все же имеет границы, и вы можете разделить его. Вы можете разделить электрон, нейтрон, протон, потому что у них тоже есть границы. Но следующее деление невозможно, потому что границы исчезают, а затем материя утрачивает все границы, ведь нечто конечное становится чистым пространством. Вы не можете больше делить. Чистое пространство разделить невозможно.

20
{"b":"242552","o":1}