ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заинтригованный Леарх снял с себя плащ и уселся на скамью рядом с сестрой, повинуясь повелительному жесту её изящной руки. В больших тёмно-синих глазах Дафны было что-то таинственное.

   — Куда ты собрался? — спросила она у брата. И, не дожидаясь ответа, добавила с улыбкой: — Всё гоняешься за женскими юбками.

   — Я гоняюсь?! — Леарх сделал изумлённое лицо. — Ещё неизвестно, кто за кем гоняется. Стоит мне появиться на улицах Спарты...

   — Как женщины начинают набрасываться на тебя из-за каждого дерева и из-за каждого угла! — со смехом воскликнула Дафна. — Тебе, наверное, кажется с некоторых пор, что все женщины Спарты похожи на похотливых менад[18]. Так, братец?

   — Ну так, — ответил Леарх, не понимая, куда клонит сестра и что ей, собственно, от него нужно.

   — Так вот, братец, я пришла сказать тебе, чтобы ты не растрачивал себя попусту на всех женщин подряд, — уже совсем другим тоном промолвила Дафна. — Ведь тебе предстоит состязаться в беге на Немейских играх. И ещё, коль ты стал любимцем Зевса Олимпийского, то почему бы тебе не стать любовником женщины, чей род по отцовской линии восходит к царю богов?

На лице у Леарха появились удивление и интерес. До сих пор ему удавалось соблазнять спартанок, которые не могли похвалиться знатностью своих предков. Как раз с такими женщинами Леарху было легче всего свести знакомство накоротке где-нибудь на тихой улочке, поскольку спартанки из незнатных семей часто появлялись вне дома без сопровождения родственников или служанок.

   — Тобой, братец, заинтересовалась одна очень знатная женщина, — продолжила Дафна, понизив голос. — Она желает встретиться с тобой сегодня ночью.

   — Как её зовут? — Леарх почувствовал, как сердце заколотилось у него в груди. — Сколько ей лет? Она красива?

   — Имени я назвать тебе не могу. Она старше меня всего на четыре года. А её внешность ты увидишь, когда придёшь к ней на свиданье. Не беспокойся, братец, эта женщина очень хороша собой.

   — Где она будет?

   — У меня дома.

Леарх понимающе покивал головой. Муж Дафны находился на Крите вместе со спартанским войском. Там шла война, и спартанцы считали своим долгом оказать помощь давним союзникам.

   — Придёшь в первом часу пополуночи и постучишь в дверь условным стуком. Вот так. — Дафна несколько раз ударила по скамье костяшками пальцев. — Только не грохочи изо всей силы!

Дафна легко поднялась и изящным движением оправила складки своего длинного одеяния.

   — До свиданья, братец! — Она нагнулась, подставляя щёку для поцелуя.

Леарх поцеловал сестру, и та направилась к выходу.

   — Не опаздывай.

   — Дафна! — окликнул сестру Леарх. — Эта знатная женщина замужем?

Дафна молча кивнула своей красивой головой, при этом длинные локоны её причёски пришли в движение, будто подхваченные лёгким ветерком.

   — Для тебя это имеет большое значение, братец?

   — Вовсе нет. — Леарх вдруг смутился. — Я просто так спросил. Супруг ведь может потерять эту женщину, если она покинет свой дом посреди ночи. Вот почему я спросил.

   — Не беспокойся, братец. — Дафна ободряюще улыбнулась. — Мужа этой женщины нет в Спарте. И скоро он домой не вернётся.

Дафна скрылась за дверью.

Леарх, объятый волнением, принялся лихорадочно соображать, какую из знатных молодых спартанок имела в виду его сестра. Он перебирал в памяти всех её подруг, которые были старше по возрасту, дальних и ближних родственниц, а также их подруг. Перед мысленным взором Леарха проходили чередой женские лица. Они возникали словно видения и тут же пропадали, поскольку ни одна из женщин из окружения Дафны, по мнению Леарха, не подходила под описание загадочной незнакомки. Юношу обуревало сильнейшее желание поскорее встретиться с той, которая, несмотря на свою знатность, всё же «положила на него глаз».

* * *

После осмотра вдов гармосины были обязаны отчитаться перед эфорами.

Коллегия эфоров, также состоявшая из пяти человек, заседала в эфорейоне, небольшом здании, расположенном близ герусии[19]. По своему положению эфоры являлись не просто блюстителями законов и древних обычаев Лакедемона. По сути дела, это была высшая государственная власть, в подчинении у которой находились все прочие чиновники, старейшины и даже цари. Эфоры избирались сроком на один год. В их число неизменно попадали только самые знатные спартанцы, чьи родословные восходили к богам или легендарным героям.

Старейшины в отличие от эфоров избирались в герусию на пожизненный срок. Но если эфором мог стать всякий знатный гражданин, достигший сорокалетнего возраста, то в геронты выбирали лишь шестидесятилетних. Совет старейшин был совещательным органом при царях, а также высшей судебной инстанцией в Спарте. Ещё старейшины вели всю необходимую работу по подготовке и проведению народных собраний.

Гармосины давали отчёт эфорам не все вместе, а по отдельности, ибо каждый отвечал за свою собственную деятельность в одной из пяти ком[20], на которые делилась Спарта.

Гармосину Тимону по жребию выпало отчитываться перед эфорами последним. Тимон посчитал это везением, поскольку особенными успехами он похвалиться не мог и уповал лишь на то, что эфоры не будут к нему слишком строги, выслушав отчёты тех гармосинов, у которых дела обстоят гораздо лучше. Тимон знал, что, к примеру, в Питане[21] вдовствующих спартанок детородного возраста вообще не осталось. Вдовью участь в Питане, благодаря деятельности гармосинов, влачат лишь семидесятилетние старухи.

Однако надежды Тимона на снисхождение к нему со стороны эфоров рассыпались в прах, едва он сообщил общее число вдов в Лимнах, а также число родившихся детей за последние полгода и число умерших мужчин, женщин и детей за этот же период.

После радужной картины, вырисовывавшейся из отчётов прочих гармосинов, сообщение Тимона вызвало сильное недовольство. Особенно негодовал эфор-эпоним[22] Сосандр.

   — Значит, младенцы в Лимнах мрут как мухи, зрелых мужчин там становится всё меньше, а женщины не рожают, так как почти каждая четвёртая вдовствует, — мрачно подытожил он. — Я думал, что у нас в Киносуре[23] самое плохое положение с рождаемостью и смертностью. Но я ошибся — худшее положение, оказывается, в Лимнах.

Эфоры восседали в удобных креслах с подлокотниками из слоновой кости. Тимон стоял с навощённой табличкой в руках, не смея поднять глаз.

   — Так-то ты служишь государству, Тимон! — раздался осуждающий голос эфора Клеомеда. — Или тебе неведомо, что община спартиатов заинтересована в большей рождаемости? Ты разве забыл, что Спарта окружена селениями илотов[24], которых в несколько раз больше, чем спартанцев? Только наше сильное войско удерживает илотов в повиновении. Воины не возникают по мановению руки, Тимон. Воинов приходится взращивать из мальчиков. А чтобы было больше мальчиков, спартанки должны больше рожать. Тебе это понятно?

   — Вполне. — Тимон удручённо покивал головой.

   — Тогда почему в Лимнах так много молодых вдов? — Клеомед не скрывал раздражения. — Где результат твоей деятельности, Тимон?

   — Мне удалось выдать замуж всех вдов моложе тридцати лет. Поверьте, это было нелегко сделать, ведь у женщин на первом месте чувства и симпатии, а не желание рожать детей от кого попало.

   — Что значит от кого попало! — рассердился Сосандр. — Никто не принуждает тебя, Тимон, подыскивать в мужья вдовствующим спартанкам периэков[25] и неодамодов[26]. Если в Лимнах мало вдовцов-спартанцев, тебе надлежало обращаться за помощью к другим гармосинам.

вернуться

18

Менады — букв, «безумствующие». Спутницы бога Диониса. Ещё их называли вакханками. Вакх было одно из прозвищ Диониса.

вернуться

19

Герусия — совет старейшин в Спарте.

вернуться

20

Кома — территориальный округ в Спарте; также посёлок, селение.

вернуться

21

Питана — один из пяти посёлков, из которых состояла Спарта.

вернуться

22

Эфор-эпоним — председательствующий в коллегии эфоров, именем которого в Спарте назывался год. В год эфора такого-то...

вернуться

23

Киносура — одно из пяти селений-ком, из которых состояла Спарта.

вернуться

24

Илоты — государственные рабы в Лакедемоне, обитавшие вокруг Спарты в сельской местности. Это было коренное ахейское население Лаконики, порабощённое спартанцами в IX веке до н.э.

вернуться

25

Периэки — букв, «окрест живущие». Жители лаконских городов, лично свободные, но не имевшие в отличие от спартанцев гражданских прав.

вернуться

26

Неодамоды — вольноотпущенники в Спарте. Могли служить в войске, но не имели гражданских прав.

3
{"b":"242710","o":1}