ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С рождением детей, сына и дочери, с Геро произошли чудесные перемены. Её тёмные волосы завились вдруг густыми кудрями, лицо округлилось, в глазах появился блеск. Геро стала подобна распустившемуся цветку. Мужчины стали обращать на неё внимание. Геро, не теряясь, часто меняла любовников, даже родив от одного из них вторую дочь. Булис обо всём догадывался, но сделать ничего не мог. По спартанским законам, женщину можно было обвинить в блуде, если она, имея мужчин на стороне, брала с них деньги за любовные утехи и отказывалась рожать детей.

Геро быстро разочаровалась в Булисе: он так и не вышел в лохаги, не обрёл влиятельных друзей, не пытался завязывать знакомства в домах знати. Он даже не пробовал соблазнять знатных женщин, чьи мужья имели вес в Спарте.

По мнению Геро, её супруг был способен лишь на то, чтобы злобствовать втихомолку у себя дома, завидуя успехам других. Сам же Булис не смог выдвинуться ни умом, ни воинской храбростью, ни стратегической смекалкой.

Устав от упрёков жены и её родни, Булис решил пожертвовать своей жизнью, желая хотя бы таким способом доказать, что и он на что-то годен.

В течение дня в эфорейон пришли ещё несколько граждан, изъявивших желание умереть за Спарту. Однако эфоры отдали предпочтение двум первым добровольцам — Сперхию и Булису. Их имена в тот же день глашатаи объявили по всему городу, прославляя мужество и любовь к отечеству этих мужей.

Эфоры дали Булису и Сперхию два дня на то, чтобы те уладили все дела, попрощались с друзьями и близкими.

По прошествии этого времени ранним утром, когда Спарта ещё спала, Булис и Сперхий незаметно, без шумных проводов выехали к морскому побережью, где уже ждал корабль.

Они поднялись на борт, судно тут же отвалило от причала и, подняв парус, вышло из бухты в открытое море.

Сопровождавшие Булиса и Сперхия доверенные люди эфоров сели на коней и вернулись в Спарту. Теперь гражданам Лакедемона оставалось только ждать исполнения своих надежд, возложенных на необычное посольство к персидскому царю.

ТЕНЬ ЦАРЯ ДАРИЯ

Победоносное персидское войско вернулось после двухлетней войны с восставшими египтянами, не желавшими терпеть власть чужих царей. Восстание египтян началось ещё при царе Дарии, когда он вёл приготовления к очередному вторжению в Грецию, после поражения от афинян под Марафоном. Но Дарий умер, не успев восстановить персидское владычество в Египте. С восставшими египтянами пришлось воевать Ксерксу, сыну Дария и его преемнику на троне Ахеменидов[104].

Ксеркс, не выносивший трудностей походной жизни, поставил во главе войска, воевавшего в Египте, своего брата Ахемена, уповая на его удачливость и воинственный нрав. Ахемен железной рукой расправился с Египтом, разрушив многие храмы, крепости и города.

Персы истребили множество людей и награбили в Египте несметные богатства. Страна, раскинувшаяся по берегам Нила, которую царь Дарий всячески лелеял и оберегал, восхищенный древней её культурой, после нашествия Ахемена превратилась в опустошённый и обезлюдевший край.

Но Ксерксу этого показалось мало. Он приказал в течение десяти лет не восстанавливать разрушенные египетские храмы, дабы развалины напоминали жителям, чего стоит непокорность персидскому царю. Вдобавок Ксеркс удалил из своей свиты всех египтян, служивших ещё его отцу, и повелел убрать из длинной титулатуры персидских владык титулатуру египетских фараонов, внесённую туда царём Камбизом[105] после завоевания им Египта.

   — Довольно персидским царям равняться на фараонов, чьи дела ничто в сравнении с деяниями Ахеменидов, — сказал Ксеркс своим приближенным. — Я поставил Египет на колени. Так пусть египтяне забудут времена Камбиза, когда они были равны с персами во всём. Отныне египтяне — рабы персов. Отныне персидский царь волен взять в Египте столько золота и ценного камня, сколько пожелает. А египетские ремесленники будут работать в Персеполе и Экбатанах столько дней в году, сколько захочет персидский царь.

Слова Ксеркса прозвучали как угроза египтянам, поскольку не только налоговый гнёт, но и постоянный угон ремесленников на строительство дворцов и усыпальниц в Персиде и Мидии послужили причиной восстания. Без египтян — зодчих, каменотёсов и архитекторов — в державе Ахеменидов не обходилось ни одно крупное строительство. Среди всех покорённых персами народов, пожалуй, только египтяне и вавилоняне отличались особым умением возводить огромные дворцы и всевозможные укрепления. Но если Вавилония находилась по соседству с Мидией и Персидой, то Египет лежал гораздо дальше. По этой причине египтянам, угнанным на работы в далёкую чужую страну, удавалось выбираться домой лишь раз в два-три года.

Персидские жрецы-маги ещё при жизни Дария возмущались тем, что египетские звероголовые и птицеголовые боги, по сути дела, были поставлены вровень со светлыми богами-язата[106], сотворёнными Ахурамаздой, верховным божеством персов. Магов не устраивало и то, что египетские письмена появлялись на всех монументальных сооружениях Дария рядом с персидской и эламской клинописью. Они постоянно твердили Дарию о том, что египетские боги мстительны и коварны, что рано или поздно боги внушат египтянам мысль низвергнуть персидское владычество. Дарий не желал верить магам, увлечённый идеей объединения не только всех земных царств в единую державу, но и объединением всех богов в общий пантеон, призванный защищать власть Ахеменидов над миром.

Однако Дарий умер, и предсказания магов сбылись.

Ксеркс в полной мере удовлетворил мстительность магов, безжалостно расправившись не только с египтянами, но и с их богами. Персы рубили головы мятежникам, взятым в плен на поле битвы. Также лишались голов и многие каменные статуи египетских богов во взятых штурмом городах.

Умирая, Дарий завещал Ксерксу завершить ещё одно давнее дело. Взять, наконец, верх в том противостоянии, где сила явно была на стороне персов, однако удача выступала на стороне противников. Сначала зять Дария Мардоний, идя на Грецию вдоль фракийского побережья, потерпел поражение от горных фракийцев. Вдобавок флот Мардония был разбит бурей у мыса Афон. Затем храбрые полководцы Дария, Датис и Артафрен, пересекли Эгейское море на шестистах триерах и высадились в Аттике, по пути разорив города Карист и Эретрию на острове Эвбея. Однако афинянам удалось разбить персидское войско, хотя воинов, выставленных с их стороны, было в два раза меньше.

Дарий начал было собирать новое войско для похода в Грецию. Однако этому войску пришлось на два года увязнуть в Египте.

Ксеркс видел, как много отважных военачальников полегло в египетских песках и оазисах. Поэтому он не горел желанием, только что завершив одну труднейшую войну, тотчас ввязываться в другую, не менее трудную.

Разговор о войне с афинянами затеял двоюродный брат Мардоний, сын Гобрия. Будучи человеком большого честолюбия и мужества, Мардоний тяжело переживал свою неудачу во время первого похода в Грецию, хотя старался не показывать вида. При подавлении восстания египтян Мардоний выказал немалый полководческий талант и личную храбрость. Среди всех персидских военачальников, воевавших в Египте, Ахемен неизменно отдавал первенство Мардонию, который не терялся в любых ситуациях и всегда побеждал даже более многочисленного врага.

Авторитет Мардония среди персидской знати был велик. На приёме во дворце, построенном ещё Дарием, после всех необходимых для такого случая церемоний первым по этикету с царём должен был заговорить Ахемен, родной брат Ксеркса. Однако Ахемен уступил это право Мардонию, тем самым проявляя благородство и показывая, что заслуга Мардония в победе над египтянами не меньше его заслуги.

Мардоний обратился к царю с такими словами:

   — Владыка! Несправедливо оставлять афинян без наказания за те беды, что они причинили персам. Ныне есть все возможности, чтобы выполнить то, что завещал тебе твой великий отец. Подавив мятеж высокомерного Египта, смело иди в поход на Афины. Этим, о, царь, ты стяжаешь себе добрую славу среди персов, в будущем любой враг остережётся нападать на твоё царство. Европа — страна очень красивая и очень плодородная. Из смертных только персидский царь и достоин обладать ею.

вернуться

104

Ахемениды — династия персидских царей, родоначальником которой был полулегендарный царь Ахемен.

вернуться

105

Камбиз, царствовавший до Дария, впервые завоевал Египет. Это случилось в 525 году до н.э.

вернуться

106

Боги-язата — букв, «достойные почитания». Шесть добрых божеств, сотворённых Ахурамаздой.

35
{"b":"242710","o":1}