ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А-а! — капитан засмеялся.- О ваших героях по аэродрому легенды ходят. Вы их кальсоны проверяли — в порядке?

— До этого не дошло!-Субботин тоже засмеялся.Он решил поддержать смешливое настроение американцев. Вдруг это что-нибудь даст? И он не ошибся.

— А помните, майор,того рыжего поляка?-Капитан еле сдерживал смех. — Этот поляк,- продолжал он, обращаясь уже к Субботину, — во время ночного прыжка успел сделать все, что делают дети, сидя на горшке. На земле его ищут и не могут найти.Кричат,зовут- пропал поляк! Целый час искали, пока нашли. Сидит наш поляк голый у речки и белье стирает… — Капитан зашелся от смеха.

Вовсю смеялись и Лавенс с Субботиным.

Теперь Субботин решил сам посмешить американцев.

— Это что!- сказал он.- А вот я слышал про случай похлеще.Забросили одного на Украину.Он приземлился… возможно, тоже бельишко постирал и явился в назначенный город.Живет там день, другой.От страха чуть не умирает. И решил: самое лучшее — сдаться. И вот на улице останавливает он прохожего и говорит ему: «Слушайте, я шпион, сведите меня куда надо». Прохожий от него бегом. Он к другому: «Слушайте, я шпион…» Короче говоря, его забрали и посадили в сумасшедший дом.

Американцы хохотали до слез.

— Как же вы узнали об этой героической истории? — спросил Лавенс.

— Говорят, русские в своих газетах фельетон об этом напечатали.

— Да, что ни говори, тяжелая у вас работа! — смеясь, сказал Лавенс.

— Дорогой майор,я все-таки иду в бар.- Капитан встал. — Не составите ли вы мне компанию на часок?

— Увы! — Майор показал на телефон. — Должно звонить начальство.

Субботин вышел вместе с капитаном. У входа в бар они остановились.

— Может, зайдете? — спросил капитан.

— С удовольствием…

Они сели рядом у стойки и заказали коньяк.

Спустя час Субботин уже знал,кому на аэродроме раньше всех известен точный адрес выброски.Капитан рассказал,что летчики узнают этот адрес очень просто — в метеобюро. Синоптики получают адреса раньше всех.

Уже глубокой ночью Субботин зашел в метеобюро.Дежурный спал,положив голову на сцепленные руки. Субботин разбудил его и строго спросил:

— Как с погодой на моем завтрашнем ночном маршруте?

— Это на Кипр, что ли?- зевая, спросил дежурный.

— Какой там Кипр? В Советский Союз!

— Советский Союз… Советский Союз…- бормотал дежурный, отыскивая какую-то бумагу.- Вот.На ноль часов завтрашняя перспектива выглядит так: район Барановичи- облачность, дождь…в общем,то,что надо. Район Бреста то же, а вот в районе Витебска хуже:там будет ясно.Но нам сказано:полеты не отменяются. Более свежие данные будут завтра на пятнадцать ноль-ноль.

— Спасибо, дежурный. Спокойной ночи.

50

В субботу утром на аэродром приехал Гарц. В это время курсанты под руководством парашютного инструктора занимались подгонкой снаряжения. Занятие происходило на лужайке возле домика,где жили курсанты. Субботин сам проверял точность подгонки и в это время незаметно делал микроснимки каждого курсанта.Заметив мчавшуюся к домику машину Гарца,Субботин приказал курсантам построиться в шеренгу.Сделан еще один снимок — групповой.

Получилось нечто вроде парадного смотра.К вылезшему из машины Гарцу подошел Субботин:

— Проводится последнее занятие. Подгонка снаряжения.

Гарц подошел к шеренге:

— Здравствуйте, господа…

— Здравствуйте, мистер! — вразнобой ответили курсанты.

Субботин сделал еще один снимок: Гарц перед строем курсантов. Этот снимок очень пригодится,когда Гарц и другие начнут уверять мир, будто посылка диверсантов в Советский Союз — чисто внутреннее дело русских…

— Я приехал,чтобы проводить вас в путь,-продолжал Гарц.- Вы должны знать, что с момента старта самолетов у меня будет только одна обязанность: держать связь с вами, а после выполнения вами задания обеспечить ваше возвращение сюда. Для нас незыблем простой принцип: каждое сделанное дело заслуживает благодарности.Я не могу сказать,что вам предстоит дело легкое.Но я не могу и сказать, что оно невыполнимое.Особенно когда я знаю, какая колоссальная техническая мощь мобилизована,чтобы помочь вам и в деле и чтобы благополучно вернуться на Запад.И все же… все мы понимаем, что лично ваша заслуга в выполнении заданий будет весьма значительна.Достойной будет и благодарность. Дело, на которое вы идете, может вам стоить жизни, если вы совершите промах, ошибку.Но оно и обеспечит вам всю вашу дальнейшую жизнь после возвращения. Я хочу,чтобы вы это знали и всегда помнили.Вот на днях возвращается ваш товарищ по школе мистер Барков,блестяще выполнивший очень трудное задание. В отношении его я получил очень простой приказ:предложить Баркову обеспеченную жизнь в любой стране по его выбору.Будут в свое время получены такие же приказы и о вас… Последнее.Всегда помните: вы не просто солдаты, вы солдаты политики.Великой освободительной политики,от грядущей победы которой зависит судьба и вашей великой родины. Желаю вам успеха…

Гарц спросил, нет ли к нему вопросов. Отозвался один Константин Ганецкий.

— Можно ли,- спросил он,- в случае крайней необходимости просить защиты у вашего посольства в России?

— Ни в коем случае! — мгновенно и со злостью ответил Гарц.

Курсанты продолжали заниматься подгонкой снаряжения,а Гарц,позвав Субботина,направился в домик. Субботин шел за ним, думая о двух вещах: неужели Гарц сказал о возвращении Баркова правду? Почему в его речи было так мало политики?

В комнате Субботина Гарц сел к столу и задумался. Лицо у него было рассерженное. Субботин стоял возле двери.

— Как вам понравился вопрос вашего курсанта?- спросил наконец Гарц.

— Вопрос глупый,- пожал плечами Субботин.

— Идиотский!- выкрикнул Гарц.- И он свидетельствует об отсутствии политического понимания своего дела.

— Вы правы…Я, между прочим, недоумеваю, почему вы почти ничего не сказали им о политической сущности операции.

Гарц метнул на Субботина бешеный взгляд:

— «Почему, почему»!Тупоголовые деятели в генеральских мундирах есть всюду! И у нас они есть!Видите ли,новое веяние объявлено!Политика-де для перемещенных — ненадежная гарантия. Главное- деньги, ожидание райской жизни!

— Между тем русские как раз очень склонны именно к политике, это уж в их советских привычках, — сказал Субботин.

— Я тоже так думаю.Ну вот, а в результате у них возникает мысль бежать в посольство. Это же от полного непонимания политической сути операции!

Так Гарц приоткрыл Субботину очень важное обстоятельство: они не верят в политическую преданность перемещенных.Ну что ж, узнать это очень приятно. Теперь о Баркове…

— Я думаю, — сказал Субботин, — что по этой же причине они равнодушно отнеслись и к сообщению о возвращении Баркова.

— А вы не проболтались им о его провале? — быстро спросил Гарц.

— Вы считаете меня дураком?

Гарц помолчал.

— Да,факт: ни на одном лице я не заметил радости по поводу возвращения товарища.У них, очевидно, эта новость может вызвать только одно чувство — зависть.

— Это тоже сильное чувство, — заметил Субботин.

— Возможно.Но не главное же?И мы сами даем основание Москве кричать, что мы засылаем к ним мелких уголовников.

— Хорошо было бы, если бы перед ними выступил сам Барков,- задумчиво сказал Субботин. — Жаль, что он не вернулся чуть раньше.

Гарц насмешливо посмотрел на него:

— Боюсь, что ждать его пришлось бы слишком долго…

— Я думал…- Субботин растерянно запнулся.

— Он думал!- усмехнулся Гарц. — И еще хотите, чтобы я считал вас умным!

Так, все ясно: сообщение Гарца о Баркове было ложью.

— Что будут делать курсанты до вечера? — спросил Гарц.

Субботин посмотрел на часы:

— Сейчас они закончат подгонку снаряжения.Больше не будет никаких занятий. В шестнадцать ноль-ноль прощальный обед.Потом- сон.Подъем- за час до старта. Инструктаж штурмана по карте и вылет.

— Обед нужно провести в непринужденной и даже веселой обстановке. Будет вино и виски. Я уже распорядился.

101
{"b":"250620","o":1}