ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь,в Мюнхене, был один заветный телефонный номер. Но к звонку по этому телефону Субботин может прибегнуть только в самом крайнем случае.Наступил ли такой случай теперь? Нет, нет и нет.Позвонив,он сможет сказать только одно: его увозят неизвестно куда и неизвестно зачем.В таком сообщении почти ничего, кроме тревоги за свою судьбу, не будет… В общем, это далеко не тот крайний случай, чтобы воспользоваться заветным телефоном… Значит, надо пока подчиниться обстоятельствам и при этом нерушимо верить что товарищи тоже действуют и всегда о нем помнят.Это относится,в частности,и к тому человеку, которому принадлежит заветный телефон и о котором Субботин знал только, что его пароль «Братья Райт»…

Да, Субботин не ошибался.Тот человек уже знал, что Субботин находится в Мюнхене,знал,где он живет,знал даже, как он проводит время. И всю неделю его люди пытались установить с Субботиным контакт, но это нельзя было сделать, потому что тот все время находился под наблюдением.

…Субботин уже собрался встать и идти домой, но в это время увидел женщину, которая медленно шла через бульвар.Решил подождать,пока она пройдет.А может, это и есть наблюдатель, которому надоело ждать, и он решил посмотреть, чем занимается его объект?…

Женщина приближалась, в упор смотря на Субботина.

Он смотрел на нее, недоуменно подняв брови.

Женщина проходит мимо, и Субботин слышит, как она, не останавливаясь, внятно произносит:

— «Братья Райт». Немедленно купите газету в киоске возле отеля «Глория».

Он сделал все, что мог. «Я 11-17». Отвеная операция (илл. А. Лурье) - pic_36.png

Субботин смотрел вслед удалявшейся женщине, и сердце его радостно колотилось…

Газетный киоск стоял чуть в стороне от входа в отель, Субботин подошел к нему,выбрав момент, когда не было покупателей. В киоске сидела Наташа Посельская. С игривым лицом она протянула ему газету, получила деньги и тихо сказала:

— Шифр номер три.Здесь буду ежедневно я или Амалия Штерн. Мы- двоюродные сестры. Живу у нее: Гамбургерштрассе, пять, квартира четыре.

— Сегодня встречался с Хауссоном.Завтра утром меня увозят.Куда и зачем- не знаю,-сказал Субботин, вороша журналы на прилавке.

— Желаю успеха… До свидания.- Наташа улыбнулась.

Придя домой, Субботин открыл третью страницу газеты и в третьей колонке, в третьем абзаце, применив шифр, прочитал: «С Кованьковым все в порядке. Поздравляю.Хауссон назначен начальником диверсионной школы в пятидесяти километрах от Мюнхена. Очевидно, и вас не случайно доставили в Мюнхен.Возможна взаимосвязь этих фактов. Оперативная связь через Посельскую и через каналы, о которых она вам сообщит. В самом крайнем случае — известный вам телефон».

Субботин улыбнулся: молодчина Рычагов!

41

На исходе еще одна длинная осенняя ночь.Рычагов встал из-за стола и раздвинул шторы. За окном- серая мгла. Еле видны дома напротив. Из открытой форточки потянуло холодком. Рычагов зябко поежился и вернулся к столу.

Начиная с того дня,когда Субботин пошел на Запад,Рычагов ночевал в кабинете,да и спал-то он не более трех-четырех часов.Иногда и мог бы поспать дольше, но не спалось. Чуть брезжил рассвет, вскакивал с раскладушки и хватался за телефон:

— Узел связи?… Рычагов. Доброе утро. Что-нибудь есть?… Так… так… Срочно — ко мне.

И начинался новый день, исполненный громадного нервного напряжения.

…Наивно думать,что такая операция- дело одного Субботина. Нет-нет, планы подобных операций,как правило,выполняются довольно большим количеством людей.В центре операции действует главный исполнитель, но вокруг него постоянно находятся его незримые помощники, без которых он не смог бы работать.

Сейчас Рычагов нетерпеливо ждал донесений с узла связи. Он склонился над столом,на котором разостлана карта,больше всего схожая с метеорологической. В центре карты — Мюнхен.Здесь- Субботин.А от Мюнхена, углубляясь на восток, прочерчены концентрические полукруги, пересеченные изломанными радиальными линиями. Дорого бы дали за эту карту Хауссон и его начальники, ибо карта эта раскрывает всю схему обеспечения операции.

Но ведь Рычагов не знал заранее, что Субботин окажется в Мюнхене… Да,в те дни, сразу после перехода Субботина в Западный Берлин, у Рычагова была самая напряженная пора.С волнением и тревогой он следил за ходом операции по освобождению лейтенанта Кованькова и одновременно тщательно разрабатывал схему обеспечения второй части операции.Причем он должен был, по мере возможности, быть готовым к любым неожиданностям, которые могут произойти с Субботиным.Ведь мог же тот, например, оказаться не в Мюнхене, а скажем, в Гамбурге. Значит, в схеме был и Гамбург. Но надо отдать должное Рычагову: тщательнейшим образом изучив обстановку, он в перечне возможных вариантов под номером первым занес Мюнхен.

Масса всяких деталей,которые пришлось продумать,заранее подсказали Рычагову правильное решение.И когда ход событий это решение подтвердил, оставалось только правильно распределить людей и построить цепочки связи. В подборе участников операции крепко помогали немецкие товарищи, знавшие в Мюнхене немало надежных людей.Рычагов понимал,какое решающее значение имеет связь с главным исполнителем.Поэтому каждая разработанная им цепочка, кроме того,что сама была надежной,еще хитро перестраховывала или дублировала другую. Полковник Семин особенно придирчиво рассматривал именно эту сторону плана.

«Сам Субботин,-говорил полковник,- достаточно надежный. А малейшая ошибка в построении связи может свести его усилия на нет…»

Возвращаясь к себе от полковника, Рычагов начинал все продумывать заново.

На скандальной пресс-конференции Рычагов присутствовал. Он пришел туда вместе с Дырявой Копилкой. Стиссен идти не хотел. Но Рычагову он был очень нужен: появиться на пресс-конференции в одиночку было в известной степени рискованно.

Но разразившийся скандал прекрасно вознаградил Стиссена за его уступку Рычагову. Он буквально метался по залу со своим фотоаппаратом.

— Спасибо тебе, бельгийская подружка!-говорил он потом Рычагову.- Сделаны три великолепные пленки.И,сверх того,парочка снимков,за которые мне неплохо заплатит лично Мокрица. Хо-хо! Я снял Хауссона в момент взрыва бомбы. Видик у него был как у монашки, с которой на улице юбку сорвали. Хо-хо!…

Рычагов сумел заинтересовать Стиссена и дальнейшей судьбой русских офицеров и не без его помощи получил данные, подтверждающие, что капитана Скворцова увозят в сторону Мюнхена…

Да, первая часть плана была реализована с блеском. Истосковавшиеся по сенсациям журналисты скандальное происшествие на пресс-конференции разнесли по всему свету. Сыграл тут свою роль и известный волчий характер дружбы западных держав:англичане, например, описывали этот скандал с особым злорадством.

Советское командование немедленно заявило энергичный протест и потребовало освобождения похищенного лейтенанта Кованькова.И уже на другой день он был освобожден.В отношении же Скворцова в протесте было сказано, что такой капитан известен,что он действительно бежал на Запад,боясь понести наказание за совершенные им преступления.Советское командование требовало выдачи капитана Скворцова,как подлежащего суду.Они в Скворцова поверили. А Рычагову только это и было нужно…

В те дни Рычагов больше беспокоился о Посельской: он опасался, что ее попросту «устранят» как нежелательного свидетеля. И тогда Рычагов сам, в последний раз сыграв роль журналиста, встретился с Наташей и направил ее в Мюнхен к надежному человеку…

В кабинет Рычагова вошел высокий, сутулый человек. Он устало улыбнулся Рычагову:

— Не спится?

— От кого донесение? — быстро спросил Рычагов.

— От Посельской.

Рычагов чуть не вырвал у него из рук бумажку.

Наташа сообщала о своей первой встрече с Субботиным, о том, что завтра его увозят, но куда и зачем — неизвестно.

— Как это неизвестно? — рассмеялся Рычагов. — Хауссон потащил его за собой в школу! Порядок! Полный порядок!

94
{"b":"250620","o":1}