ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черный лед
Иван Московский. Первые шаги
Рыба и морепродукты. Закуски, супы, основные блюда и соусы
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Не предавай меня!
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Кристалл преткновения
Назад в будущее
Грезы принцессы пустыни
A
A

— Как, Гвен? Расскажи, как я занимался с тобой любовью. Поведай мне все детали.

Она облизнула губы и начала, понизив голос почти до шепота. Сильван схватил Нелл за руку.

— Нэй, — беззвучно прошептала она.

— Мы не можем это слушать, — прошептал он в ответ. — Это неприлично.

— К дьяволу приличия, старый пень. Я не уйду.

Ее губы сжались, взгляд стал упрямым. Сильван открыл рот, но передумал и снова сел.

А когда Гвен заговорила, он понял, что не вслушивается в ее слова, а представляет себе Нелл, которая вот так же подробно рассказывает, как он любил ее. Сначала Сильван упрямо смотрел в пол, но потом отважился бросить взгляд на Нелл.

И она не отвернулась. Карие глаза встретились с голубыми и выдержали их взгляд. Его сердце заколотилось.

— А потом ты кое-что сказал мне. Я никогда не забуду тех слов, которые ты произнес на прощание. Ты говорил очень нежно, и слова получались как живые, потому что ты произнес их странным голосом.

— Что я сказал? — Друстан убрал руку от паха.

Его килт был отброшен, ноги раздвинуты, а рука уже устала. Горец был так возбужден, что боялся взорваться. Гвен подробно рассказывала, чем они занимались, и это было самым эротичным приключением в его жизни. Сидеть в темноте, видеть на внутренней стороне век все то, о чем она говорит, чувствовать, что почти вспоминает это. Он вспоминал детали, о которых Гвен не упоминала, и не мог понять, что это: игра воображения или реальность. Он не знал.

И ему было наплевать.

Наплевать, врет эта девушка или говорит ему правду. Он хотел Гвен Кэссиди, и в этом желании не было ни логики, ни вопросов, ни уточнений. Он восхищался ее настойчивостью, хотел ее каждой клеточкой своего тела, смеялся вместе с ней, злился на нее. Гвен приняла решение. Она знала, что он друид, и все равно хотела быть с ним.

Во имя Амергина, он — трижды отвергнутый Друстан МакКелтар — пытался сбежать от женщины, которая принимала его таким, какой он есть!

Он больше не мог вспомнить, почему так боялся выслушать ее. Горец боролся с желанием достичь пика, получить наконец освобождение — но не хотел делать этого здесь, в одиночку. Он возжелал Гвен с той минуты, как увидел ее, и сделает это с ней. Внутри нее.

— Ты сказал что-то очень романтичное. — Гвен вздохнула.

— Угу, — промычал он.

И только через пару минут понял, что она говорит. А когда понял, то вскочил на ноги и закричал, но она продолжила:

— Потеряешь ли ты что-то, сохранится мое почтение к тебе. Останешься ли одна, моя душа будет с тобой. Придет ли вскоре смерть, моя жизнь станет твоей. — Друстан глубоко вздохнул, слушая заклинание, которое навек приковывало его к этой девушке. — Я дарован тебе. Вот что ты сказал.

Она замолчала, а Друстана согнуло пополам. Вспышка света и жара возникла где-то внутри и вырвалась наружу, окутав его тело. Он не мог заговорить, не мог вдохнуть, волны эмоций одна за другой накатывали на него…

Гвен согнулась пополам, когда ее захлестнул шквал ощущений. Это было странно, забавно, непонятно, словно она только что произнесла слова, которые уже нельзя взять назад…

— О Господи, Нелли, — прошептал Сильван, застыв от слов Гвен и внезапного осознания: он до сих пор держит Нелл за руку, а она ему это позволяет. — Она только что вышла за него замуж.

— Замуж? — Нелл сжала его пальцы.

— Айе, это клятва друидов. Я не рискнул произнести ее, когда женился.

Нелл хотела спросить «Почему?», но мотнула головой, и они оба перегнулись через балюстраду, чтобы не пропустить ни слова.

21

— Кхм, — после долгой паузы сказал Друстан. — Ты понимаешь, что только что вышла за меня замуж?

— Что?! — вскрикнула Гвен.

— Может, ты наконец выпустишь своего мужа из туалета?

Гвен застыла. Она вышла за него замуж, когда произнесла эти слова?

— То, что ты только что произнесла, — брачная клятва друидов, заклинание, навсегда связывающее души. Не знаю, откуда ты их взяла, но…

Господи, он все еще не помнит, с отчаянием подумала Гвен. После того как она все ему рассказала, все, до мельчайших деталей.

— Я взяла их, дубина, из твоих же собственных слов! Но я не знала, что выхожу за тебя замуж…

— Даже не думай, что теперь сможешь отвертеться, — довольно сказал Друстан.

— Я и не пытаюсь отвертеться…

— Не пытаешься? — удивленно переспросил он.

— Ты хочешь на мне жениться? Даже не вспомнив?

— Поздно. Мы уже женаты. Этого не отменишь, так что привыкай. — Он ударил по двери, словно ставя точку в предложении.

— А что будет с твоей невестой?

Он пробормотал по этому поводу несколько слов, которые очень понравились Гвен.

— И все же я не понимаю одной вещи. Если все, что ты рассказала, случилось на самом деле, то почему я не научил тебя заклинанию, которое вернуло бы мне память? Я бы знал, что есть возможность не вернуться самому. И наверняка научил бы тебя заклинанию памяти.

— 3-з-заклинанию памяти? — пролепетала Гвен.

Неужели все было так просто? У нее был ключ к его воспоминаниям, но он не сказал ей, как им пользоваться? Чего еще она ему не рассказала? Гвен отчаянно копалась в памяти. Должно же быть что-то, должен найтись недостающий кусочек мозаики, нужно только отыскать его и проверить. Гвен закрыла глаза, вспоминая прошлое буквально по минутам. Вот оно!

«У тебя хорошая память, Гвен Кэссиди?» — спросил он ее по дороге к Бан Дрохаду.

— О Господи! — воскликнула она. — Это что-то вроде стихов?

— Возможно.

— Если бы ты сказал мне это заклинание, ты научил бы меня им пользоваться? — недовольно спросила она.

После долгой паузы Друстан ответил:

— Скорее всего, я тянул бы с объяснением до последнего момента.

— А если бы в последний момент ты просто растаял?

Резкий прерывистый вздох, и снова долгая тишина. А потом:

— Если ты вспомнила стихи, просто повтори их!

Гвен повернулась лицом к двери, прижалась к ней щекой и ладонями. И тихо, но четко произнесла нужные слова.

Друстан стоял у двери, прижавшись к ней ладонями и щекой. Он шептал свадебную клятву одновременно с Гвен. Теперь она никуда от него не денется. Помолвка ничего не значила. Он был женат. Связь, порожденную друидским заклинанием, ничто не могло разорвать. У друидов не существовало такого понятия, как развод. Друстан напрягся, ожидая ее следующих слов, его переполняли надежда… и страх.

Чистый мелодичный голос был прекрасно слышен через дверь. Гвен говорила. Ее слова звенели в воздухе, проникали в душу, смешивая прошлое и будущее, словно компоненты в гигантской ступе.

— Куда ни иди, я пойду по следам, мы два огонька одного уголька, и время, летящее дальше и вспять, не в силах теперь наши судьбы разнять, помни.

Горец упал на пол, сжался в комок, обхватил голову руками.

«О Боже! — подумал он. — Моя голова сейчас расколется». Он чувствовал себя так, словно его разрывало надвое — или он был разорван надвое, а теперь неведомая сила пыталась слепить обе части в единое целое. Инстинкт подсказывал: бороться, сопротивляться до последнего.

Как будто издалека раздались слова: «Ты не доверяешь мне».

«Я доверяю тебе, малышка. Доверяю больше, чем ты думаешь». Но он действительно не доверял. Он слишком боялся потерять ее.

А потом пришли видения.

Он в странных голубых штанах, обнаженная Гвен под ним, на нем. Красная лента в его зубах. Белый мост.

«Ты будешь сражаться со мной до смерти, — беззвучно зашевелились губы пришельца. — Я вижу. И понимаю теперь, почему остается только один. Это не природа, силу которой невозможно преодолеть, это наш собственный страх заставляет нас уничтожать друг друга. Прошу тебя, прими меня. Позволь быть нам обоим».

«Я никогда не приму тебя!» — зарычал Друстан.

Он сражался, сражался и побеждал.

«Позволь быть нам обоим».

Друстан призвал всю силу воли, все знания друидов, заставляя себя убрать внутреннюю защиту, расслабиться и принять, подчиниться.

60
{"b":"250920","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стингрей в Зазеркалье
Зеркало грядущего
Наверно, я еще маленький
Архимаг ищет невесту
Целебная куркума
Без грима. Избранное. Новое
Статус: бывшая
Иной вариант: Иной вариант. Главный день
Битва трех императоров. Наполеон, Россия и Европа. 1799 – 1805 гг.