ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

…Чингисхан соизволил дать наставления своим сородичам:

«Забудется в речной воде рыбешка,
На время потеряет осторожность —
Глядишь, уж и забилась на крючке.
А та, что осмотрительно и чутко
Заметить может всякую опасность,—
Та вовремя уйдет на глубину.
Когда толкуешь с умным человеком,
Он слушает – на ус себе мотает.
Но окажись перед тобой глупец,
Он, дела не поняв и не дослушав,
Сорвется с места, исполнять бежит.
Забыла рыбка осторожность вдруг —
Под острогу попала иль на крюк.
А та, что с осторожностью плывет,
Поймет опасность, в глубину уйдет.
Коль внемлющий твои слова умен,
От них еще мудрее станет он.
Глупец – свой обнаруживает нрав:
Сбежит, договорить тебе на дав.
Вы, родичи, вникайте в речь мою
И уясняйте: хан ваш всюду прав».

…Рожденный по благоволению Неба великий Чингисхан изрек такие наставления:

«Муж двоедушный – не мужчина, баба!
Муж прямодушный – драгоценный слиток.
Коль женщина свободна от лукавства,
Могла бы и мужчиною назваться.
А ежели сидит в ней лицемерье —
Не женщина она. Она собака.
Достойна ли такая дружбы нашей?»

Засим Чингисхан к сказанному добавил:

«Холоп, изрядно выпивший хмельного,
Вдруг возомнит, что всех он тут важнее.
Тряхнет его рука суровой власти —
И ощутит себя он псом бездомным.
Пригубит зелена вина мышонок —
И сам себя вообразит утесом,
А пробежит поблизости лисица —
Бросается мышонок к темной норке».

И еще Чингисхан молвил:

«Когда повалит густо снег из тучи,
Кошмою белой он укроет землю.
Коль нападает враг, несущий гибель,
Спаси, укрой скорей златой свой род.
Как бросится зима на нас в набег,
От холодов скрывает землю снег.
Когда приступит враг, суров и лих,
Так надо родичей спасать своих».

И изрек Чингисхан такие слова:

«Вдруг тело мое да запросит покоя…
Такое вело бы к потере державы.
Когда потянусь я к бездействию, к лени —
Смятенье державой моей овладеет.
Пусть бренное тело мое пострадает,
Но будет держава непоколебима;
Пусть тело мое обессилит, истает,
Зато государству стоять нерушимо».
Сокровенное сказание монголов. Великая Яса - i_066.jpg

Фрагменты биликов из «Поучений Чингисхана его младшим братьям и сыновьям»[414]

Чингисхан спросил у своих сыновей: «Какое празднество выше всех празднеств? Какое наслаждение выше всех наслаждений?»

На это Цагадай сказал: «Если устроить счастливое празднество и пировать по случаю того, что минует старый год и ему на смену приходит новый, – это и будет высшее празднество».

Но Чингисхан промолвил: «Это ваше празднество не есть настоящее празднество. Ведь в то время, когда младенец еще не родился и ему не дано имени, когда он еще не вышел из утробы и не увидел света, – кому же будет нарекаться имя, чье начало будет праздноваться впервые? Если же впоследствии вы будете праздновать и наслаждаться, вспоминая день, когда вы получили начало от отца и родились от матери, то это будет подлинное празднество».

Цагадай сказал: «По моему мнению, если подавить врага, разгромить наездника, расторгнуть сговоренных, заставить верблюдицу реветь по верблюжатам и привезти с собой добычу – это будет высшее удовольствие».

Джучи (Жочи) сказал: «На мой взгляд, высшее удовольствие – разводить многочисленные табуны лошадей, пускать взапуски многочисленных двулеток, воздвигнуть себе ставку и забавляться пиршествами».

Угэдэй сказал: «Я полагаю, что лучшее из наслаждений будет в том случае, если обеспечить благоденствие великому государству, созданному трудами нашего отца-хана, положить ноги на почву и руки на землю[415], предоставить своему собственному народу жить в ставке, держать в порядке дела государственного управления, дать возможность наслаждений старейшинам и обеспечить спокойствие подрастающей молодежи».

Тулуй (Толуй) сказал: «По моему мнению, высшее блаженство заключается в том, чтобы тренировать своих аргамаков, бродить по глубоким озерам, спуская своих старых ястребов, и устраивать охоту на птиц, ловя серых уток».

Чингисхан сказал: «Джучи и Тулуй, вы оба говорите речи маленьких людей. Цагадай ходил вместе со мной на врагов и потому говорит такие слова. Однако когда относились с пренебрежением к чужим, то не раз являлись причиной плача своих жен. Когда относились с пренебрежением к рыбе хариусу, то не раз были случаи, что он ранил до боли ладонь руки. Слова же Угэдэя – вполне правильны».

Чингисхан сказал: «Если дела государственного управления находятся в порядке, если хан государства – мудр и искусен, если начальствующие братья его обладают совершенствами, если давшие ему жизнь отец и мать живы и невредимы, если у него имеются чиновники, знающие дела государственного управления, если он располагает войском, способным подавить неунижающегося врага, если его жены, дети и потомство будут здравствовать до скончания веков, если ему будет покровительствовать могучий вечный дух Вселенной, – то в этом и будет заключаться его несравненное великое блаженство».

Сокровенное сказание монголов. Великая Яса - i_069.jpg
Сокровенное сказание монголов. Великая Яса - i_070.jpg

СВИДЕТЕЛЬСТВА СОВРЕМЕННИКОВ О ЧИНГИСХАНЕ

Из тюркских источников

Абуль-Гази. Родословное древо тюрков[416]

У Аланчи-хана было два сына-близнеца: старшему имя было Татар, младшему – Монгол. Аланча-хан, когда состарился, разделил свои владения своим сыновьям. Оба брата провели жизнь свою в благополучии и счастье, не делая друг другу худого.

Татар-хан и семь преемников, царствовавших после него

Татар-хан, процарствовав много лет, умер. Его сын, Букахан, занял место отца, царствовал много лет и умер. После него Илиндча-хан занял место отца и, несколько лет правив народом, скончался. Его сын Атли-хан, сделавшись после отца государем, несколько лет прожил в удовольствии и утехах, ушел вслед за отцом своим.

Потом сын его Атсиз-хан, заместив отца, несколько лет провел в войнах с врагами и на охоте за зверями и ушел вслед за своим отцом. Потом сын его Орда-хан, сделавшись государем, в продолжение нескольких лет вино и кумыс пил, из китайской камки себе одежду кроил, и через глубокие воды смерти отправился вслед за отцом своим. После него воцарился его сын Байдухан и несколько лет самодержавствовал.

вернуться

414

Фрагменты биликов Чингисхана, опубликованные В. Котвичем в журнале «Восток» (1923, № 2. С. 94–96), были переведены им из «Монгольской хрестоматии» (1836) А. Попова.

вернуться

415

Это образное выражение у монголов символизирует спокойную, благодатную жизнь.

вернуться

416

Фрагменты перевода Г. С. Саблукова «Родословного древа тюрков» печатаются по изданию «Родословное древо тюрков. Сочинение Абуль-Гази, Хивинского хана». (Казань, 1906). При воспроизведении этих фрагментов в целом сохранен стиль переводчика.

56
{"b":"252066","o":1}