ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер и Маргарита (Иллюстрированное издание)
Костяной дракон
Макс Вольф: Рекрут. Наемник. Офицер. Барон (сборник)
Ночное кино
Как заработать в Интернете на консультациях и тренингах. Востребованный эксперт
Мастерская сказок для детей
Метафорические ассоциативные карты. Полный курс для практики
Академия грёз. Пайпер и сила снов
Пока течет река

Мой новый мир

Книга 2

Глава 1

– Ну и что у тебя за новости? – спросил я вошедшую в спальню жену.

– Я получила письмо от брата, – сказала Адель.

Она села рядом со мной на кровать и сгорбилась, обхватив плечи руками.

– Что случилось? – встревожился я и попытался ее обнять. – Что пишет Серт?

– Они уходят, – сказала она, никак не реагируя на ласку. – Твари полезли так, что самым упертым стало ясно, что до весны они не продержатся. Скота осталось меньше половины и большие потери в саях. Особенно достается крестьянам, потому что твари стараются не лезть в города. Гибнет много детей. Их вообще без охраны никуда не пускают, но и она мало помогает. Серт пишет, что появились крупные твари, раза в три больше лошади. Эти, чтобы добраться до саев, в деревнях даже сворачивают крыши с домов. Пока были живы родители, мы с братом не были особенно близки, а когда они погибли, он стал для меня самым родным и близким. Я в первое время после разлуки очень скучала и плакала по ночам, потом привыкла. А он...

– Подожди, – перебил я ее. – В графстве должен был быть опекун. Или он уже уехал?

– Серту пятнадцать, – сказала Адель. – Он уже полноправный граф. А опекуна, как он пишет, разорвали твари. Это случилось еще в прошлом году. Брат отправил послание в канцелярию Ларга, но ответа не получил. У гонца взяли пакет, прочитали и велели ехать обратно.

– И кто оттуда уходит? – спросил я.

– Все население графства. Брат говорил с соседями, но они еще не определились. Он считает, что следом за ними побегут и жители графства Радом. Тварям давно не хватает рыбы, а зимой море почти постоянно штормит, и они не могут охотиться. Если наши уведут стада, твари из графства Вальша полезут к соседям. Даже если сам граф попробует удержаться, побегут его арендаторы. И долго тогда продержатся граф и его горожане?

– Не вовремя северяне собрались уходить, – озабоченно сказал я. – Я думал, что они продержатся хотя бы до следующего лета. И с войной бы разобрались, и легче было бы построить жилье. Земли много, но впереди ветра и дожди, а потом и похолодание. Хоть здесь зимой не бывает по-настоящему холодно, все равно не проживешь без крыши над головой. И оставшиеся без подкормки твари потянутся к югу. Их сюда и так тянет из-за более теплого климата, а теперь еще погонит голод. Но раз уже не могут держаться, мне возразить нечего. Гонец еще здесь?

– Да, у стражников. Он и в канцелярию привез пакет, но там опять ничего не ответили. Я приказала ждать в надежде, что ответишь ты.

– Мне после обеда нужно бежать в Госмар, – сказал я. – Не бойся, бежать буду вместе с дружиной. А письмо брату напиши сама. Примем мы их и поможем всем, что в наших силах. С Ларгом я о них поговорю позже. Это у тебя все новости?

– Нет, есть еще. Пока ты занимался своими делами, успели размножить указ для столицы. Его наклеили во многих людных местах, и там уже несколько часов толпятся жители.

– Много ли среди них грамотных, – сказал я. – А в пересказе будет совсем не то.

– Среди горожан – много, – возразила Адель, – особенно среди мужчин. Но у нас в таких случаях многие охотно читают тем, кто не может прочесть сам. В городах с этим проблем нет, а в деревнях указы зачитывают управляющие.

– И какая реакция? – поинтересовался я.

– Еще не знаю, – ответила она. – Я тебе хотела рассказать не об их реакции, а о том, как написанное тобой воспринял Гордой. Он примчался к брату разбираться, когда я была у Ларга вместе с Эммой, так что могу рассказать и о реакции на нее. Я была права в том, что на Селди западет Ларг, но вот о чем я почему-то не подумала, так это о том, что на нее положит глаз и Гордой.

– На нее не отреагирует только мертвый, – сказал я, – но у Гордоя есть жена, а Эмма, если она намерена устроить свою судьбу, на интрижку не согласится.

– Такого мужчину, как Гордой, вряд ли остановит жена. Он не привык себе ни в чем отказывать, не будет этого делать и сейчас. Но Эмма держалась с ним холодно, а внимание Ларга приняла с благосклонностью. Ей сейчас в канцелярии оформляют титул баронессы.

– Плохо! – сказал я. – Я могу представить, что Гордой сказал отцу по поводу написанного мной указа, и что тот ему ответил. Дядя лишний раз уверится в том, что Ларг окончательно выбился из образа послушного младшего брата. А тут еще ставшая между ними Эмма... Я тебя попрошу ей передать, что с сегодняшнего дня в ее обязанности входит проверка безопасности питания отца. Я думаю, он не будет против, наоборот, пригласит ее к своему столу. А я, как только немного раскручусь, побеспокоюсь о его охране. Меня не устраивают в качестве охраны гвардейцы, а по дворцу он вообще чаще всего ходит один.

– А Герт?

– Тоже нужно заняться, хоть и не тянет, – согласился я. – Но ему хватит гвардейцев, а с магами пусть договаривается сам. Если бы не мое нежелание занимать его место, вообще бы в его сторону не посмотрел! Как он, кстати, отреагировал на Эмму? Или он ее не видел?

– Ожидаемо он на нее отреагировал, – ответила жена. – Только к ней выстроилась не та очередь, чтобы еще и ему пристраиваться. Не знаю, какую нам пользу принесет Эмма, но забот и сложностей от нее будет предостаточно. Не зря она столько времени пряталась от мужчин. Я еще подумаю, применять к себе эту магию или нет.

– Тебе омоложение не потребуется еще лет пятьдесят, – сказал я, взлохматив ей волосы. – А потом будешь ходить в маске. А я подтолкну отца написать указ, что всем запрещается ее с тебя снимать под страхом смерти!

– Я ее сниму сама, – мотнула она головой.

– Не все так просто, – улыбнулся я. – Маску сделаем железной, и сзади ее будет запирать замок. Свое добро нужно беречь! Не дерись, пошли в гостиную. Раз там шум, значит, прибыл наш обед, а мне с ним нужно спешить: хоть день и длинный, но дел и так было много, а сейчас еще ты мне их подбросила.

Пока мы ели, я шутил с женой, стараясь отвлечь ее от мрачных мыслей, но получалось плохо. Я воспринимал северян, как препятствие на пути тварей, а у нее к ним было совсем другое отношение. Сейчас препятствие разрушалось, и это грозило нам всем немалыми бедами, причем не когда-нибудь, а уже в самом ближайшем будущем. Кроме нашествия тварей, нужно было думать о том, где приютить десятки тысяч беженцев. Золото у меня было, но с его помощью дома можно было построить за год или два, а они требовались сейчас. Поэтому настроение у меня было невеселое, а Адель умела его чувствовать без всякой магии. Закончив с трапезой, я вытер губы, поцеловал ее в щеку и пошел в комнату с арсеналом вооружаться и менять одежду. Глок я оставил дома, надев вместо него пояс с кольтом и взяв трофейный автомат с оптикой. Как авторитетно заявил Фил, это был  Steyr AUG A3 – один из лучших автоматов в мире. Бейкер только однажды взял их на пробу и потом долго не мог распродать из-за высокой цены. Я бы на месте американцев тоже купил за тысячу наш сто третий, чем платить больше четырех тысяч баксов за австрийский автомат. Воевать я не собирался, но мало ли что... Я не был большим любителем оружия, но покажите мне мужчину, который откажется пострелять из крутого ствола. Наверное, такие есть, но я к ним не относился. Когда я вышел в гостиную, жена уже куда-то ушла. И хорошо, что ее не было: когда я уходил в свой мир, да еще с оружием, у Адели начинался мандраж, а я ее чувствовал ничуть не хуже, чем она меня.

Мужчины в земной одежде начали расхаживать по дворцу всего несколько дней назад, но и дворяне, и слуги как-то быстро привыкли к их виду, и теперь никто при виде меня не останавливался, открыв рот. Более того, многие постоянные обитатели северного дворца и сами раньше обычного надели штаны. Пока это были только мужчины, но если Лара начнет носить отобранный у меня брючный костюм...

Предупрежденные мной маги уже сидели в карете, окруженной эскортом стражников.

– Эта поездка надолго? – недовольно спросил Бродер.

1
{"b":"253404","o":1}