ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взрослая психология. 11 простых правил жизни
Слушай, что скажет река
Девственница для алмазного короля
Смотритель
Самая страшная кругосветка
Опознание. Записки адвоката
Легкий способ бросить курить
Падение Элизабет Франкенштейн
Щенок Уинстон, или Неделя добрых дел
Содержание  
A
A

39

– Она жива, но состояние тяжелое, – сказал хирург. – Если она переживет эту ночь, будем надеяться, что опасность миновала.

– Мы можем ее увидеть? – спросил Трент, поскольку Логан не мог выдавить ни слова.

– Да, но она еще под наркозом.

Трент подтолкнул Логана.

– Иди первым, сынок.

Медсестра провела его по коридору в послеоперационную палату и оставила одного. Паника охватила его и превратила в каменную глыбу. Комната расплылась, задрожала, как мираж, и исчезла, оставив улыбающуюся Келли…

Логан крепко зажмурился и снова открыл глаза.

Келли не улыбалась.

Она была бледная, смертельно бледная. И такая крохотная. Ее изысканная миниатюрность всегда привлекала его, возбуждала. Сейчас, опутанная трубками и проводами, Келли казалась ужасно хрупкой. Ей не хватит сил, чтобы выжить… а он ничем не может ей помочь.

– Дорогая, мне так жаль! Я этого не хотел.

Его слова утонули в деловитом урчании мониторов. Что-то дрогнуло в его душе. Келли заставила его осознать, что на самом деле ему нужны в этой жизни всего две вещи, которых у него никогда не было: любовь и доверие.

С Келли он нашел и то, и другое. Если он ее потеряет, он потеряет себя. Он должен как-то передать Келли свою силу, свое желание жить, которые вытащили его из Венесуэлы без единого шанса на успех.

– Келли, ты – борец. Держись… Держись ради Рафи.

Там, в джунглях, он говорил ей, что готов умереть ради нее, но никогда не говорил, как сильно нуждается в ней. О черт, почему же он тянет сейчас?

– Келли. – Логан погладил ее руку кончиками пальцев, стараясь не задеть трубки. – Держись… ради меня. Ты нужна мне, очень нужна. Гораздо больше, чем, наверное, представляешь.

Он сжал обеими руками ее ледяные пальцы, стараясь согреть… влить в нее свою силу.

– Подумай обо всем, что ты делала в Венесуэле. Ты сильнее, чем подозреваешь. Не поддавайся. Не позволяй этой ране… одолеть тебя.

Логан не смог произнести слово «убить». Этот мир невозможно представить без Келли. Его Келли. В его жизни никогда не было света. До Келли.

Он шептал ей на ухо новые инструкции, и его губы касались нежной кожи.

– Думай о Рафи. Думай о Тренте. Обо всем, ради чего стоит жить. Думай обо мне.

Логан неохотно оставил Келли, зная, как сильно Трент хочет увидеть ее, а потом снова вернулся и сел рядом с кроватью. И в первый раз в своей жизни он молился.

В середине ночи Келли застонала. Тихий стон, еле различимый сквозь щелканье и бульканье машин. Логан вскочил и склонился над ней.

– Келли, Келли, тебе что-нибудь нужно? Тебе больно?

Ее ресницы затрепетали, глаза открылись, и он увидел в них страх… и понял: она думает, что умрет, и молит его позаботиться о Рафи.

Только ему еще страшнее. Он действительно не знает, что с ним будет, если он ее потеряет.

– Дорогая, не сдавайся. Ты выздоровеешь.

Ее длинные ресницы опустились. Логан ждал, надеясь, что она снова откроет глаза, но она не шевелилась. Аппаратура продолжала выдавать свежие новости о ее состоянии, а он держал ее за руку и молился.

Всю ночь Логан не сводил глаз с кардиомонитора. Только аппараты холодно и деловито уверяли, что Келли, на вид совершенно безжизненная, еще цепляется за жизнь.

Наконец сквозь щель между шторами забрезжил золотистый свет, возвещая начало нового дня над красными скалами. Келли пережила ночь.

– Благодарю тебя, господи. – Собственный голос показался Логану непривычно резким. – Благодарю за то, что помог ей продержаться.

Медсестры начали утренний обход с таким шумом, что могли бы разбудить и мертвого, но Келли не проснулась. Прошел еще час, прежде чем она открыла глаза. И на этот раз прошептала:

– Логан… Вуди?

– Это я, Логан. Я побрызгал волосы специальным составом под седину и подгримировался, но это я.

Слезы дрожали в его голосе. Это была самая мучительная ночь в его жизни. Каждая секунда казалась часом. И каждую секунду он думал, что никогда больше не услышит самый сладкий звук на свете… голос Келли.

– К-как?

Логан понял: она хочет узнать, как ему удалось выбраться, и он начал рассказывать. Если бы он не болтал, то сорвался бы и завыл.

– Иногда просто везет. И надо разбираться в местной политике. Там очень трепетно относятся к границе. Колумбийский вертолет над территорией Венесуэлы! Какая дерзость! Они стреляли не в меня, а в вертолет. А потом из вертолета швырнули канистру. Огонь, крики, хаос. Мне удалось ускользнуть и спрятаться в кустах. Я услышал, как какой-то парень отдает приказы солдатам на плохом испанском.

Услышав, что дверь приоткрылась, Логан обернулся. Вошел Трент, увидел, что Келли очнулась, и заулыбался точно так, как улыбался, когда Логан целовал Келли на свадьбе.

– Дед, – почти неслышно позвала Келли, и тут же ее глаза закрылись.

Старик бросился к ней, обхватил обеими ладонями ее свободную руку, вторую не выпускал Логан…

– Я слушаю, – прошептала Келли.

– Я понял, что этот парень из бывших агентов. Они хороши, но в Южной Америке им с нами не сравниться. Одним из его людей оказался Энрике Тома-зина, бывший солдат удачи. Помнишь, я рассказывал тебе о чиновнике нефтяной компании, которого мы вытащили из Венесуэлы. За Энрике остался должок, плюс бутылка хорошего виски и джинсы. Этого хватило, чтобы повернуть Томазину против его командира. К сожалению, другой наемник, горячая голова, пристрелил парня прежде, чем я успел выяснить, кто его нанял. Я оставил на его теле свое удостоверение личности и твое кольцо и выиграл время, чтобы без шума выбраться из страны.

«Что это за звук?» – удивилась Келли. Блип-блип. Блип-блип. Потом какой-то бесплотный голос и снова: блип-блип, блип-блип, и журчание, и треск.

Келли приоткрыла один глаз, надеясь увидеть источник необычных звуков. Затуманенное лекарствами сознание не сразу обработало полученную картинку.

Капельница. Кардиомонитор…

Живая. Не в могиле в шести футах под землей, а живая… и да, дышу. Спасибо, боже, большое спасибо.

Логан… Келли смутно помнила, как он что-то гово рил ей… рассказывал, как спасся. Где он?

Она попыталась сесть. Боль взорвалась в плече, метнулась в грудь и украла последние силы. Болела каждая частичка тела, даже кончики пальцев на ногах.

118
{"b":"25387","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная ведьма желает познакомиться
Список опасных профессий
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий
Королевский квест
Метро 2035: Город семи ветров
Зима, когда я вырос
Щенок Уинстон, или Неделя добрых дел
Рифмуем! Нормы и правила русского языка в стихах
Лоренцо Великолепный