ЛитМир - Электронная Библиотека

На лице Хоукмуна появилось упрямое выражение.

– Да, – с неохотой признался он, – но я все равно хочу попробовать вернуться в замок Брасс.

– Но ведь невозможно узнать, в каком измерении он находится.

– Да, я могу лишь надеяться, что он именно в этом измерении, – в голосе Хоукмуна прозвучала категоричность. Он как бы показывал, что не хочет обсуждать уже решенный для себя вопрос. Д’Аверк поднял брови, затем спустился на нижнюю палубу и стал прогуливаться по ней, насвистывая.

Пять дней плыли они, подняв все паруса, по спокойному океану. На шестой день боцман подошел к Хоукмуну и указал вперед:

– Видите темное облако там, на горизонте? Это шторм, и мы к нему приближаемся.

Хоукмун стал вглядываться вдаль:

– Говоришь, шторм? Какой-то странный…

– Да, сэр. Убрать паруса?

– Нет, боцман. Мы будем плыть дальше, пока точно не узнаем, что там впереди.

– Как скажете, сэр, – боцман, качая головой, спустился на палубу. Спустя несколько часов перед ними возникло нечто, напоминающее огненную стену, протянувшуюся через море. Стена поднималась вверх, а небо оставалось все таким же голубым, как обычно, и море выглядело абсолютно спокойным. Только ветер стих. Создавалось впечатление, будто они плывут по озеру, берега которого уходят в небо и исчезают в вышине.

Экипаж пришел в замешательство: никто не мог дать объяснения столь странному явлению. В голосе боцмана Хоукмун услышал страх:

– Уберем паруса, сэр? Я никогда прежде не слыхал ни о чем подобном. Экипаж нервничает.

– И правда, явление странное, – сочуственно кивнул Хоукмун, – скорее сверхъестественное, чем естественное.

– Именно так и говорят матросы.

Самого Хоукмуна неудержимо тянуло вперед: ему не терпелось встретиться с тем, что его ожидает. Но он был в ответе за команду корабля, последовавшую за ним добровольно; они были благодарны ему за избавление их родного города Нарлина от власти лорда-пирата Вальона Старвельского, прежнего владельца Меча Рассвета. И это сдерживало Хоукмуна.

– Ладно, боцман, – вздохнул Хоукмун. – Уберем паруса и переждем ночь. Может быть, нам повезет, и к утру все это прекратится.

– Благодарю вас, сэр, – боцман явно испытал большое облегчение. Хоукмун кивнул ему, а затем, повернувшись, вгляделся в высокие стены, пытаясь разгадать их тайну. Воздух стал прохладнее. И хотя по-прежнему сияло солнце, казалось, что его лучи огибают огненные стены. Все было недвижимо и спокойно.

Хоукмун гадал, мудро ли он поступил, направившись прочь от Днарка. Насколько он знал, никто, кроме древних, не переплывал этот океан. И можно было лишь воображать, какие неведомые ужасы могут таиться в нем.

Наступила ночь, а огненные стены все еще горели в темноте красным и пурпурным светом. Это было очень странно. Беспокойство Хоукмуна нарастало.

Утром оказалось, что стены придвинулись намного ближе к ним, и спокойствие океана стало зловещим. Хоукмун подумал, что они попали в ловушку, расставленную какими-то сверхъестественными силами.

Он расхаживал по палубе в теплом плаще, который не очень-то спасал от холода. Вслед за герцогом на палубу выбрался дрожащий д’Аверк, закутавшийся сразу в три плаща:

– Прохладное утро, Хоукмун.

– Да, – пробормотал герцог Кельнский. – Что ты об этом думаешь, д’Аверк?

– Довольно мрачная перспектива, – покачал головой француз. – А вот и боцман…

Они оба повернулись, чтобы поприветствовать боцмана, появившегося в широком кожаном плаще.

– У тебя есть какие-нибудь соображения насчет этого, боцман? – спросил д’Аверк.

Боцман пожал плечами и обратился к Хоукмуну:

– Матросы говорят, что они будут с вами до конца, сэр, чтобы ни случилось. Если понадобится, они умрут за вас.

– Похоже, им не очень весело, – улыбнулся д’Аверк, – но нельзя винить их за это.

– В самом деле, сэр, – круглое, честное лицо боцмана выражало отчаяние. – Может быть, приказать поставить паруса?

– Так будет лучше, чем сидеть и ждать, когда приблизятся эти стены, – подтвердил Хоукмун. – Поднимайте паруса!

И матросы бросились выполнять приказ.

Постепенно паруса наполнились ветром, и корабль с явной неохотой начал двигаться к странным багрово-красным стенам, похожим на облака.

Вдруг стены дрогнули, и сквозь них стали проступать другие, более темного цвета. Со всех сторон послышался какой-то воющий звук. Люди застыли, в ужасе от происходящего.

Но вот в один миг стены исчезли.

Хоукмун ахнул.

Со всех сторон их окружала гладь океана Все было, как прежде. Палуба огласилась радостными криками. Но лицо д’Аверка оставалось по-прежнему мрачным. Хоукмун тоже понимал, что опасность, возможно, еще не миновала. Он стоял наготове у фальшборта и ждал. Предчувствие не обмануло его.

Повсюду из воды начали появляться одно за другим огромные чудовища Гигантские рептилии с зияющими красными пастями и тройными рядами зубов. Вода струилась по их чешуе, а глаза горели безумной и страшной злобой.

Раздался оглушительный звук хлопающих крыльев, и они поднялись в воздух.

– Нам конец, Хоукмун, – с философским спокойствием произнес д’Аверк, вынимая меч. – Даже жаль, что не пришлось напоследок увидеть замок Брасс и сорвать последний поцелуй с губ любимой.

Хоукмун едва его расслышал. Он был зол на судьбу, которая послала ему гибель в этом проклятом океане: никто никогда не узнает, как и где они погибли…

Глава 4

Орланд Фанк

Над палубой зависли гигантские рептилии, с шумом рассекая воздух крыльями. Хоукмун замер, словно окаменел, глядя, как разинувшая пасть тварь медленно снижается над кораблем. Он уже готов был к смерти, однако рептилия, задев мачту, снова взмыла в воздух.

Хоукмун из последних сил выхватил Меч Рассвета. Никто, кроме него, не смог бы взять в руки это оружие и при этом остаться в живых. Вместе с тем Хоукмун прекрасно сознавал, что против этих отвратительных тварей даже его великолепный клинок бессилен. Ведь монстрам ни к чему даже нападать на людей. Им достаточно лишь нанести кораблю пару пробоин, чтобы отправить его на дно.

Ветер, поднятый рептилиями, раскачивал корабль. Воздух был пропитан их зловонным дыханием.

– Но почему они не нападают? – нахмурился д’Аверк. – Как будто играют с нами в какую-то игру.

– Похоже на то, – кивнул Хоукмун и сказал сквозь стиснутые зубы: – Может быть, им хочется поиграть с нами, прежде чем уничтожить.

Когда громадная тень опустилась на корабль, д’Аверк подпрыгнул. Его меч со свистом рассек воздух, а твари снова взмыли вверх.

– Фу! – поморщился д’Аверк. – Ну и вонь! Такое никак не может пойти на пользу моим легким.

Твари снова одна за другой начали снижаться и несколько раз ударили по кораблю своими крыльями. Корабль содрогался. Матросы, громко крича, падали с мачт на палубу. Хоукмун и д’Аверк еле удержались на ногах, вцепившись в фальшборт, чтобы не оказаться в воде.

– Они поворачивают корабль! – озадаченно воскликнул д’Аверк.

Хоукмун мрачно взглянул на ужасных чудовищ, но промолчал. Вскоре корабль уже был развернут градусов на восемьдесят. А потом рептилии поднялись еще выше и закружили в воздухе, словно не зная, что делать дальше. Хоукмун попытался разглядеть в их глазах проблески разума. Но это было невозможно.

Твари отлетели чуть ли не на милю от корабля и вновь повернули обратно.

Ветер, поднятый рептилиями, заставил Хоукмуна и д’Аверка пригнуться.

Паруса корабля выгнулись от ветра, и пораженный д’Аверк воскликнул:

– Так вот что они делают! Они гонят корабль туда, куда им приказано направить его! Это невероятно!

– Мы поворачиваем обратно в Амарек, – произнес Хоукмун. – Хотел бы я знать…

– Чем же питаются эти мерзкие твари? – прокричал сквозь шум ветра д’Аверк. – Дыхание их чересчур зловонно! Уфф!

Несмотря на свое отнюдь не веселое положение, Хоукмун усмехнулся.

Все матросы забились в весельные ячейки и с ужасом смотрели на страшных рептилий.

3
{"b":"255443","o":1}