ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

Будет ночь, будет и день

– Мама, я сегодня хотела бы съездить к Арману.

– Тебе вчерашнего не хватило?

– Давай не будем обращать внимание на мнение нескольких идиотов.

– Если бы нескольких! – воскликнула мать. – Здешние аборигены что стадо баранов, один скажет, и все подхватывают.

Кася мудро промолчала. Она прекрасно знала, что матери нужно дать время выговориться. Она не ошиблась, через пару минут родительница уже более мирным тоном спросила:

– Ну а что ты забыла у Армана?

– Мне хотелось бы расспросить его поподробнее обо всем, что он знает о Черной Королеве.

– Опять эта Королева! Да нет тут никаких подземных ходов и пещер, кроме тех, которые тебе известны. Фредерик говорил, что приглашал специалистов.

– Фредерик? Ты мне никогда об этом не рассказывала! – удивилась Кася и добавила: – Значит, Фредерик знал, что искал.

– Для меня это просто-напросто выдумки, – начала отнекиваться мать.

– Это вполне возможно, – согласилась девушка, – но противное тоже отрицать не стоит. Ты с этим не согласна?

Мать благоразумно промолчала. Затрезвонил телефон.

– Да, алло, – ответила Екатерина Дмитриевна, – добрый день, Бернар… Все в порядке, у тебя, надеюсь, тоже?.. Кася? Рядом со мною стоит, передать ей трубку? Хорошо, пока. Бернар хочет с тобой поговорить, – обратилась она к дочери.

– Здравствуйте, Бернар.

– Рад вас слышать, Кася, и хотел спросить, не желали бы вы сегодня принять участие в заседании нашего общества? Мадам Каварзэрэ приготовила очень интересный доклад об истории нашего региона во время Французской революции. Думаю, вам он может быть полезен.

– Во сколько?

– В шесть часов вечера.

– Хорошо, я постараюсь приехать.

– Мы же договорились ночью никуда не ездить? – возмутилась мать, когда Кася повесила трубку.

– Шесть часов вечера – это еще не ночь, – осторожно возразила та, – тем более надолго я не останусь. А потом ты же сама говорила, что в отношениях с местным населением у нас напряг. Поэтому хоть такое общение нам не повредит. А перед заседанием с Арманом парой слов перекинусь.

Екатерина Дмитриевна дала себя уговорить достаточно быстро.

Все складывалось как нельзя более удачно. Кася и побеседует с Арманом, а заодно поинтересуется мнением коллег Бернара. Она уже прониклась симпатией к одной из них: мадам Моник Дюваль. И судя по всему, старушка была ходячей памятью деревни и окрестностей.

До вечера надо было чем-то заняться. Кася подошла к компьютеру. Ее ждало письмо от Алеши. Оно было коротким:

«Привет, я подготовил для тебя материал. Но хотел бы для начала поговорить. Ты можешь мне позвонить завтра домой? Лекции у меня начинаются в 16 часов, так что даже с учетом разницы часовых поясов у тебя вполне остается время со мной связаться».

Итак, программа на сегодня была готова. Разговор с Алешей и посещение кружка не слишком юных любителей древностей.

– Рад тебя слышать! – сразу откликнулся на ее звонок приятель. – Прочитал твое письмо и в очередной раз поразился твоему таланту…

– Какому? Находить приключения на свою заднюю часть? – поинтересовалась она.

– Я бы сказал иначе, открывать совершенно не изведанные и мистические страницы истории!

– Немного высокопарно, – откликнулась явно польщенная Кася, хоть кто-то оценил ее по достоинству, – но мне нравится.

– И после твоего письма я впервые задумался по-настоящему о подлинной истории Средних веков в общем и ордена тамплиеров в частности. Знаешь, настолько привык заниматься Возрождением, что к предыдущему периоду всегда относился с некоторым снисхождением. И впервые понял, насколько ошибался.

– Если бы только ты один.

– Согласен, глупостей о Средних веках было высказано огромное количество. Если взять некоторые учебники истории, то средневековый человек больше похож либо на полусумасшедшего мечтателя, либо на полного дебила.

– Действительно, – согласилась с ним Кася, – если рассуждать с точки зрения современного человека, то на что похожа куртуазная любовь? Разодетый в разноцветные клоунские одежды трубадур сложным для понятия нормального гражданина языком восхваляет прелести капризной и своенравной дамы. И остальные, слегка придурковатые от рождения рыцари посвящают всю свою жизнь служению ей, этой даме.

– Или огромные соборы, построенные на средства верующих. Тот, кто видел эти соборы и имеет хоть отдаленные представления об экономике, только посмеется. Большинству верующих сложно было до весны дотянуть, не умерев от голода! Еще не стоит забывать, что средневековым ремесленникам и строителям платили. И некоторые всю жизнь проводили на строительстве одного-единственного собора. Армий рабов или крепостных, как при строительстве Петербурга, никто монахам предоставить не мог.

Кася улыбнулась.

– В общем, вернемся к твоим тамплиерам. С какой стороны ни подойдешь к их истории, на пути постоянно возникает фигура одного и того же человека. Я думаю, имя его тебе известно?

– Святой Бернар Клервосский, – вспомнила Кася имя святого, который, судя по только что найденным запискам, никак не давал покоя Фредерику де Далмасу.

– Вот именно, святой Бернар. Этот человек оказал огромное влияние на два ордена: рыцарско-монашеский тамплиеров и монашеский цистерианцев. И пути этих орденов далеко никогда не расходились. Кроме того, это один из самых выдающихся и знаменитых персонажей западного Средневековья. Он, который приказывал королям и папам, стоял у истоков создания ордена рыцарей Храма. Кроме того, трое основных создателей ордена были его близкими друзьями и родственниками. Именно на землях Гуго Шампанского он организовал свой монастырь, ставший своеобразным центральным штабом. Гуго Паенский был приближенным графа Шампанского, а Андрэ Монтбардский был его родным дядей, братом матери. Слава и авторитет святого Бернара помогли ордену быстро встать на ноги. Тамплиеры опоясали всю Европу и Ближний Восток своими командорствами и приорствами. Первоначально собранные для защиты Гроба Господня и дорог Ближнего Востока, они очень быстро стали контролировать и дороги Европы.

Кася слушала Алешу, и в ее памяти совсем некстати всплыл Гоголь с его дураками и дорогами. Что бы он сказал про дороги средневековой Европы, до того, как к ним приложили руку тамплиеры? Мало того что были неухоженными, так еще чуть что плати: то феодалу, то городу. Через мост переехал, плати в начале и в конце. Не говоря уже о разбойничках и ничем от них не отличавшихся рыцарских банд. Она даже вспомнила пройденный курс по менеджменту, на одной из лекций которого как раз и говорилось о значимости коммуникаций для экономического подъема страны. Вот именно дорогами, изрядно пообветшавшими со времен заката Римской империи, и занялись рыцари. Дороги тамплиеров мало того что были бесплатными, так еще охранялись, а на перекрестках находились комтурии, в которых можно было остановиться, подкрепиться и даже переночевать. Дальше больше: рыцари ордена усовершенствовали сельское хозяйство, широко распространив арендаторство. Крестьяне гораздо охотнее и продуктивнее работали на выгодных для них условиях. На этом тамплиеры не остановились. Внесли значительный вклад в развитие коммерции. Что было самым опасным для коммерсанта: путешествовать из города в город со значительной суммой денег. Тамплиеры изобрели современный чек. Надо было тебе поехать из пункта А в пункт Б, поезжай, не бойся ни дорог, ни лихих, быстрых на расправу людишек. Сдал денежки в командорстве тамплиеров пункта А, получил кусок пергамента с оттиском пальца и печатью, а в пункте Б по этой невзрачной вещице получил точно такую же сумму. Нужно сказать, что удобство подобного банковского обслуживания клиенты-торговцы оценили, и коммерция стала набирать обороты. Тем временем Алеша продолжал:

– Орден фактически стал одним из самых крупных и надежных банков. Есть у тебя коммерческий проект: получай ссуду и всего лишь под десять процентов годовых. Такой процент в те годы считался смехотворно низким. Ростовщики давали ссуды под сорок и того больше процентов. Хотя не надо забывать, что ростовщикам деньги при желании можно было и не отдать. А во время Крестовых походов папы вообще освободили участников от «еврейских долгов». А вот тамплиерам не отдать было себе дороже. Тем более деньги тамплиеров были под охраной армии рыцарей, а ростовщикам приходилось выкручиваться самим.

33
{"b":"256160","o":1}