ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Лично я бы предпочла перебраться на заднее сиденье.

Усевшись поудобнее, я повернулась к лицу, которое едва виднелось в приоткрытом окне. Нож тут же вжался мне в шею с той стороны, с которой его не мог заметить мужчина в дождевике, едва не тонущий под потоками дождя. Просияв улыбкой, я почувствовала, как на Рейеса накатила очередная волна боли, и дернулась, когда острие ножа проткнуло кожу до крови. Рейес тут же ослабил нажим.

- Извините нас, - сказала я человеку под дождем слегка дрожащим голосом. – Мы всего лишь решили, что раз уж бушует такая гроза…

- Понимаю, - широко ухмыльнулся он. – Вам бы отъехать подальше. Кто знает, что в такую непогоду может случиться с другими водителями.

- Спасибо. Так и сделаем.

Несколько секунд он изучал глазами Рейеса, потом снова посмотрел на меня:

- Точно все в порядке?

- Конечно, - ответила я.

Рейес сел на пассажирское сиденье – до него, видимо, дошло, что он нависает надо мной, как мог бы нависать сбежавший зек над своей заложницей. А может быть, у меня просто разыгралось воображение. Нож опустился к моим ребрам и вжался в куртку, чтобы я, видимо, не забывала, что он никуда не делся. Очень предусмотрительно.

- Все хорошо, - продолжила я. – Спасибо, что проверили. Не каждый рискнет выйти в такую грозу. – Я посмотрела на грохочущее небо.

- Ну, - мужчина в дождевике застенчиво улыбнулся, - я работаю в этом магазине. Увидел, как вы подъехали, и подумал, не случилось ли чего.

- Нет-нет, - отозвалась я, как будто вовсе не была вынуждена сидеть рядом со сбежавшим из тюрьмы убийцей, который к тому же является сыном самого злого существа во всей вселенной.

- Рад слышать. Если что-нибудь понадобится, заходите.

- Договорились. Огромное вам спасибо.

Мужчина махнул на прощание и пошел обратно к магазину. Улыбнувшись и махнув в ответ, я подняла стекло. Какой милый все-таки человек!

Как только он оказался внутри, я повернулась к Рейесу. Зная теперь, в каком он состоянии, я чувствовала, как боль накатывает на него горячими волнами, и мне опять пришлось бороться с сочувствием, которое грозило растворить в себе мое хреновое настроение.

Я указала на пятна крови:

- Что случилось?

- Ты. 

- Я? – изумилась я.

Опустив нож, Рейес чуть-чуть сполз по сиденью.

- Ты уснула.

Так и было, черт побери.

- Какое это имеет отношение к…

- Похоже, каждый раз, когда ты засыпаешь, ты притягиваешь меня к себе.

- То есть это моя вина? Это… из-за меня?

Он посмотрел на меня полными боли глазами.

- Я связан. Поэтому не могу прийти к тебе, пока ты сама меня не призовешь.

- Но я же не специально. – Внезапно меня накрыло смущение. – Минуточку. Как это может быть связано с тем, что ты ранен?

- Все как прежде. Когда ты меня призываешь, я впадаю в состояние, близкое к апоплексическому удару.

- Вот оно что...

- Маленький совет: никогда не теряй сознание, если пытаешься увернуться от челюстей манипулятора мусоровоза.

- О… о… о боже мой! Мне так… Погоди-ка, с какой стати мне извиняться? Ты сбежал из самой охраняемой тюрьмы. В мусоровозе?

- Я же сказал, иначе меня бы не выпустили. – Он положил голову на подголовник и закрыл глаза. Терзающая Рейеса боль изнуряла его. – Поехали отсюда.

Повисла долгая пауза, а потом я поинтересовалась:

- Почему ты просто не заберешь мой джип?

На его губах заиграла озорная ухмылка.

- Именно это я и делаю.

- Только джип, без меня.

- Чтобы ты тут же помчалась в участок? Вот уж нет.

- Я никому ничего не скажу, Рейес. Обещаю. Ни единой душе.

Вздохнув, он открыл глаза и посмотрел на меня. Такой красивый… И уязвимый.

- Ты знаешь, что я сделаю с человеком, который узнает правду?

Опустив голову, я ничего не ответила. Может быть, с уязвимостью я поторопилась.

- Я никому не хочу причинять боль, - добавил он.

- Но причинишь, если понадобится.

- Точно.

Повернув ключ в замке зажигания, я свернула на шоссе.

- Куда едем?

- В Альбукерке.

Я удивилась. Почему не в Мексику? Или не в Исландию?

- А что в Альбукерке?

Он снова закрыл глаза.

- Спасение.

Глава 8

Если все идет тебе навстречу, то ты на встречной полосе.

Надпись на футболке

Ливень превратился в моросящий дождик, от которого огни встречных автомобилей, как в тумане, расцветали целым спектром, словно дюжины маленьких радуг. Звезды по-прежнему прятались за тяжелыми тучами. Рейес, кажется, спал. Однако я все равно не горела желанием рисковать жизнью в попытке сбежать, хотя мне всегда ужасно хотелось исполнить киношный трюк с выпрыгиванием из движущейся на полном ходу тачки, после чего эффектно катишься по обочине. С моим везением меня раскатает по асфальту первая же попавшаяся машина. Минуточку! А это идея. Мы с Куки могли бы стать каскадершами.

И все-таки я не удержалась и попробовала поелозить Развалюху по шоссе, но только потому, что такие дела тоже любят режиссеры. Рейес вздрогнул на резком повороте, схватился за бок и шумно втянул в себя воздух от боли. Учитывая количество крови на спецовке, рана была существенной. Мы с ним исцеляемся быстрее, намного быстрее, чем все остальные, и я надеялась, это поможет ему остаться в живых, пока я не найду способ оказать ему помощь.

Я медленно выдохнула, поражаясь, как можно так сильно кого-то бояться и в то же время ужасно беспокоиться о состоянии его здоровья. Но действительность снова вышла на первый план, заставив посмотреть в лицо фактам: меня похитил сбежавший преступник. По моей шкале от одного до «Быть не может!» происходящее определенно занимало место двузначной отметки. Оптимист во мне, который видел стакан наполовину полным, пребывал в восторге, как бы тревожно это ни было. В конце концов, это ведь не какой-то там сбежавший преступник. Это – Рейес Фэрроу, тот самый мужчина, который проникал в мои сны, делая их настолько чувственными, что даже просто поделиться ими с кем-нибудь наверняка должно считаться преступлением.

Разыгрывать из себя шофера уголовника, который считал своим долгом тыкать мне в ребра самодельным ножом всякий раз, когда машина подпрыгивала на ухабах, не входило в мои планы на вечер. На мне висело дело. Я должна была съездить в кучу мест и повидать кучу людей. К тому же дома меня дожидались два ужастика, изнывающие от жажды исполнить свой долг – встряхнуть мою нервную систему.

- Поверни на Сан-Матео.

Голос Рейеса застал меня врасплох. Я повернулась к нему, чувствуя себя чуточку смелее, чем час назад.

- Куда мы едем?

- К моему лучшему другу. Мы сидели в одной камере больше четырех лет.

- К Амадору Санчесу? – Удивление в моем голосе не услышал бы только глухой.

Амадор Санчес учился с Рейесом в старших классах и, похоже, был его единственной связью с внешним миром, пока самого Амадора не арестовали за вооруженное нападение с причинением тяжких телесных повреждений. И не на кого-нибудь, а на офицера полиции. Надо же было так облажаться! Мы с Нилом Госсетом понять не могли, как Амадору и Рейесу удалось попасть в одну камеру на четыре года. А Нил был заместителем начальника тюрьмы. Если уж он не знал, как это произошло, то не знал никто. Одно ясно: в резюме Рейеса, кроме пункта «Был полководцем в аду», имелись и другие.

Открыв глаза, он повернулся ко мне:

- Ты его знаешь?

- Да. Мы познакомились, когда я искала твое тело. – Тут же нахлынули воспоминания. Сотни демонов напали на него и разорвали в клочья. И вот, две недели спустя, он сидит рядом со мной, полностью исцелившийся. В смысле после того случая, конечно.

Рейес слабо улыбнулся:

- Наверное, он тебе очень помог?

- Я тебя умоляю! Зуб даю, у тебя на него что-то есть.

25
{"b":"256808","o":1}