ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послышался тихий и недолгий смех:

- Это называется дружба.

- Это называется шантаж и является незаконным во многих странах. – Я снова взглянула на него, заметив в свете фар встречных машин золотистые и зеленые искорки в его глазах.

Он улыбался. Взгляд был теплым и спокойным. Моргнув, я отвернулась. Несколько долгих секунд он пялился на меня, а потом спросил:

- Который час?

Я глянула на часы на приборной панели.

- Почти одиннадцать.

- Мы опаздываем.

- Ну извини, - отозвалась я, источая сарказм в каждом слоге, - понятия не имела, что мы действуем по расписанию.

Мы подъехали к дому Санчеса в Хайтс. Это был шикарный трехэтажный кирпичный особняк с матовыми витражными стеклами на парадных дверях, который с трудом вписывался в представление о жилище человека, отсидевшего в тюрьме за вооруженное нападение. В таком скорее мог жить кто-то с большим опытом уклонения от уплаты налогов. Или тот, кто каким-то образом присвоил себе собственность. Или просто украл.

- Подкати к гаражу и мигни фарами.

Не совсем понимая, почему Рейес так поступает, раз уж сбежал из тюрьмы, я сделала, как он велел. Дверь гаража тут же открылась.

- Заезжай и гаси двигатель.

Амадор и его жена казались мне чудесными людьми. Но вся эта ситуация не укладывалась в голове. Как Сьюзи Дервиш, которая никак не вписывалась в нашу команду скаутов, пока не подсела на риталин[14].

- Мне не нравится этот план.

- Датч.

Я взглянула на Рейеса. Его глаза остекленели, он сильно побледнел. Без сомнения, он потерял много крови. Теперь я, наверное, смогу от него сбежать.

- Ничего плохого с тобой не случится, обещаю, - сказал он.

- Ты не в том состоянии, чтобы играть рыцаря на белом коне. Отпусти меня, и все.

На лице Рейеса отразилось сожаление.

- Извини, но не могу. – Он взял меня за руку, будто боялся, что я сейчас же сорвусь с места.

Именно это я и обдумывала. Долго ли он сможет бежать за мной в таком состоянии?

- Заезжай, - повторил он.

Глубоко вздохнув, я въехала в гараж на две машины и заглушила двигатель, ни капельки не радуясь тому, что сделала.

Гаражная дверь опустилась. Я оказалась один на один с группой преступников. Включился свет, из боковой двери высыпало все семейство, мигом устремившееся к нам.

Едва заметно вздрогнув, Рейес сел ровнее и искренне улыбнулся тому, кто открыл дверь с его стороны. Это был Амадор Санчес. Бьянка, жена Амадора, держала на руках маленького мальчика. За ее руку цеплялась девочка постарше. Прижав малыша к себе, Бьянка махнула мне в знак приветствия.

Я махнула в ответ (видимо, стокгольмский синдром спешил на помощь) и увидела, как Амадор засунулся в машину и сгреб Рейеса в объятиях.

- Hola[15], дружище, - сказал он, мощно похлопывая Рейеса по спине. Рейес стиснул зубы, чтобы не выругаться. – Вы опоздали.

Амадор Санчес был привлекательным мужчиной лет тридцати с хвостиком, с короткими черными волосами, карими глазами и гонором, который мог впитаться в него только в культуре чикано[16].

- По вине водителя, - процедил Рейес сквозь зубы. – Все время пыталась сбежать.

Взглянув на меня, Амадор подмигнул:

- Могу вас понять, мисс Дэвидсон. Я четыре года пытался избавиться от его компании.

Рейес рассмеялся. Рассмеялся! Впервые в жизни я слышала, как он по-настоящему смеется. Какое-то совсем неуместное счастье затопило меня изнутри.

- Ты ранен. – Амадор отстранился и окинул взглядом Рейеса.

- Пап, отойди! Пусти меня! – Девочка, настоящая красавица с длинными черными вьющимися волосами, протиснулась в салон рядом с отцом. По-детски изящные брови сошлись над переносицей. – Дядя Рейес, что случилось?

Рейес улыбнулся ей:

- Мне нужно сказать тебе что-то очень важное, Эшли. Готова?

Она кивнула с таким энтузиазмом, что кудряшки закачались вокруг ее личика.

- Никогда-никогда-никогда не лезь в мусоровоз.

- Говорил же, что это дурацкая идея, - сказал Амадор, поцокав языком.

- Это была твоя идея, черт бы тебя побрал.

- Тогда она была еще хуже, чем дурацкой. – Бьянка вышла вперед и попыталась аккуратно снять с Рейеса пропитанную кровью спецовку, чтобы не задеть раны. На ее красивом лице читалось беспокойство. – Поверить не могу, что ты его послушал.

- Поверить не могу, что ты за него вышла.

Прищурившись, она посмотрела на Рейеса. В этом взгляде было больше иронии, чем порицания. И в нем была любовь – искренняя, неподдельная любовь. Меня резанула вспышка несвойственной мне ревности. Они знали его лучше, чем я. Может быть, даже лучше, чем я когда-либо узнаю. Никогда никого в жизни я не ревновала, но, похоже, в последнее время это все, что я чувствую, когда речь заходит о людях в жизни Рейеса.

- Когда ты наконец придешь в себя и разведешься с ним? – спросил он у Бьянки.

Я поникла. Бьянка была великолепна. Как и у ее дочери, у нее были огромные сияющие глаза и длинные черные волосы, густыми волнистыми прядями обнимающие плечи.

- Она любит меня, pendejo[17], - сказал ее муж, пожав плечами как ни в чем не бывало. – Хрен его знает за что.

- Я выйду за тебя, дядя Рейес.

Рейес снова рассмеялся и ласково улыбнулся девочке:

- Тогда я буду самым везучим на свете.

Эшли прыгнула ему на руки, и Бьянка в ужасе вскрикнула:

- Детка, нет!

Подмигнув Бьянке, Рейес дал ей понять, что все хорошо, и осторожно, чтобы не запачкать кровью, обнял девочку. Мне показалось, он лелеет этот момент, как будто долго-долго ждал, когда сможет ее обнять. Глаза Бьянки наполнились слезами, она наклонилась и поцеловала его в щеку. Он протянул руку и теперь обнимал их обеих.

Отвернувшись, я увидела Амадора, который стоял неподалеку. Он улыбался и смотрел на происходящее, испытывая чистую радость. Я поняла, что вмешиваюсь в долгожданное воссоединение близких. Меня не должно быть здесь. По тысяче причин.

Рейес посмотрел вниз на малыша, стоявшего возле матери, и улыбнулся:

- Ну привет, мистер Санчес.

- Привет, - робко отозвался мальчик, и на его щеках едва обозначились ямочки. – Ты теперь будешь жить с нами?

Хихикнув, Бьянка подняла его, чтобы поднести ближе к Рейесу.

- Не думаю, что твоему папе это понравится, Стивен. – Рейес очень серьезно пожал крошечную руку. – Ты вырос за нас обоих. Наверное, теперь я могу больше не расти.

Малыш рассмеялся.

- Ну все, все, - подал голос Амадор, - дайте дяде Рейесу перевести дух.

Стивен повернулся к отцу:

- Можно ему пожить с нами, пап?

- Пожалуйста-пожалуйста! – поддержала Эшли.

- Сразу видно, что вы никогда не жили с дядей Рейесом. Дядя Рейес жутко страшный. К тому же храпит. Vete[18]! – Амадор подтолкнул детей в дом и повернулся к Рейесу, тут же помрачнев. – Идти можешь?

- Думаю, да.

Положив руку Рейеса себе на плечо, Амадор медленно поднялся.

- Что-то не припомню, чтобы это входило в план.

- Это все она, - Рейес кивнул в мою сторону, как раз когда я выбралась из Развалюхи.

Бьянка рассмеялась:

- Видимо, теперь он повесит на вас всех собак, Чарли.

- Посмотрим. – Я обошла машину. – Я могу чем-то помочь?

Рейес остановился и посмотрел на меня, словно его удивил мой вопрос. От его кривоватой ухмылки у меня остановилось сердце. И я заметила благодарность в его глазах. Не пропустила я и того, как безмолвно переглянулись Амадор с Бьянкой, и как на ее красивых губах появился намек на улыбку.

- Мама, мама! – В гараж ворвалась Эшли, едва не сбив с ног Рейеса и отца.

Бьянка подхватила взволнованную девочку на руки:

- Осторожнее, крошка.

вернуться

14

Риталин – медицинский препарат из группы психостимуляторов, сходный по воздействию с амфетаминами. Другое название – метилфенидат. В России и ряде других стран изъят из оборота лекарственных средств. В некоторых странах (в частности, в США, Канаде, Великобритании, Германии и др.) используется для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

вернуться

15

Hola – (исп.) привет.

вернуться

16

Чикано – американец мексиканского происхождения, гражданин США.

вернуться

17

Pendejo – (исп.) придурок, дурак; чувак.

вернуться

18

Vete – (исп.) идите, бегите.

26
{"b":"256808","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Господин Дьявол
Новая Зона. Синдром Зоны
Последний рассвет
Метро 2035: Эмбрион. Начало
Битва королей
Дом на Манго-стрит
Государь
Сказки Изумрудного Леса
Лекарь