ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Бумажек? – поразилась я. – Речь о поддельных документах? Вроде удостоверений личности и все такое?

- Так точно, мэм.

- Ничего себе! Такого я не ожидала. И в связи с чем всплыло имя доктора Йоста?

- Он был в списке. – Когда я лишь вопросительно приподняла брови, Пол объяснил: - Мы ворвались в жилище Кинтеро, но он уже слинял. То ли в Миннесоту, то ли в Миссисипи, в общем, куда-то на «м», как я слышал. Однако мы нашли журнал, что-то вроде гроссбуха. Видимо, он свалился за стол, когда Кинтеро в спешке собирал вещички. В журнале были десятки имен, в том числе и имя вашего доктора.

- Да ну? – Мое удивление росло и росло.

- К сожалению, это все, что нам удалось обнаружить. Чтобы передать дело в суд, не хватило доказательств. А ведь я месяцы потратил, потея над ним.

- Хреново.

Он лениво кивнул, соглашаясь:

- Точнее не скажешь.

- Вам известно, когда доктор Йост виделся с Кинтеро?

- Если память не подводит, ваш док был одним из последних в списке. Значит, они должны были видеться незадолго до того, как мы обыскали дом Кинтеро. А это было…

- Ну сколько можно, пап? – проныл откуда-то сзади Калеб. Видимо, в игре пришла очередь его отца.

Пол медленно обернулся и изобразил широченную улыбку:

- Столько, сколько нужно, Калеб. – Затем вновь посмотрел на меня, и как раз в тот момент Калеб бросил клюшку на землю и стал нервно расхаживать туда-сюда. – Моя жена напрочь избаловала этого мальчишку. Года три назад.

Года три назад? Такой тип поведения должен культивироваться как минимум десятки лет.

- Да, точно. Это было одно из моих последних дел, так что почти три года назад, плюс-минус.

- А-а, ну, понятно. Большое спасибо, что уделили мне время. И я бы связалась с Ханной по поводу записей о деле, если вы не против.

- Ни капельки. – Он достал свою визитку и написал номер Ханны на обратной стороне. Потом бросил взгляд на своего шагающего взад-вперед сына и снова повернулся ко мне. – Уверены, что вам больше ничего не нужно? Узнать курс акций? Получить юридическую консультацию? Послушать дословный пересказ Геттисбергской речи[24]?

Я рассмеялась и, перед тем как отправиться к своей миленькой тачке, ответила:

- Нет. Еще раз спасибо вам огромное.

- Передайте своему дяде, что он осел! – крикнул Пол мне вслед.

- Обязательно передам.

Теперь он понравился мне еще больше. Когда я отъезжала, его сын страдал словесным поносом на тему «Время – деньги».

- Позволь мне выразить, как сильно мне насрать по шкале от одного до не пошел бы ты на хрен, - ответил ему бывший детектив.

***

По пути к зданию клуба я позвонила Ханне, той самой сотруднице архива, и атаковала ее вопросами. Оказалось, что в журнале напротив имени Айболита стояло еще одно имя – Кит Джейкоби. Ханна назвала мне точную дату из журнала, и я попросила ее подержать у себя документы по делу еще немного на случай, если мне понадобится лично их просмотреть. Наверное, чтобы получить больше информации, придется найти великого фальсификатора Илая Кинтеро. Из отчета детектива следовало, что он смылся куда-то в Миссисипи и открыл магазин.

- Не вопрос, - тут же согласилась Ханна. – Для Бобби что угодно.

Бобби? Она имела в виду дядю Боба? Гадость какая!

Показав Гаррету средний палец, я влезла в Развалюху и позвонила Кук.

- Завязывай выяснять, был или нет доктор Йост на островах, - сказала я, как только она сняла трубку.

- Вот и хорошо, потому что никто не проявляет ни малейшего желания сотрудничать.

- Неужели люди больше не смотрят «Улицу Сезам»[25]? – разочарованно спросила я, сворачивая на Сорок седьмую. Гаррет висел на хвосте.

- Вот и я о том же. Так что случилось?

- Мне нужно, чтобы ты продолжала делать то, что делала, только искала теперь Кита Джейкоби.

- Разве я не говорила о готовности людей сотрудничать?

- Говорила, и я ценю твои усилия.

- Где ты?

Я влилась в поток машин на I-40, едва не пропустив просвет в движении.

- Возвращаюсь, а что?

- Тебя как будто что-то отвлекает.

- Так и есть. Гаррет, черт его дери, наступает на пятки.

- Правда? Что на нем надето?

- Кук, это не шутки.

- Погоди, чем ты занимаешься?

Наверняка она слышала, как напряженно я говорю, пока вытягиваю шею то в одну, то в другую сторону.

- Пытаюсь рассмотреть дорогу через маленькую девочку, которая сидит у меня на капоте.

- А это не опасно?

- Как правило, да. Но у нее с собой нож.

- Тогда, наверное, все в порядке.

Глава 13

Жизнь монахини состоит из непорочности, бедности и смирения.

Секундочку, кто сказал «непорочность»?

Наклейка на бампер

Едва остановившись возле бара, я пулей помчалась по лестнице в офис, торопясь поделиться с Куки невероятной новостью, которую услышала по радио. Влетев в двери, я с трудом остановилась прямо перед ее столом:

- Ты слыхала о члене Милтона Берла[26]?

Куки округлила глаза и кивком указала на что-то у меня за спиной. Я обернулась и увидела молодую монахиню, которая поднималась с кресла. Судя по всему, меня она и ждала. Неудобно получилось.

- Прошу прощения, - улыбнулась я и протянула ей руку. На ней была темно-синяя юбка и свитер, подходящий по цвету к монашескому головному убору, под которым виднелись каштановые волосы. – Меня зовут Шарлотта Дэвидсон.

- Я знаю. – Она взяла мою ладонь обеими руками, и в ее зеленых глазах светилось такое благоговение, словно она встретила рок-звезду. Или налакалась в стельку. – Я слышала, он был огромный.

- Простите, что? – спросила я, сбитая с толку обожанием в ее взгляде.

- Член Милтона Берла.

- А-а, точно. Странно, да? Так чем я могу вам помочь?

- Ну… - Она перевела взгляд на Куки, потом снова посмотрела на меня. – Вы не отвечали на мои письма, поэтому я решила повидаться с вами лично.

- Письма? – нахмурилась я. – Мы знакомы?

- Нет, - мягко рассмеялась монахиня, - но я знаю, кто вы. Просто хотелось с вами познакомиться.

Я насторожилась:

- И кто же я?

Она подалась ко мне и прошептала с заговорщической улыбкой:

- Ангел смерти.

Если не считать, что меня чуть кондратий не хватил, слова ее я приняла очень даже адекватно. Я глянула на Куки, чьи глаза все еще притворялись блюдцами, но она была слишком занята тем, что таращилась на нас, поэтому даже не заметила, как опрокинула свой кофе. Я откашлялась и показала на чашку. К счастью, к этому моменту почти все ее содержимое Куки успела приговорить. Она схватила салфетку, чтобы промокнуть несколько пролитых лужиц, а я тем временем уже сопровождала монахиню в свой кабинет.

- Кофе хотите? – спросила я, направляясь к кофеварке. Уже столько минут прошло с моей последней чашки! Моя собеседница покачала головой, а я налила себе и сказала: - Ну, видит бог, мне это необходимо.

- Может, и видит, - ответила она, и я внутренне содрогнулась, осознав, что только что ляпнула. – Мне нравятся ваши картины.

Вошла Куки, налила и себе чашечку и села сбоку у стола. Монахиня села напротив меня.

- Спасибо, - проговорила я. – Могу я узнать, как вас зовут?

- Разумеется, - хихикнула монахиня. – Сестра Мэри Элизабет. Но вы знаете меня как мадам Мариголд.

Я застыла в процессе усаживания пятой точки в кресло, окинула сестру взглядом и наконец-то уселась.

- Вы мадам Мариголд?

Она терпеливо улыбнулась и кивнула.

- Я представляла себе вас совсем иначе. – Я сделала огромный глоток. У меня в голове стоял образ повернутой на эзотерике барышни с фенечками, картами Таро и аромамаслами. Мадам Мариголд – та самая хозяйка сайта об ангелах и демонах. Начнем с того, что меня до глубины души поражал тот факт, что она вообще в курсе, как создать веб-сайт.

вернуться

24

Геттисбергская речь Авраама Линкольна — одна из известнейших речей в истории США, которую президент произнёс 19 ноября 1863 года на открытии Национального солдатского кладбища в Геттисберге, штат Пенсильвания. Известна как одно из самых великих воплощений ораторского искусства. Полный текст Геттисбергской речи высечен на пьедестале памятника Линкольну в Вашингтоне.

вернуться

25

«Улица Сезам» (Sesame Street) — международная детская телевизионная образовательная программа, которая впервые вышла в эфир крупнейшей американской некоммерческой сети PBS 11 ноября 1969 года.

вернуться

26

Милтон Берл (1908 – 2002) – американский комик и актер.

38
{"b":"256808","o":1}