ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 15

Если с первого раза не получилось,

то прыжки с парашютом явно не для тебя.

Наклейка на бампер

Из-за визита к Ким все еще болело в груди, когда я подъехала к давно отжившему свой срок дому на колесах и постучала в ржавую дверь. Корона оказалась крошечной деревушкой, уютно примостившейся в живописных горах на юго-востоке Нью-Мексико. Население составляло меньше двухсот человек, но Корона обладала очарованием, присущим маленьким городкам. Дорога от Альбукерке занимала добрых два часа, поэтому мне пришлось протрястись в машине чуть больше часа. 

Дверь открыл мрачный мужчина. По моим подсчетам, он был последним в списке Рейеса. И звали его Фарли Скэнлон.

Хорошо сложенный, пара седых прядей в каштановых волосах до плеч, длинные усы и эспаньолка, на шее – кожаный шнурок с серебряным кулоном. Фарли был одним из тех мужчин, которым уже стукнуло за пятьдесят, но выглядят они на свой возраст только вблизи.

- Привет, - поздоровалась я, когда он уставился на меня вопросительным взглядом, хотя выражение его лица ни на йоту не изменилось. Я заметила охотничьи принадлежности на задней стене затрапезного трейлера. – Меня зовут Шарлотта Дэвидсон. – Пришлось вытащить удостоверение, потому что он не был похож на того, кто верит на слово. – Я частный детектив. Разыскиваю без вести пропавших людей.

Несколько долгих секунд Фарли изучал удостоверение, а затем наградил меня уже знакомым тяжелым взглядом.

- Ну, я никого не убивал, если речь об этом. – На небритом лице появился намек на улыбку.

- Приятно слышать, - улыбнулась я и секунду помолчала, чтобы дать ему время привыкнуть к ситуации. – К сожалению, есть множество других причин, по которым человек с вашей репутацией может загреметь за решетку.

Он по-прежнему спокойно дышал, взгляд оставался таким же тяжелым. Однако эмоции, ураганом налетевшие на меня, представляли собой зловещую смесь ярости и страха, и мне стало интересно, что из этой пары было вызвано мной. Наверное, было бы слишком самонадеянно считать, что он меня боится.

Вытащив блокнот, я начала якобы делать пометки в списке его преступлений, которые буквально высосала из пальца.

- Итак, у нас тут несколько месяцев за учинение препятствий правосудию. Три года за хранение и сбыт наркотических средств. Десять лет за укрывательство преступника, признанного виновным в убийстве. – Я подалась вперед и широко улыбнулась: – И это если у судьи будет хорошее настроение.

Фарли показался мне вполне способным на укрывательство, так что я рискнула и пальнула наугад. И он, кстати, не возражал.

- Какого хрена тебе надо? – рявкнул он, отодвигаясь от меня.

- Минуточку, - сказала я, подняв палец, и продолжила читать: - Еще девять месяцев за пособничество, но хороший адвокат, наверное, сумеет добиться внесения в этот срок того времени, что вы проведете в КПЗ от начала суда, если вы понимаете, о чем я. – Я фыркнула для убедительности.

Ярость взяла верх над страхом.

Закрыв блокнот, я смотрела ему в глаза не меньше двадцати секунд. Он молчал, с силой стиснув челюсти.

- Вот что я вам предлагаю, - начала я, и он еще немного отодвинулся, явно горя желанием оказаться от меня подальше. – Перед тем, как позвонить в полицию и вас арестуют по всем упомянутым обвинениям, не отходя от кассы, я дам вам один-единственный шанс сказать мне, где находится Эрл Уокер. – На самом деле я не могла организовать арест, но надеялась, что он об этом не догадывается.

Меня обдало таким мощным, таким ощутимым шоком, как будто я только что саданула по физиономии Фарли левым хуком. Было ясно как божий день: он никак не ожидал, что в разговоре всплывет имя Эрла Уокера. Однако его реакция диктовалась вовсе не тем, что он счел меня спятившей маразматичкой. Его поразило, что я в курсе. И я с легкостью почувствовала, что он виновен. Все равно что увидеть красное пятно в океане желтого цвета.

- У меня нет времени на это дерьмо, - процедил он и приготовился пройти мимо меня.

Я уперлась руками с обеих сторон от двери, преграждая ему путь.

Фарли насмешливо уставился на меня:

- Серьезно, дорогуша? Хочешь со мной потягаться? – Когда я только пожала плечами, он вздохнул и сказал: - Эрл Уокер умер десять лет назад. Сама проверь.

- Ладно, два шанса, но это мое последнее предложение. – Я погрозила ему пальцем. Пусть знает, с кем связался.

- Барышня, он мертв. Спроси его сына, - добавил он со всезнающей ухмылкой. – Пацан уже десять лет сидит за то, что укокошил его. И ни ты, ни закон ничего с этим поделать не можете.

- Послушайте, я здесь не для того, чтобы создавать вам проблемы. – Я подняла руки ладонями вверх в знак мира, любви и доброй воли. – Мы с вами оба знаем, что Эрл Уокер не мертвее тараканов, которые еженощно прогуливаются по вашей кухне. – Брови Фарли сошлись на переносице, и я продолжила, беззаботно пожав плечами: - В этом нет вашей вины. Никто и никогда не узнает вашего имени. Скажите мне, где он, и больше никогда меня не увидите. – За ложь меня однозначно сошлют в ад, потому что всеми фибрами души я желала видеть, как этот человек сгниет в тюрьме.

Рот Фарли превратился в мрачную линию, когда он вытащил охотничий нож, которым гордился бы даже Рэмбо, и принялся чистить ногти концом лезвия. Можно подумать, Рэмбо нуждался в маникюре. Однако маневр произвел впечатление. Первым делом я подумала о том, как будет больно, когда этот нож вонзится мне в живот, легко разрежет мышечную ткань и проткнет яичники, которыми я вряд ли когда-нибудь воспользуюсь для продолжения рода. Фарли посмотрел мимо меня и замер. Затем с неохотой человека, забывшего принять «Виагру» перед еженедельным визитом к любимой проститутке, засунул нож обратно в ножны.

Должно быть, он заметил Гаррета, припарковавшегося неподалеку, но я не осмелилась отвести взгляд, чтобы узнать наверняка. Фарли протянул руку и схватил куртку.

- Мне больше нечего сказать.

- Потому что вы большой и толстый лжец? – спросила я. Вопрос был справедливым, потому что я только что выяснила без тени сомнения: ублюдок вселенских масштабов по имени Эрл Уокер жив.

Фарли чуть не задохнулся от злости. Наверное, ему не нравится, когда его называют толстым. Я рассмеялась, но только мысленно, потому что не была законченной идиоткой. Внешне же только подняла брови и ждала ответа.

- Нет. Потому что Эрл Уокер мертв.

- Может быть, - понимающе кивнула я. – А может быть, вы все-таки большой и толстый лжец.

Свободная рука Фарли сжалась в кулак с такой силой, что побелели суставы, однако его лицо оставалось бесстрастным. Учитывая обстоятельства, держался он молодцом. Наверное, часто играет в покер.

- У меня встреча, - сказал он и прошел мимо меня, невзирая на то, что я преграждала ему путь. В отчаянной попытке продемонстрировать свою мужественность он больно ударил меня плечом и пошел к своему грузовику.

Я крикнула ему вслед:

- Еженедельное собрание «Анонимных больших и толстых лжецов»? – Тишина. Забравшись в машину, Фарли громко захлопнул дверь, но стекло было опущено, и я попробовала достать его еще раз. Просто потому, что была такая возможность. – Или едете сыграть в бридж в Клубе больших и толстых лжецов? – Когда двигатель с ревом завелся, Фарли бросил на меня яростный взгляд. – А может, это чайная церемония в узком кругу больших и толстых лжецов? – Грузовик медленно двинулся, и я проорала напоследок: - Не забудьте оттопырить мизинец! – На чаепитиях всегда ужасно нудно.

Когда Фарли исчез из поля зрения, я взглянула на Гаррета. Он стоял, прислонившись спиной к своей машине и скрестив ноги. В этот раз я была рада, что он поблизости, но ни за что не собиралась ему об этом сообщать. Забравшись в Развалюху, я позвонила Куки.

- Ты еще жива? – спросила она.

44
{"b":"256808","o":1}